Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Космогонические мифы Древней Индии

Содержание материала

Мифы о сотворении мира в
Ведийской мифологии

Упорядочивание и структуризацию многочисленных космогонических мифов индийской мифологии возможно производить исходя из хронологии их написания: от вед, брахманов и упанишад до пуран, а также на основе эволюционного и логического принципов, которые позволяют проследить последовательное возникновение стихий, миров, одушевленных существ и человека, а также интегрировать и обобщать повторяющиеся, схожие по содержанию мифы.

I. Первичное творение 

1. Дьяус-бог Неба и Притхиви – богиня Земли

Дьяус и Притхиви, Небо и Земля, муж и жена, всеобщие родители, создатели богов и всего живого.

К Небу и Земле (Ригведа I, 185).
1 Которая из них двух — находящаяся впереди, которая последующая?
Как родились они, о поэты? Кто знает это точно?
Двое несут сами все, что (имеет) имя.
Две половины суток вращаются, словно колеса.

2 Двое недвижущихся, лишенных ног, получили
Обильного зародыша, движущегося, имеющего ноги,
Словно родного сына, в лоне родителей.
О Небо и Земля, защитите нас от ужаса!
***
6 Два широких, высоких сидения именем закона
Я призываю двух прародительниц, с помощью богов,
Двух прекрасноликих, которые получили бессмертие.
О Небо и Земля, защитите нас от ужаса!
Перевод Т.Я. Елизаренковой

Многие гимны и мифы, посвященные происхождению мира были представлены в заключительной, X части (мандале) древнейшей из вед «Ригведы» (1700 – 1100 до н. э). В них еще сохранились тотемические мотивы и анимистические черты более древних мифов с их архаическими культами природных явлений и обожествлением непостижимых сил, стихий и животных.

2. Творение Бытия из Небытия на основе Единого

В 129 гимне X части приводится знаменитая Песнь творения, космогонический миф, повествующий о самопроизвольном возникновении мира без воли бога-творца. В начале все было погружено в мрак и неразличимую, бездонную водную пучину, не было ни сущего (Сат), ни не-сущего (Асат), ни воздуха, ни небосвода, не было ни дня - ни ночи, ни богов – ни людей. Не было никаких разделений и оппозиций, но все колебалось туда-сюда. Однако это не был сплошной, разрушительный хаос, в его глубинах и над ним существовало Нечто Одно, оболочкой которой служила пустота, Единое (тад экам), некий свернутый порядок в котором была заключена сила развития. Здесь впервые утверждается монистический принцип существования и развития: «Дышало, не колебля воздуха, по своему закону Нечто Одно. И не было ничего другого, кроме него».
Именно Единое или существующий вечно Абсолют определяет возникновение сущего из не-сущего, рождение Бытия из Небытия. В данном космогоническом мифе впервые была задана порождающая матрица творчества и развития: Абсолют (тад экам), Бытие (сат) – Небытие (асат), которая обеспечивает развертывание скрытого, имплицитного порядка, преобразующего Хаоса в Космос.
Пробуждения и развертывания Единого и порождение пребывающего в пустоте жизненного начала было вызвано жаром желания. «Но на него снизошло вожделение, и стало оно первым семенем мысли». Сущее было открыто в не-сущем, а между ними протянут шнур, связавший противоположности в единое целое. После этого сотворенный мир породил богов. При этом авторы мифа без устали задают вопросы о создании мироздания, которые группируются вокруг самого главного: «Откуда это творение возникло, Было ли оно создано или же нет?»

Песнь творения (Ригведа х. 129)

В Едином и Изначальном не было ни Сата, ни Асата. Не было и воздушного пространства с широко распростершимся сводом между ними. Что же тогда все покрывало? Что перемещалось туда и сюда? Где? Под чьей защитой? Что за вода была, — бездонная, глубокая?
Не было тогда ни смерти, ни бессмертия. Не было ничего, что отличало бы день от ночи. Единое, никем не одухотворенное, не колебля воздуха, дышало по собственному закону, и не было ничего иного, кроме него. Вначале мрак был сокрыт мраком. Единственное жизненное начало было порождено силой жара в пустоте и в ней пребывало.
Но на него снизошло вожделение, и стало оно первым семенем мысли. Происхождение Сата из Асата открыли мудрецы, обратившись мыслью к сердцу своему. И отделили они Сат от Асата, протянув между ними шнур. Где же был низ, а где верх? Что было оплодотворено и что возросло? Рывок внизу, насыщение — наверху.
Кому ведома тайна происхождения и кто ее провозгласит? Откуда это творение? Сотворенный мир породил богов. Но кто же знает, откуда и как он возник? Само или нет возникло это творение? Было или не было оно сотворено? Знает лишь Всезрящий на высшем небе. Или это неведомо и ему?
А. И. Немировский

***
1 Не было не-сущего, и не было сущего тогда.
Не было ни воздуха, ни небосвода, за его пределами.
Что двигалось туда-сюда? Где? Под чьей защитой?
Что за вода была бездонная, глубока?

