Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Творческий Абсолют

Понятие Абсолюта в апологетике

Апологетика

Иустин

Бог - Господь и Владыка, Зиждитель, «Демиург всего мира», «Творец и Отец всех вещей». Бог есть существо тождественное себе, высшее всякой сущности, неизреченное, неизъяснимое, единое, прекрасное и благое. «То, что всегда пребывает одним и тем же и есть причина бытия прочих существ, подлинно есть Бог». 
Трансцендентность Бога. Богу присуща  нерожденность, неизреченность, неизменность, безначальность, бесстрастность, истинность, вечность. 
У трансцендентного Бога «нет определенного имени, ибо если бы Он назывался каким-нибудь именем, то имел бы кого-либо старше себя, который дал Ему имя». Он никому не является и никогда прямо не беседует, только через посредство Сына или ангелов. Он не подвержен разрушению, невидим, свободен от изменения в пространстве
Имманентность Бога. Бог «ясно видит и слышит, не глазами или ушами, но неизглаголанною силою, так что Он все видит и все знает, и никто из нас не скрыт от Него». Непостижимый Бог в мире является как «семенной Логос», через которого все существа причастны разумному началу.
Бог как Творец мира, как принцип его существования. Бог является творцом Бытия, принципом духовных и нравственных сил и законодательной власти.
Милосердность Бога. Бог не только всемогущий и всеведущий Творец и Судия, Которому известны поступки и мысли Его созданий, но и любящий Отец. Бог заботится не только о мире в целом, но и о каждом отдельном человеке. 
Бог есть личность, вступающая в определенные отношения с людьми, заботясь о них, причём о каждом человеке в отдельности, а не только о целом мире.
Бог и многомилостив, милосерден, праведен и «человеколюбив». Отец «правды и целомудрия и прочих добродетелей», «чистый от всякого зла». «Он по благости Своей в начале все устроил из безобразного вещества для людей», чтобы те, которые по своим делам окажутся достойными Его назначения, сподобились «жить с Ним и царствовать с Ним, сделавшись свободными от тления и страдания». 
Бог, именуемый «Отцом и Создателем всего», «Отцом и Владыкой всего», «Отцом и Царем Небесным», ожидает от людей послушания, «Ему приятны только те, которые подражают Ему в Его совершенствах,- в целомудрии, правде и человеколюбии, и во всем, что достойно Бога». Бог способен слышать молитвы. 
«Божество может быть постигнуто только умом… Око ума таково и для того дано нам, чтобы мы могли посредством его, когда оно чисто, созерцать то истинно Сущее, которое есть источник всего того, что постигается умом, которое не имеет ни цвета, ни формы, ни величины, ни другого чего-нибудь видимого глазом, но есть Существо тождественное Себе, высшее всякой сущности, неизреченное, неизъяснимое, единое прекрасное и благое, внезапно проявляющееся в благородных душах по причине их сродства и желания видеть Его»
Сын Божий – Слово (Логос)
Второе Лицо, божественное Слово (Логос), вечно существует с Богом как «внутренняя мысль» , совокупность божественных идей о мире (София). Логос-Слово — активная часть материи и присутствие Бога в этом мире.
Акт творения мира связан с выражением, произнесением этой внутренней мысли Логоса. «Бог Словом помыслил и создал мир». Логос «возвещает волю Бога Творца всего тем, кому угодно Ему открыть ее»
Слово Божие не творение, а «Первая после Отца всего и Владыки Бога Сила и Сын». 
У Отца всего есть Сын, Который, будучи первородным Словом Божиим, есть также Бог. Сын «неотлучен и неотделим от Отца», подобно тому как неотделим солнечный свет от Солнца 
Не Логос как безликий мировой Закон, действующий с фатальной неизбежностью, но Логос-Христос, то есть второе Лицо Святой Троицы. Логос -Сын есть «Первородный Божий», Бог, однако, сам подчинен Отцу получив самостоятельность только ради творения. 