2 Не было ни смерти, ни бессмертия тогда.
Не было ни признака дня (или) ночи.
Дышало, не колебля воздуха, по своему закону Нечто Одно,
И не было ничего другого, кроме него.

3 Мрак был сокрыт мраком в начале.
Неразличимая пучина – все это.
То жизнедеятельное, что было заключено в пустоту.
Оно Одно было порождено силой жара!

4 В начале на него нашло желание,
Что было первым семенем мысли.
Происхождение сущего в не-сущем открыли
Мудрецы размышлением, ища в сердце (своем).

5 Поперек был протянут их шнур
Был ли низ? Был ли верх?
Оплодотворители были. Силы увеличения были.
Порыв внизу. Удовлетворение наверху.

6 Кто воистину знает, кто здесь провозгласит.
Откуда родилось, откуда это творение?
Далее боги (появились) посредством сотворения этого (мира).
Так кто же знает, откуда он возник?

7 Откуда это творение возникло,
Было ли оно создано или же нет –
Кто надзирает за этим (миром) на высшем небе.
Только он знает или же не знает.
Перевод Т.Я. Елизаренковой

3. Космический жар как творческий принцип

В 190 гимне Ригведы порождающим космогоническим принципом объявляется Космический жар (tapas), а на личностном уровне религиозный пыл, творческий экстаз, страсть и аскеза. Именно творческая энергия воспламенившегося жара порождает закон и истину, ночь и волнующийся океан. В данном гимне делается попытка определить временной порядок и эволюционные этапы творения. Из сотворенного волнующегося океана рождается время, распределяющее дни и ночи и властвующее над живыми существами (того, что моргает). Бог-творец Дхатар («установитель»), который скорее является абстрактным божеством, олицетворяющим творческую силу природы, последовательно создает Солнце и Луну, небо, землю, воздушное пространство и затем свет.


Космический жар (Р. X, 190).

1 Закон и истина родились
Из воспламенившегося жара.
Из него родилась ночь,
Из него – волнующийся океан.

2 Из волнующегося океана
Родился год.
Распределяющий дни и ночи,
Владыка всего, что моргает.

3 Солнце-и-луну Дхатар
Последовательно установил по порядку,
И небо, и землю,
И воздушное пространство, затем свет.

4. Богиня Священной Речи – Вач как космогоническая сила

В 125 гимне Ригведы в качестве трансцендентного творческого принципа, космогонической силы сопровождающей и превышающей всех богов, выступает богиня Священной Речи Вач.
Богиня Вач - персонификация единого абстрактного принципа, который пронизывает собой все мироздание, пропитывает небо и землю и проявляется в обличье самых различных богов. Она дает силу жизни всем существам, оживляет и наполняет смыслом все их действия, она создает сокровища, наделяет могуществом достойных и рождает верховного бога, «отца на вершине этого мира».

К Священной Речи – Вач (X, 125).

1 Я двигаюсь с Рудрами, с Васу,
Я – с Адитьями и со Всеми-Богами.
Я несу обоих; Митру и Варуну,
Я – Индру и Агни, я – обоих Ашвинов.

2 Я несу сому, бьющего через край,
Я – Тваштара, а также Пушана, Бхагу.
Я создаю богатство возливающему жертвенный напиток,
Очень ревностному жертвователю, выжимающему (сому).

3 Я – повелительница, собирательница сокровищ,
Сведущая, первая из достойных жертв.
Меня такую распределили боги по многим местам,
(Меня,) имеющую много пристанищ, дающую многому войти (в жизнь).

4 Благодаря мне ест пищу тот, кто смотрит,
Кто дышит и кто слышит сказанное.
Не отдавая себе отчета, они живут мною,
Внимай, о прославленный, глаголю тебе достойное веры!

5 Я ведь сама глаголю то,
(Что) радует богов и людей.
Кого возлюблю, того делаю могучим,
Того – брахманом, того – риши, того – мудрым.

6 Я натягиваю лук для Рудры,
Чтобы (его) стрела убила ненавистника священного слова.
Я вызываю состязание среди народа.
Я пропитала (собой) небо и землю.

7 Я рождаю отца на вершине этого (мира)
Мое лоно в водах, в океане.
Оттуда расхожусь я по всем существам
И касаюсь теменем того неба.

8 Я ведь вею, как ветер,
Охватывая все миры:
По ту сторону неба, по ту сторону этой земли –
Такая стала я величием.


2. Варуна

Варуна скорее не бог-творец, но царь всего мироздания, бог вседержатель и правитель, по велению которого отдельно существуют Земля и Небо, светит солнце, текут реки и даже действуют все боги.

VIII, 41. К Варуне
7 Кто на них лежит, (как) покров,
(Озирая) все рождения этих (богов),
Охватывая кругом все (их) установления, –
Перед (этим) Варуной в (его) обители
Все боги (следуют его) завету.
Пусть лопнут все ничтожные другие!

 Однако, в некоторых гимнах Ригведы пишется, что он укрепил отдельно два мира, небосвод и землю и создал солнце. Между ними он протянул воздушное пространство, растянул Землю как шкуру, разостлал ее как ковер под Солнцем и выпустил потоки рек, впадающие в море. Варуна оживил все миры, дав скакунам волю к победе, молоко коровам, вдохновение сердцам и сому горам. 

V, 85. К Варуне

1 Вседержителю вознесу я возвышенную, глубокую
Молитву, приятную прославленному Варуне,
Который, как заклатель – шкуру, разбил
Землю, чтобы разостлать ее под солнцем.

2 Среди деревьев протянул он воздух,
Волю к победе Варуна (вложил) в скакунов, молоко - в коров.
Вдохновение – в сердца, Агни – в воды,
Солнце поместил на небо, сому – на гору.

3 Бочку с отверстием внизу Варуна
Вылил на оба мира (и) в воздушное пространство,
Ею царь всего мироздания,
Как дождь – хлеба, орошает почву. 

VII, 86. К Варуне

1 Только могуществом того мудры поколения,
Кто укрепил отдельно два мира, как ни велики (они).
Высоко вверх протолкнул он небосвод,
А также светило и разостлал землю.

В то же время Варуна, храня космический закон рита, создает в соответствии с ним само творение, пролагает могучие русла для течения времени и творит золотые качели, на которых осуществляет свое вечное движение утреннее и вечернее Солнце.

VII, 87. К Варуне

1 Варуна проложил пути солнцу.
Он вы(пустил) потоки рек, впадающих в море,
Словно скаковых кобылиц, (чей) бег отпущен, (он,) соблюдающий закон.
Он создал могучие русла для (течения) дней.

5 Три неба покоятся в нем,
Три земли, находящиеся ниже, образующие шестерки.
Искусный царь Варуна сотворил себе на небе
Эти золотые качели для блеска.


Кроме этого, Варуна знает тайные имена, сокровенные слова и значит, обладает тайной поэтического творчества. Он является поэтом, в нем сконцентрированы и укреплены все поэтические силы. При этом, фраза «скрытые, тайные имена коров» раскрывает связь с Богиней Речи, так как понятие «корова» в Ригведе символизирует священные слова и гимны.

VIII, 41. К Варуне

5 Кто поддерживатель существ,
Кто знает скрытые
Тайные имена коров,
Тот поэт, многие поэтические силы
Приводит к расцвету, как небо – (свою) красоту.
Пусть лопнут все ничтожные другие!

6 В ком укреплены все поэтические силы,
Словно ступица в колесе –
(Этого) Триту ревностно почитайте!
Словно коровы в загоне, – для объединения,
Для единения они запрягли себе коней.
Пусть лопнут все ничтожные другие!

 

3. Индра

Созидающая мощь и подвиги Индры

Индра выступает как творец и творческий закон, как «господин всего, что движется и дышит», как обладатель великой мужской силы, которая управляет землей и небом, богами, самой жизнью и всем сущим.

Ригведа, I, 101. К Индре

3 От чьей великой мужской силы (зависят) небо и земля,
В чьем обете – Варуна, в чьем – Сурья,
Индра, чьему обету следуют реки, – (его,)
Сопровождаемого Марутами мы зовем для дружбы!

I, 103. К Индре

1 Та твоя высшая суть Индры очень далеко,
Некогда ее удерживали (в своей власти) поэты.
На земле здесь одно, на небе другое от нее.
(Все это) сливается вместе, как свет.

5 Взгляните же на этот полный его расцвет!
Поверьте в героическую силу Индры!
Он нашел коров, он нашел коней,
Он – растения, он – воды, он – деревья.

X, 89. К Индре

10 Индра повелевает небом, Индра – землей,
Индра – водами, Индра – также горами,
Индра – сильными, Индра – также мудрыми.
Индру надо призывать в мире и в походе – Индру.

11 Индра выступает над ночами, возросший вы(ступает) над днями,
Он вы(ступает) над воздушным пространством, вы(ступает) над областью океана,
Вы(ступает) над протяженностью ветра, вы(ступает) над краем земли,
Вы(ступает) над реками, вы(ступает) над поселениями.

12 Пусть, как символ ярко пылающей Ушас,
Устремиться твой ненасытный выстрел, о Индра!
Как камень, брошенный с неба, порази
Друзей-обманщиков раскаленным оружием!

13 (Ему,) в самом деле, под(чинились) месяцы, под(чинились) и леса,
Под(чинились) растения, под(чинились) горы,
Под(чинились) охотно Индре две половины вселенной,
Под(чинились воды, когда он родился. 