Христос — Логос и третье Лицо Святой Дух — раздаёт таланты своим последователям по их достоинству, но и спросит с каждого в соответствии с полученным им от Господа даром.
Душа наша — божественна, бессмертна и есть «часть царственного Ума», то есть Бога. Поэтому она и может зреть Его «оком ума». жизнь получает от Бога и лишь «сопричаствует» этой жизни. 
Иустин философ (Юстин Мартир, мученик) (ок. 100-165) святой отец и учитель, виднейший апологет церкви, первый кто согласовал христианское вероучение и греческую философию, «Христос в философской ризе».

Феоофил Антиохийский

Бог — безначален, потому что нерожден. Он — неизменяем, потому что бессмертен.
Он называется Господом, потому что господствует над всем, — Отцом, потому что существует прежде всего, — Зиждителем и Творцом, потому что все создал, сотворил, — Всевышним, потому что превыше всего, — Вседержителем, потому что всем управляет и все содержит. Ибо и высоты небес, и глубины бездн, и пределы вселенной в руке Его, и нет места Его успокоения. Небеса — Его дело, земля — Его творение, море — Его создание, человек — Его произведение и подобие, солнце, луна и звезды — Его стихии, сотворенные в знамение, во времена, дни и годы, на службу и пользу людей; и все Бог создал из небытия в бытие, дабы из дел Его было познаваемо и разумеваемо Его величие.
Учение о Святой Троице. (Феофил был первым христианским писателем, употребившим понятие «Троица»).
«Три дня [творения], которые были прежде [создания] светил, суть образы Троицы Бога, Его Слова и Его Премудрости» (II, 15). «Бог, имея Свое внутреннее Слово в Собственных недрах, породил Его вместе со Своей Премудростью, произведя до всех [тварей]. Это Слово Он имел в качестве Помощника (Исполнителя) в Своем деле творения и через Него все было создано. Оно называется «Началом», потому что владычествует и начальствует над всеми [вещами], сотворенными Им. Именно это Слово, будучи Духом Божиим, Началом, Премудростью и Силой Вышнего, сходило на пророков и через них глаголило о творении мира и о всем прочем». 
Трансцендентность Бога. «Вид Бога неизречен, невыразим и не может быть зрим плотскими очами. Ибо по славе Своей Он — безграничен, по величию — непостижим, по высоте — необъятен умом [человеческим], по мощи — несравним, по мудрости — не имеет Себе равных, по благости — неподражаем, по благотворениям— невыразим. 
Бог и Отец всяческих есть невместимый, и Он не обретается в [каком–либо] месте, ибо нет такого места для Его упокоения. 
Имманентность Бога. Бог как Творец мира. Он называется Богом потому, что положил все в Своей крепости (диа ту фееин); слово же фееин означает бежать, двигать, производить, питать, провидеть, управлять, оживотворять все.
Ибо если назову Его светом, то я скажу об Его творении; назову ли Его Словом, скажу об владычестве; назову ли Его умом, скажу о Его мудрости; назову ли Духом, скажу о Его дыхании; назову ли мудростью, скажу о Его порождении; назову ли крепостью, скажу о Его могуществе; назову ли силою, скажу о Его деятельности; назову ли Промыслом, скажу об Его благости; назову ли царством, скажу о Его славе; назову ли Господом, — назову Его сущим; назову ли судьей, — назову Его праведным; назову ли отцом, — скажу о Его любви; назову ли огнем, — скажу о Его гневе.
Бог не только является Творцом всего, Он также питает и оживотворяет все, всем управляет и о всем промышляет. И Он для того «привел все из небытия в бытие, дабы через дела [Его] познавалось и постигалось величие Его.
Могущество же Бога обнаруживается в том, что Он творит вещи из ничего и так, как Ему угодно. Ибо «невозможное у человеков — возможно у Бога» (Лк. 8,27). 