Индра предстает могучей творческой силой, которая силой духа и вдохновением, вызванным сомой, разрушает мрак и хаос и порождает свет, жизнь, поэтическое творчество и культуру. Все свои подвиги он совершает в состоянии творческого опьянения, вызванного обильным потреблением сомы, которая укрепляет силы, вводит в возвышенное состояние и не имеет ничего общего с хмельными напитками.

Бог Индра был рожден от Неба и Земли и сразу разъединил их, создав воздушное пространство и солнце. Он укрепил высокое небо, удержал и расширил землю, сделав воздушное пространство обиталищем богов.
Атмосфера стала обиталищем Индры и других богов.

Ригведа, II, 15. К Индре

2. Без балок он укрепил высокое небо.
Он наполнил два мира, воздушное пространство.
Он удержал землю и расширил (ее).
В опьянении сомой Индра совершил эти (подвиги).

3. Он измерил мерами устремленные вперед (горы), словно (жертвенное) сиденье.
Ваджрой он пробил русла рек.
Он пустил (воды) весело течь по (их) долгобегущим путям.
В опьянении сомой Индра совершил эти (подвиги).

В другом гимне пишется, что сам Индра породил Небо и Землю, хотя скорее он просто разъединил их, пребывающих до этого в нерасчлененном единстве.

IV, 56. К Небу и Земле

3 Тот был мастером среди существ,
Кто породил эти Небо и Землю.
Два широких, глубоких пространства, хорошо установленных.
Силой воздвиг мудрый (в том месте), где нет опоры.

Следуя циклическому характеру времени, многие гимны Ригведы повторяются, прибавляя при этом какое-то новое существенное содержание. Так Индра предстает то как мировое дерево, как ось земли, вокруг которой как колеса колесницы вращаются миры, то как солярное божество Сурья, который уничтожает черный мрак своим блеском.

X, 89. К Индре

1 Индру я хочу прославить как самого мужественного, кто своей величиной
Раздвинул светлые пространства, раз(двинул) края земли,
Кто как поддерживатель народов (своими) размерами заполнил (вселенную),
Величиной выступая над реками.

2 Этот Сурья (охватил) кругом широкие просторы.
Пусть Индра поворачивает его, как колеса колесницы,
(Этого) неостанавливающегося, словно деятельный поток.
Черный мрак он убил (своим) блеском.

3 Я хочу исполнить для него не сворачивающее с пути совместное
Священное слово, не имеющее равных на земле (и) на небе, новое.
Индра, который всегда разглядывает родство чужого,
Как спины (лошадей), не оставляет друга в беде.

4 Для Индры я гоню хвалебные песни – воды,
Вытекающие непрерывным потоком со дня океана,
(Для того,) кто (своими) силами установил врозь
Небо и землю, словно колеса с помощью оси.

Кроме этого Индра представляется не только как творец мира и могучий воин, но и как творческий деятель, мастер, обладающий тысячей замыслов и сотней уловок.

I, 100. К Индре

12. Этот носитель дубины, убийца дасью, страшный, ужасный,
Мастер с тысячью замыслов, сотней уловок,
Силой, словно сок сомы, почитаемый среди пяти народов,-
Сопровождаемый Марутами да будет нам Индра в помощь!

В более позднем гимне разделение Неба и Земли и укрепление широкого небесного свода объединяется с победой над Вритрой, которого он съедает как бог огня Агни уничтожает сухую пищу.

X, 113. К Индре

1 Это его неистовство поддержали единодушные
Небо-и-Земля вместе со всеми богами.
Когда он отправился, создавая себе величие, свойственное Индре,
Обладатель силы духа возрос, выпив сомы.

2 Это его величие (своей) силой (укрепил) Вишну,
Заставив струиться стебель сомы. Он переполнен медом.
Индра, щедрый, со (своими) спутниками-богами
Убивший Вритру, стал избранным.

3 Когда ты, неся оружие, с Вритрой-змеем
Столкнулся, чтобы бороться, чтобы снискать хвалу,
Тогда все Маруты вместе по своему почину
Усилили, о грозный, величие, свойственное Индре.

4 Едва родившись, он оттеснил противников.
Герой смотрел вперед навстречу подвигу мужества, радости битвы.
Он расколол скалу, выпустил течь потоки,
Он искусно укрепил широкий небосвод.

5 Тут Индра овладел полностью (своими) силами.
Он еще дальше протолкнул Небо-и-Землю.
Дерзкий, он метнул вниз железную ваджру
На благо тому, кто поклоняется Митре (и) Варуне.

6 Тут перед силами Индры, переполненного (сомой),
Перед яростью разбушевавшегося разбежались они,
Когда грозный мощно разрубил Вритру,
Державшего воды, окруженного мраком.

7 Эти двое встретились, состязаясь в величии
(Из-за тех) подвигов, которые первыми предстояло совершить.
Густой мрак окутал убитого.
Индра благодаря (своему) величию приобрел право на первый призыв.

8 Все боги тогда твои бычьи силы
Укрепили красноречием, вызванным сомой.
Змея Вритру, поверженного ударом Индры,
Тот сожрал, как Агни (своими) клыками – сухую пищу.

 

Миф о вторичном творении

Миф о «вторичном творении» основывается на архетипичной борьбе и победе Индры над силами разрушения, мрака и хаоса, олицетворяемых Вритрой и реже Валой. Вритра (от санскр. vrta препятствие, затвор, преграда) который изображался как демон-дракон с телом змеи и тремя головами, персонифицировал косное начало, первозданный, пре-пятствующий творению хаос, Торжество победы Индры над Вритрой, которая несет в себе космогонический символизм, отражается во многих гимнах Ригведы. 

Змей Вритра растянулся, погруженный в глубочайший сон, на изначальной горе, высящейся посреди космических вод. Индра обрушивается на Вритру со всей своей победоносной мощью и своей «громовой стрелой», ваджрой убивает дракона, расчленяет его на части рассекает гору и освобождает все, что было в ней заперто. 

IV, 19. К Индре

3 Ненасытного раскинувшегося змея,
Которого нельзя будить, беспробудно спавшего, о Индра,
Разлегшегося через семь потоков,
Ты разбил ваджрой по бессуставью.

4 Он сотряс мощно землю, основание,
Словно ветер – воду, Индра (своими) силами.
Твердыни сдавил он, играя силой.
Он отсек вершины гор.

5 Словно женщины (в родах), они раскрыли (свою) утробу,
Словно колесницы, сразу двинулись скалы.
Ты утишил текущие сквозь (горы воды), удержал (их) волны.
Ты пустил течь, о Индра, замкнутые реки.

6 Великую всенасыщающую переливающуюся стремнину
Для Турвити (и) Вайи ты остановил.
С поклонением (встала) движущаяся стихия.
Ты сделал реки, о Индра, легко проходимыми.

7 (Он сделал набухшими) незамужних, резвых, словно ручьи,
Сделал набухшими юных жен, знающих закон, исчезающих.
Он наполнил (влагой) жаждущие пустыни (и) поля.
Индра подоил яловых коров, хороших жен в доме (для него).

8 Много прославленных зорь и осеней
Он пускал течь реки, убив Вритру.
Перекрытые, сдавленные струи
Отворил Индра, чтобы текли по земле. 

Освобождение небесных вод

Наиболее подробно и полно победа Индры над Виртрой представлена в гимне К Индре, Ригведа, I, 32. В данном космогоническом мифе Индра представлен как демиург, который укрепил землю и небо, создал воздушное пространство, породил солнце, небо, утреннюю зарю. В данном мифе описывается как укрепленный и вдохновленный сомой, Индра убил змея своей ваджрой, выкованной Тваштаром, освободил воды и стадо мычащих небесных коров, перехитрил хитрости хитрецов и породил солнце, небо, утреннюю зарю.
Из разломанной горы-холма вырвались мировые воды, которые низвергнулись к морю «как мычащие коровы». Индра пробуравил всенасыщающие русла рек, которые вырвались на волю и потекли с вершины горы в разных направлениях.

Ригведа, 1.32. К Индре

1 Индры героические деяния сейчас я хочу провозгласить:
Те первые, что совершил громовержец,
Он убил змея, он просверлил (русла) вод,
Он рассек недра гор.

2 Он убил, змея, покоившегося на горе.
Тваштар ему выточил шумную дубину.
Как мычащие коровы, устремившись (к телятам),
Прямо к морю сбегают воды.

3 Разъяренный, как бык, он выбрал себе сому,
Он напился (сомы), выжатого в трех сосудах.
Щедрый схватил метательный снаряд – ваджру.
Он убил его, перворожденного из змеев.

4 Когда ты, Индра, убил перворожденного из змеев
И перехитрил хитрости хитрецов,
И породил солнце, небо, утреннюю зарю,
С тех пор ты уже в самом деле не находил противника.

5 Он убил Вритру, самого (страшного) врага, бесплечего,
Индра – дубиной, великим оружием.
Как ветви топором обрубленные,
Змей лежит, прильнув к земле.

6 Как плохой боец в пьяном угаре он вызвал
Великого героя, покоряющего силой, пьющего выжимки сомы.
Он не выдержал натиска его оружия:
Безликий от пролома, он раздавлен – тот, кому Индра враг.

7 Безногий, безрукий боролся он против Индры.
Тот ударил его дубиной по спине.
Вол, хотевший стать противником быка,
Вритра лежал, разбросанный по разным местам.

8 Через (него), безжизненно лежащего, как раскрошенный тростник,
Текут вздымаясь воды Ману.
(Те,) кого Вритра (некогда) с силой сковывал,
У их ног лежал теперь змей.

9 Поникла жизненная сила у той, чей сын – Вритра.
Индра сбросил на нее смертельное оружие.
Сверху – родительница, внизу был сын.
Дану лежит, как корова с теленком.