Начало творения есть свет, потому что свет делает видимым то, что созидается. Поэтому говорится: «И сказал Бог: да будет свет, и стал свет; и видел Бог свет, что он хорош», — разумеется для человека.
Сей Бог мой есть Господь вселенной, Который один простер небо (Иов.9,8; 28,18) и положил широту поднебесной, Который возмущает глубину моря и шум волн его возбуждает (Пс. 64,7), владычествует над силою его и укрощает возмущение волн (Пс. 88,10), Который утвердил землю на водах (Пс. 23,2) и дает дух питающий ее, дыхание коего животворит все, и с удержанием коего вселенная разрушится. О Нем ты говоришь, человек, Его духом дышишь, и Его–то не знаешь. Это произошло у тебя от помрачения души и окаменения сердца твоего. Но если хочешь, можешь излечиться: отдай себя врачу и он снимет болезнь с очей твоей души и сердца. Кто этот врач?
Бог, Который чрез Слово и премудрость (т. е. Святой Дух) врачует и животворит. Бог словом Своим и Премудростью сотворил все. 
Слово сие Он имел исполнителем Своих творений и чрез Него все сотворил. Оно называется началом, потому что начальствует и владычествует над всем, что чрез Него создано. Оно будучи духом Божиим, началом, премудростью и силою Вышнего, сходило на пророков и чрез них глаголало о творении мира и о всем прочем. 
Истина, гласящая о внутреннем Слове, всегда сущем в сердце Бога. Ибо до того, как все было приведено в бытие, [Бог] имел это Слово, бывшее Его Умом и Мыслью, Своим Советником . Когда же Бог восхотел сотворить то, что Он задумал, тогда Он и родил это Слово как произнесенное, рожденное прежде всякой твари (Кол. 1:15); при этом Бог не лишился Слова, но Он родил Слово и всегда пребывал (общался) с Ним. 
Пути познания Бога. Боговедение, частично доступно уже в здешней жизни, и возможность такого Боговедения зависит от чистоты и праведности жития человека, которые немыслимы без веры. 
Подобное познается подобным и познающий Бога достигает определенного тождества с Ним. Самопознание не есть некое «теоретическое познание», оно является прежде всего деятельным очищением себя от греховной скверны, поэтому неотделимо от нравственного подвига человека. Благодаря этому подвигу душа человека становится чистым зеркалом, заглядывая в которое он сможет узреть отражение Бога.
«Как душа человека недоступна зрению, будучи невидимой для [других] людей, так и Бога нельзя зреть очами человеческими. Однако Он созерцается и познается через Промысл и дела Свои». 
Феоофил Антиохийский (? —180), раннехристианский апологет, христианский святой, епископ в месопотамской Антиохии.

Климент 

Бог – Творец, Вседержатель, Промыслитель, безначальный и нерушимый, «неизобразимое и неименуемое» Единое. Бог Отец, «Творец и Отец всего» и Сын (Сила) –Христос, Спаситель, Перворожденный, Единородный, Логос (Слово), Ум, Творец и Свет.

Бог как «бездна» (βυθός). Он не является ни целым, ни частью; ничего в Себе не содержит и ничем не содержится, не может быть ограничен или разделен.
«Он благ и справедлив, истинный Бог, Он есть всё, и всё есть Он, ибо Он Бог, единственный Бог». 
Бог благ есть и есть раздатель всяких благ. Бог, говорит, свет есть: не божественную сущность обозначает этим, но желает показать величие Божие, (и) то, что есть лучшаго и превосходнейшаго у людей, усвояет Божеству. Бог есть свет, ибо он по своей природе неизречен.
Благость Бога является первичным свойством, а справедливость - вторичным, благость абсолютна, а справедливость есть отношение к чему-либо «Бог, до того, как стал Творцом, был благим и был Богом, поэтому и изволил Он стать Творцом и Отцом», благость Отца как абсолютное и природное Божественное свойство логически предшествует всем относительным свойствам, которые в их высшей форме задаются отношением Отца к Сыну. 