10 Среди неостанавливающихся, неуспокаивающихся
Водяных дорожек скрыто тело.
Воды текут через тайное место Вритры.
В долгий мрак погрузился тот, кому Индра враг.

11 Жены Дасы, охраняемые змеем, – воды
Стояли скованные, как коровы (спрятанные) Пани.
Проход для вод, который был заткнут, –
Он открыл ему, убив Вритру.

12 В конский волос превратился ты, о Индра, в тот миг,
Когда он дал тебе по клыку. Единый бог,
Ты завоевал коров, ты завоевал сому, о герой!
Ты выпустил для бега семь потоков.

13 Не помогли ему ни молния, ни гром,
Ни тот туман, что он раскинул, ни град.
Когда Индра и змей сражались,
На (все) будущие времена победил щедрый.

14 Какого мстителя за змея увидел ты, о Индра,
Что в сердце к тебе, убийце, проник страх,
Когда девяносто и девять потоков
Ты пересекал, как испуганный орел – пространства?

15 Индра – царь движущегося (и) отдыхающего,
Безрогого и рогатого, громовержец.
Это он как царь правит народами.
Как обод – спицы (колеса), он охватил их (всех).

Космогонический миф 1.32. К Индре совершенно естественно повторялся, обрастая различными подробностями в многочисленных гимнах Ригведы. Так как согласно циклическому пониманию времени творение было лишено эволюционного развития, а могло повторятся бесконечное число раз.

I, 52. К Индре

5 В то время как он сражался в опьянении этим (сомой), навстречу его внезапному действию
Помчались подкрепления, как быстрые (воды) – в низину,
Когда Индра-громовержец, дерзая (все больше) от напитка сомы,
Проломил преграды Валы, словно Трита.

6 Его охватывает жар. Сила (его) возбуждена.
Запрудив воды, (тот) лежал на дне пространства,
Когда Вритру, которого трудно схватить в стремнине,
Ты, Индра, ударил громом по челюстям.

7 Ведь, как волны – озеро, тебя наполняют молитвы,
Которые для тебя, о Индра, усиления.
Это Тваштар увеличил свойственную тебе мощь:
Он выточил (тебе) дубину победной силы.

8 О собравшийся с силой духа Индра, убив с помощью буланых (коней)
Вритру, (и) создавая для человека выход водам,
Ты держал в руках железную дубину.
Ты укрепил на небе солнце, чтобы (его) видели.

9 Возвышенно, наделено собственным блеском, грозно, достойно гимна то, что
(Боги) в страхе совершили восхождение на небо,
Когда, (словно) борющиеся за награду люди, подкрепления (Индры) –
Маруты, сопровождающие господина, приветствовали в небе Индру.

10 Само грозное небо из-за рева этого змея
Отступило от страха, когда твоя ваджра, о Индра,
В опьянении выжатым (сомой) с силой разрубила голову
Вритры, угнетавшего оба мира.

11 Так как, о Индра, земля (увеличилась) в десять раз,
(И) все дни распространялись народы,
То твоя знаменитая сила, о щедрый,
Мощью (и) разрушительностью (стала) равной небу.

12 По ту сторону (видимого) пространства, неба
Ты, о сильный по своей природе, (приходящий) на помощь, о дерзкий мыслью,
Сделал землю противовесом (своей) силы.
Охватывая воды, солнце, ты идешь на небо.

13 Ты стал противовесом земли.
Ты стал господином высокого (неба) с великими героями.
Все воздушное пространство ты заполнил (своим) величием.
Ведь поистине никто другой не равен тебе.

14 (Он,) чьей протяженности не до(стигают) небо и земля,
Как реки не достигают конца (видимого) пространства -
Тем более не (сравниться) с (его) собственным внезапным действом, когда он сражается в опьянении (сомой!)
Один последовательно совершил все остальное.

15 Пели тут Маруты в этом сражении,
Все боги ликовали при виде тебя,
Когда зазубренной дубиной, о Индра,
Ты ударил Вритру по пасти.

В следующем гимне победа на Витрой знаменует начало творения мира. Повергнув змея, он силой, рывком укрепил твердую основу неба и земли, а также твердыню незыблемого пространства, установил солнце и освободил воды.

I, 56. К Индре

1 Этот Индра (двигал) вперед, (опускал) вниз; поднимал вверх
Множество чаш этого (сомы), словно жеребец-кобылу, (он)- возбужденный.
Для величия он дает себе выпить силу действия (сомы),
Повернув сюда золотистую колесницу с упряжкой буланых (коней), искусную.

2 К нему спешат хвалы, поклоняясь, принося полноту богатства,
Вожделея добычи, как (реки) – в совместном течении к океану.
Поднимись же к господину силы действия (и) жертвенного собрания с силой,
С блеском, как стремящиеся (к соме) – на гору!