Трансцендентность и непознаваемость Бога. Естественное познание Бога для человека невозможно вследствие фундаментального природного различия между Богом и человеком. Бог как Первопричина всегда пребывает «превыше времени, места, имени и мысли»; Он не может быть «изучен» человеком. Бог, будучи нетварным Творцом, не может быть сродни сотворенному, поэтому «человек не в силах выразить истину о Боге, слабый и смертный - о безначальном и нерушимом, тварь - о Творце». 
Имманентность и познаваемость Бога. Поскольку трансцендентный Бог (Отец) действует в мире исключительно через Силу (Сына), все силы и действия Бога соединяются в единой Силе как в едином Деятеле. 
При этом как объекты познания силы и Сила различны: если силы постижимы естественным разумом, возвышающимся от наблюдаемых следствий к умосозерцаемым причинам явлений, то Сила познаваема лишь настолько, насколько Она Сама являет Себя.
Воплотившись и став доступным чувствам, Сын явил Отца и стал Его Ликом; Сына можно именовать премудростью, знанием, истиной и т. д., поскольку после воплощения Он стал познаваем и в Себе Самом открыл знание об Отце.
Неизреченность Бога. «Ни одно из этих имен не выражает Бога, но они все в совокупности указывают на Силу Вседержителя». 
Сущность Бога всегда остается невыразимой в словах и понятиях. Хотя ум гностика и может прикоснуться к сущности Бога через Логос, он не в состоянии перенести интуитивное созерцание в дискурсивное знание. 
Сущность Бога не может быть выражена ни посредством определения, ни в понятии, ни с помощью имени. Имена Единое, Благо, Ум, Самосущее, и библейские Божественные имена, в т. ч. имена Отец, Бог, Творец, Господь, не могут считаться именами Бога в собственном смысле, т. к. они не выражают Его сущность в полноте, а являются лишь средствами, позволяющими разуму при обращении к размышлению о Боге опираться на некое приблизительное и частичное представление о Нем.
Сын (Логос) и Бог Отец как «Бог в Боге»
Мы же Богом в Боге называем того же Логоса, о котором говорится, что Он находится в лоне Отца, беспредельный, неизмеримый, единый Бог.
Христос — это всецело Бог, лишь в человеческом образе; это – исполнитель воли Отчей, Бог Слово (Логос), сущий в Отце, сидящий одесную Его, Бог в видимом образе. Таков безукоризненный наш идеал; к духовному с Ним сходству считаем мы своей обязанностью изо всех сил стремиться.
Эта «Божественная сущность» есть сущность Логоса, тождественность сущности Бога и Логоса, Отца и Сына. Соединяясь «по силе» (по благодати) с Сыном, достигший гностического совершенства человек не становится с Ним одним по сущности, однако вступает в непосредственное соприкосновение с Его Божественной сущностью, непрестанно созерцает ее и тем самым «видит» сущность Отца через Сына.
Существует теснейшая связь между Отцом и Сыном, которые предстают под именем Бог. «Они вместе есть Единое - Бог». Сын «единородный», «...чтобы верить в Сына, надо знать Отца, с Которым Сын; и наоборот, чтобы познать Отца, нужно верить Сыну», поскольку «Сын есть истинный Учитель, открывающий Отца». Сын равен Отцу по божеству, Сын есть «Божественный Логос, несомненно истинный Бог, равный Владыке всего, ибо Он - Сын Его». Пребывающий «в недре Отчем» Логос - это «Бог в Боге» «неразделимый, неделимый и единый Бог». 
В силу единства Божественной сущности Логос также может именоваться Умом, происходящим от Ума (Отца). «Ум есть место идей, и Ум есть Бог».
Логос есть «происшедшая» от Отца причина всего, и Управитель всего, ипостасный Образ Отца, однако происхождение в данном случае указывает не на начало Его безначального ипостасного бытия, но на начало «проявления» Сына как Единого в полагаемом Им тварном многом.
Творение мира
Бог как Творец и Промыслитель. Творение является как делом Отца, так и делом Сына (Логоса). Бог (Отец) «Творец и Отец всего» «сотворил мир и все, что в нем», он есть первая и высшая «причина всякого возникновения и всего возникшего». 
Безначальный Бог (Отец), есть единое «всесовершенное Начало всего, производящее [второе] Начало», Сына; Бог «как Сущность есть начало всей природы, как Благо - начало этики, как Ум - словесности и рассудительности.
Сын — это также Творец. Он «в начале» даровал людям жизнь. При творении Сын действует как исполнитель воли Отца: «Сын видит благость Отца и действует в соответствии с ней»; как происходящее от Отца Начало Он также есть «божественное Начало всего»; через Него «все возникло по воле Отца». 
Творение не было делом только Отца или только Сына; он полагал, что Сын как Творец всегда творит в единстве с Отцом. 
Поскольку Отец открывается через Сына, познание единой творческой деятельности Отца может быть приобретено лишь посредством рассмотрения многообразной творческой деятельности Сына.
Сотворив мир, Бог не удалился из него, но постоянно действует в нем, поддерживая мировой порядок, управляя всеми частями мироздания, ведя творение в целом к предустановленной Им цели. 
Причиной творения и непосредственным Творцом является Происшедший Логос», как Божественное Лицо, а не как сущностный Ум Отца. 
Творческая и правящая деятельности, являются началами милости и справедливости, эти силы суть свойства одного Бога, и возводятся к одной Силе и действующему в единстве с Ним Отцу. 
Промысл. Деятельность Бога по отношению к сотворенному Им миру это - Промысл.
«Если устранить Промысл, все домостроительство Спасителя покажется мифом... Поэтому учение, следующее Христу, признает Бога Творцом и учит о том, что [Его] Промысл нисходит до самых мельчайших частей [мироздания]». 
Творение всегда иноприродно Творцу, а потому и материя не может быть Ему совечна или быть Его вечным «излиянием».
Вневременность творения относится лишь к умопостигаемому миру, к миру как к совокупности идей в Логосе. Материя тварна и является вневременной в том смысле, что она предшествует чувственному миру. 
Бог является Создателем 4 стихий или первоэлементов, из которых состоит материальное сущее: земле, воздухе, воде и огне.
Взаимодействием первоэлементов создаются видимые природные объекты и явления: моря, земли, движения теплого и холодного воздуха и т. п.; все это находится в гармонии в соответствии с замыслом. 
Многообразие видимого мира было создано посредством различной конфигурации первоэлементов, которые в начале творения были смешаны друг с другом, а затем распределены в соответствии с исполняемой ими в мироздании функцией. Без сочетания 4 первоэлементов невозможны никакое чувственное бытие и никакая жизнь.
Человек
И Бог видел, кого имеет в человеке; и человек стал тем, чем сделать его благоволил Бог. Нет ничего такого, чего Бог не мог бы привести в исполнение. Следовательно, человек – творение Божие, любезен Богу непременно из-за самого себя. Да и каким образом он не был бы любим Богом, когда ради него послан был долу из самых недр Отца единородный Сын Божий, Слово (Логос), предмет, преизобильный источник нашей веры, Господь.
Вера — это непосредственное восприятие знания. Однако это не простая самоочевидность или интуиция. Вера — это акт выбора, акт конструирования собственной установки сознания, за который человек несёт ответственность. С помощью веры человек способен моделировать будущую ситуацию, что позволяет обезопасить себя от многих неприятностей. Интенсификация веры производит надежду.