3 Он – победитель, великий в деле мужества, (даже) без пыли (сражений).
Словно вершина горы, сверкает пылом (его) мощь неистовая,
Благодаря которой железная (дубина) в опьянении,
Успокоила в колодке колдовского Шушну среди союзников.

4 Если божественная сила, возросшая благодаря тебе, для поддержки,
Как Сурья за Ушас, следует за Индрой,
Который с отважной мощью прогоняет мрак,
Он высоко поднимает пыль, издавая боевой клич.

5 Когда ты растянул твердую основу – незыблемое пространство,
Ты установил (ее) на столпах неба – рывком.
Когда в борьбе за солнце в опьянении, в радостном возбуждении ты, о Индра, убил Вритру, ты выпустил поток вод.

6 Ты с силой укрепил твердую основу неба
(И) земли, о Индра, на (их) местах, (ты) великий.
Ты в опьянении выжатым (сомой) пустил течь воды.
Ты пробил насквозь челюсти (?) Вритры.

X, 89. К Индре
7 Он убил Вритру, как топор (рубит) деревья.
Он проломил крепости, также как пробуравил русла рек.
Он расколол гору, совсем как новый горшок.
Индра со своим союзниками загнал скот.

II. 11. . К Индре
2 Ты выпустил, о Индра, великие (реки), которые сделал набухшими,
Многочисленные запруженные змеем, о герой.
Дасу, возомнившего себя даже бессмертным,
Ты изрубил, подкрепившись гимнами.

5 В тайне находящегося, тайно затаенного в водах,
Скрытно живущего, колдовского змея,
Перекрывшего воды и небо,
Ты убил, о герой, (своею) героической силой.

9 Индра столкнул колдовского Вритру,
Лежавшего на великой реке.
Задрожали два мира, испуганные
Ревущей ваджрой этого быка.

10 Громко зарычала дубина этого быка (о том,)
Что, действуя в пользу человека, надо уничтожить нечеловеческого (врага).
Колдовские чары колдовского Данавы
Он разрушил, напившись выжатого сомы. 

II, 13. К Индре

1 Жертвенная пора – (его) родительница. Родившись от нее,
Он тут же проник в воды, где он крепнет.
Там он стал страстной (женщиной), набухшей от молока.
Это первое молоко стебля достойно гимна.

2 Они движутся к одной цели, распространяя молоко.
Они приносят еду (ему,) всех кормящему (?).
Общий путь (у вод,) стекающих вниз, чтобы следовать (своему руслу).
Ты, что совершил сначала эти (дела), достоин гимна (за это).

5 Ты сделал так, что земля стала видной для неба,
О убийца змея, который освободил пути для рек.
Тебя, бога, боги породили похвалами,
Как скакового коня (освежают) водой. Ты достоин гимна.

7 (Ты,) что распределил в поле цветущие и плодоносящие (растения),
(А также) реки в соответствии с (естественным) порядком,
(Ты,) что породил несравненные молнии на небе,
(Сам) широкий (основал) моря вокруг – ты достоин гимна.

В следующем гимне Индра, наряду с победой над мраком, созданием миров и освобождением вод, восхваляется как установитель и держатель мирового цикла, временного порядка смены светлой утренней зари и темной ночи.

I, 62. К Индре

5 Воспеваемый Ангирасами, о удивительный, ты раскрыл
Мрак вместе с утренней зарей, солнцем, коровами.
Ты распространил, о Индра, поверхность земли.
Ты укрепил нижнее пространство неба.

6 А самое поразительное его деяние,
Лучший удивительный подвиг удивительного состоит в том,
Что в излучине, внизу, он наполнил
Четыре реки, струящиеся сладкими потоками.

7 Раскрыл он также двух древних, родственных –
(Он,) неистовый, с помощью исполняемых песен.
Словно богатый господин – двух жен, на верхнем небе
Держит он оба мира, (он,) совершающий удивительный подвиг.

8 Издревле вокруг неба и земли (движутся) две несхожие
Юницы, возвращаясь снова (и снова) по своей привычке:
Ночь с черными очертаниями, утренняя заря – со светлыми.
Они движутся, приближаясь: то одна, то другая.

9 Прекрасно действующий сын силы
Целиком поддержал дружбу, (он,) совершающий удивительный подвиг:
Ведь в сырых (коров) ты вложил вареное
Молоко, в черных (и) в рыжих – белое.

 Во многих гимнах, посвященных вторичному творению мира и победе Индры над Вритрой, акцентируется момент победы света над тьмой, возвращению Солнца и освобождению из мрака богини утренней зари Ушас. Индра возвращает Солнце, уничтожив Вритру, сковавшего мир тьмой. 

I, 62. К Индре

5 Воспеваемый Ангирасами, о удивительный, ты раскрыл
Мрак вместе с утренней зарей, солнцем, коровами.
Ты распространил, о Индра, поверхность земли.
Ты укрепил нижнее пространство неба.