Философия необходима как интеллектуальная ограда божественного откровения. Эллины безо всякого Откровения пришли к осознанию бытия единого Бога — Первопричины и Предела Вселенной, ибо Бог — это единый источник знания. 
Существуют Град небесный и Град земной. Писание требует от нас не отказа от собственности, но отказа от чрезмерной привязанности к собственности.
Гнозис и созерцание
Человеческий ум должен не останавливаться на созерцании абстрактной умопостигаемой монады, но призван соотносить себя с «величиной Христа» т. е. уподобляться Логосу и соединяться с Ним по благодати, «со святостью продвигаясь к безмерности». Через Христа человек может приблизиться к «умозрению Вседержителя», познав «не то, что Он есть, но то, что Он не есть». 
В Боге всегда остается нечто непознаваемое; не человеческий ум «охватывает» целиком Бога в познании, узнавая, что Он есть, но Божественный Логос, отрешая ум человека от всего познанного им ранее, позволяет ему достичь путем отрицания положительного «прикосновения умом» к Богу.
Однако просвещенный благодатью разум на вершине истинного гносиса может достичь истинного знания сущности Бога, которое, однако, является не понятийным «схватыванием» сущности Бога и ее дискурсивным «познанием», но интуитивным «постижением», т. е. созерцательным соприкосновением с ней ума. 
Ум, не имеющий собственных способов познать Бога, получает возможность «мыслить непознаваемое» «по благодати» Бога и «исключительно через Его Логос». 
Истинный мудрец — это христианин, достигший высшей степени совершенства нравственной жизни и богословского знания, или истинный «гностик».
Цель верующего заключается в познании Бога — в «гносисе», то есть знании мистическом и духовном. Он противопоставляет это высшее понимание Бога знанию нравственно-юридическому, следованию букве Писания, которым довольствуется большая часть христиан.
«Задача научного познания относительно божественных предметов состоит в том, чтобы исследовать, во-первых, что является первопричиной, и Кто есть Тот, через Кого все начало быть, и без Кого ничто не начало быть; во-вторых, каковы [начала] проникающие и каковы объемлющие, каковы соединяющие и каковы разделяющие, а также какой у каждого из них порядок, какая сила, какое служение».
От рационального богопознания ум человека, становясь причастным Логосу и соединяясь с Ним, восходит к «наивысшей Сущности» и «запредельному Богу», и достигает богосозерцания.
Высший гносис как богосозерцание есть мудрость (софия), теоретическое созерцание и мистическое созерцание.
На вершине гносиса ум человека «погружается в созерцание и в чистоте общается с Божеством»; он «делается гностически причастным святому состоянию» и «становится все ближе к пребыванию в бесстрастной самотождественности», так что «уже не имеет научного знания и не приобретает гносиса, но сам есть научное знание и гносис».
В этом состоянии ум не действует, но обретает совершенный покой, и человек «в чистоте сердца лицом к лицу с полнотой познания и постижения мистически созерцает Бога», Важнейшим является не гностическое знание Бога, а любовь к Богу, которая есть «совершенство гностической души», так как посредством ее душа обретает постоянное пребывание с Господом.
Теоретическое знание о Боге недостижимо без практического уподобления Богу и стремления к соединению с Ним, поэтому путь приобретения гностического знания о Боге не может быть отделен от пути деятельной любви к Богу.
Кли́мент Александри́йский (Тит Флавий Климент) (ок. 150, — ок. 215), христианский апологет, основоположник Александрийской богословской школы

 Ориген

Бог Един и Единствен, Он является неизменяемым, бесконечным, нематериальным. Бог вечен, прост и непостижим. Он выше всяческого бытия, сущности и мышления. Бог есть доброта и любовь.
Бог — это действующее Провидение; Он сверхприроден и сверхчувственен, это — чистый Дух без тела и отделимых частей. 
Совершенство, неизменность, вечность, нематериальность, бесконечность Бога.
Бог совершенен. А если Бог совершенен, то Он, безусловно, не изменяется. Потому что Он не может стать лучше – Он и так совершенен. И не может стать хуже – тогда Он будет несовершенен. А поскольку все материальное изменчиво и поэтому несовершенно, то Бог нематериален. Бог есть Дух, и об этом свидетельствует не только Священное Писание, но это вытекает и из простых логических рассуждений.
Если Бог нематериален, то Он не состоит из частей, так как из частей может состоять только материальное. То, что Бог не состоит из частей, вытекает из того, что Он совершенен, то есть является первоначалом Сам для Себя. Если бы Он состоял из частей, то первоначалами Бога были бы эти части, что делало бы Бога несовершенным. 
Бесконечность Бога следует из его нематериальности -- то, что бестелесно, не может иметь границ. 
Бог – есть свет. И это идея, переданная Иоанном, когда он говорит, что Бог - это свет. Теперь Его мудрость - это великолепие этого света, не только в том, что касается его света, но и в том, что он вечный свет, так что Его мудрость вечна и вечна. Если это будет полностью понято, это ясно показывает, что существование Сына происходит от Отца, но не во времени и не от какого-либо другого начала, кроме, как мы уже говорили, от Самого Бога.
Бог как абсолютно Единое и Бог как личность, которой присуща величайшая любовь и доброта.
Трансцендентность Бога. «Опровергши, по возможности, всякую мысль о телесности Бога, мы утверждаем, сообразно с истиной, что Бог непостижим (incompehensibilis) и неоценим (inaestimabilis). 
Бог непостижим и неспособен быть измеренным.
Даже и в том случае, если бы мы получили возможность знать или понимать что-либо о Боге, мы всё равно, по необходимости, должны верить, что Он несравненно лучше того, что мы узнали о Нём. В самом деле, если бы мы увидели человека, который едва только может видеть искру света или свет самой короткой свечи, и если бы этому человеку мы захотели дать понятие о ясности и блеске солнца, то, без сомнения, мы должны были бы сказать ему, что блеск солнца несказанно и несравненно лучше и прекраснее всякого света, видимого им. Так и наш ум. Хотя он и считается гораздо выше телесной природы, однако, стремясь к бестелесному и углубляясь в созерцание его, он едва равняется какой-либо искре или свече, - и это до тех пор, пока он заключён в узы плоти и крови и, вследствие участия в такой материи, остается относительно неподвижным и тупым. А между всеми духовными (intellectua-libus), т. е. бестелесными, существами какое же существо столь невыразимо и несравнимо превосходит все прочие, как не Бог? Действительно, природу его не может созерцать и постигать сила человеческого ума, хотя бы это был чистейший и светлейший ум».
Наш разум тоже может прийти к определенной степени познания Бога. Мы познаем Бога не только через Откровение.
Бог – это Пресвятая Троица
Все три Лица божественны. Три Лица Троицы Единосущны, а с другой – все-таки, не совсем равны по Своей природе, подтверждения чему находятся в Священном Писании: Христос говорит и о Себе, что Он ниже Отца, и о Святом Духе, что Он исходит от Отца. 
Бог — это Бог-Отец. Бог-Сын – это Логос, это София, это Премудрость. Бог-Сын благ по причастию благости Отца. Святой Дух – еще ниже.
Христос является образом Бога Отца: «Спаситель наш есть образ невидимого Бога Отца: по отношению к Самому Отцу Он есть истина; по отношению же к нам, которым Он открывает Отца, Он — образ, чрез Который мы познаём Отца». 