II, 12. К Индре

3 Кто, убив змея, пустил струиться семь рек,
Кто выгнал коров, (этот) устранитель Валы,
Кто породил огонь между двух камней,
Кто загребает (добычу) в сражениях – тот, о люди, Индра!

7 У кого в подчинении кони, у кого – коровы,
У кого – отряды, у кого – все колесницы,
Кто породил солнце, кто – утреннюю зарю,
Кто управляет водами – тот, о люди, Индра.

 II, 19. К Индре

2 Опьяненный этим сладким (соком), с ваджрой грома в руке
Индра разрубил змея, сковавшего течение,
Чтобы, словно птицы к (своим) гнездам,
Услады рек устремились (к морю).

3 Этот могучий Индра, убийца змея,
Токи вод погнал к морю.
Он породил солнце, нашел коров,
С помощью ночи он привел в порядок границы дней.

I, 51. К Индре

4 Ты открыл затворы вод,
Ты принес горе добро, связанное с влагой.
Когда, о Индра, силой ты убил Вритру-змея,
Тем самым ты заставил на небе подняться солнце, чтобы (все) видели (его).

III, 31. К Индре

11 Этот убийца Вритры, этот самый Индра выпустил с помощью песнопений
Коров (-утренние зори) вместе с молодняком, вместе с жертвенными возлияниями.
Широко шагающая домашняя корова, несущая для него
(Молоко,) полное жира, доится медовой сладостью.
16 И растекающиеся воды этот друг дома
Направил к одной цели, переливающиеся всеми цветами,
Сладкие, очищаемые духовными цедилками.
Мчась дни и ночи, они (вс?) приводят в движение.

 Индра творит с помощью тайного имени, сокровенного слова, содержащего секрет и силу творчества. Зная великое, тайное и многожеланное имя, Индра укрепил и наполнил жизненной силой небо и землю, создал и наполнил богами воздушное пространство, породил все, что было и что будет, зажег свет богини утренней зари Ушас, которая породила процветание процветания.

X, 55. К Индре

1 Далеко прочь (ушло) то твое тайное имя,
Когда испуганные (две половины вселенной) звали тебя для наделения жизненной силой.
Ты укрепил одновременно небо и землю,
Возбудив, о щедрый, сыновей брата.

2 Это (твое) великое тайное многожеланное имя,
С помощью которого ты породил (все,) что было (и) что будет.
С древним созданным (им) светилом, которое дорого ему,
Соединились пять дорогих (ему народов).

3 Он заполнил две половины вселенной, а также среднее (пространство),
Пять раз о семь богов по порядку,
Он озирает (все) во многих местах с помощью тридцати четырех
Светил одного цвета, (но) следующих разным обетам.

4 О Ушас, что ты зажглась первой из светил,
Чем породила процветание процветания,
Что твое родство с сестрой низкое по сравнению с (тобой,) высокой, –
Это единственная великая асурская сила у великой (Ушас).

 Существует также ряд схожих по содержанию космогонических мифов, в которых Индра одерживает победу над трехглавым змеем Вишварупу, сына Тваштара и демоном пещеры Валой. 
Вала (вала — «пещера») спрятал в пещере украденных демонами Пани дойных коров, которые являлись символами света и утренней зари коров. Принадлежащая Индре собака Божественная Сарама выслеживает коров и слышит их мычание внутри скалы. Она требует у Пани коров обратно, но они отказываются отдать их без борьбы («Ригведа» 10.108). Сарама сообщила об этом Индре, и тот, в одном мифе убивает Шушну, а в другом совместно с Богом Молитвы Брихаспати побеждает Валу и освобождает коров («Ригведа» I.62, III.31, IV.50).

III, 31. К Индре

8 Образец для каждого существа, находящийся впереди (всех),
Он знает все поколения, он убивает Шушну.
Пролагатель пути неба, жаждущий захватить (коров), распевая (шел) впереди для нас.
Друг избавил друзей от поношения.

11 Этот убийца Вритры, этот самый Индра выпустил с помощью песнопений
Коров (утренние зори) вместе с молодняком, вместе с жертвенными возлияниями.
Широко шагающая домашняя корова, несущая для него
(Молоко,) полное жира, доится медовой сладостью.

IV, 50. К Брихаспати

4 Брихаспати, рождаясь сначала
От великого света на высшем небе,
Семиротый, рожденный силой, с семью поводьями,
(Своим) ревом раздул в разные стороны мрак.

5 Он с прекрасно славящей, он со знающей гимны ратью
Ревом проломил скалу, замыкателя вод.
Брихаспати, громко крича, выгнал мычащих
Коров, которые делают жертву вкусной.

 11 О Брихаспати, о Индра, усильте нас вместе!
Да будет с нами это ваше благоволение!
Поддержите (наши) молитвы, пробудите полноту вдохновения!
Истощите враждебные замыслы чужого (и) завистников!