Спаситель наш не только всегда есть Бог, но всегда есть и человек, не только есть истинный Сын Божий, но и Сын человеческий, одним словом Богочеловек. «Поелику душа человеческая всецело воспринята была Сыном Божиим и сама всецело восприяла Его, то она вместе с плотью, которою облеклась, составив истинного человека, тем не менее именуется Сын Божий, Божия Сила, Христос и Божия Премудрость; и наоборот, Сын Божий, которым создана всяческая, называется Иисусом Христом – Сыном человеческим; ибо с одной стороны говорится (в Писании) о Сыне Божием, что Он страдал своею т. е. человеческою природою, и наоборот Сыном человеческим называется Тот, Который придет во славе Отца своего, с ангелами своими».
Бог есть Дух, и об этом свидетельствует не только Священное Писание, но это вытекает и из простых логических рассуждений.

Творение мира
Бог совершенен, поэтому Он выше времени, поэтому для Бога не существует ни вчера, ни сегодня, ни завтра, время – это часть материального мира. 
Если мир начал существовать с известного времени, то что делал Бог до начала мира? Ведь нечестиво и вместе с тем нелепо называть природу Божью праздной или неподвижной или думать, что благость никогда не благотворила, и всемогущество когда-то [ни над чем] не имело власти. 
Бог впервые начал действовать не тогда, когда сотворил этот видимый мир; но мы верим, что как после разрушения этого мира будет иной мир, так и прежде существования этого мира были иные миры.
Но Бог не может не быть Творцом. Бог когда-то творил другой мир, а после нашего мира будет творить следующий.
Бог творит бесконечную последовательность миров; но каждый мир конечен и ограничен. Миры существуют не параллельно; по окончании одного мира получает начало другой.
Бог сотворил души во вполне конкретном, ограниченном количестве. Души в некоторой степени несовершенны, но Бог поставил перед ними задачу: добиться абсолютного, полного совершенства. Это совершенство должно проявляться в любви к Богу, в некотором горении к Богу. Это очень трудно, и поэтому все души охладевают в любви к Богу. Именно потому души и называются «душами». Он замечает такую параллель между словами «псюхе» – «душа» и «псюхос» – «прохлада». То есть слово «душа» происходит от слова «прохладный».
Христос-Логос как творец мира.
Логос — это посредник в творении: не Бог-Отец, а Сын-Логос является непосредственным творцом мира. 
Христос как Бог, однако не первичный, поскольку может стать телесным и войти в изменяющийся мир, в то время как Бог Отец остается неизменным и внемировым бытием.
Христос-Логос является гипостазой бытия, «вторым богом» и первой ступенью в процессе перехода от Бога к миру, от единства к множеству, от совершенства к несовершенству. Христос Логос выделился из Бога, и, в свою очередь, из него выделился мир; он является творцом мира. 
Логос был не только творцом мира, но и его спасителем.
Мир появился целиком из Бога. Не только души, которые являются его наиболее совершенной частью, но даже, и материя является божественным творением, следовательно, он был сотворен из ничего. Однако, будучи сотворенным - вечен и в силу этого не имеет начала, так же как и Бог. С тех пор как существует Бог, должно существовать и поле его деятельности. Мир является вечным, но не вечен ни один из его видов: тот определенный мир, в котором мы живем, когда-то появился и когда-нибудь погибнет для того, чтобы уступить место новому. 
Наш мир отличается от всех других миров, поскольку только в нем Логос становится человеком.
И твердь, то есть небо, по сравнению с высшим небом есть ад, и земля, на которой мы живем, по сравнению с твердью может быть названа адом, и опять, по сравнению с адом, который под нами, места, занимаемые нами, могут быть названы небом, — так что-то, что для одних ад, для других — небо.

Спасение человека и человечества
И Господь наш Иисус Христос был действительно не только Учителем, но и Спасителем человечества: Он наш врач – врач бесконечно превосходящий всех земных врачей, потому что Он врач внутреннего нашего человека.
Бог благ, всемогущ и желает спасения любой твари. А если так, то, разумеется, вся тварь и спасется. Спасутся все: и праведники, и грешники, и даже злые ангелы, в том числе и сатана. Это – факт, вытекающий из благости и всемогущества Бога.
Апокатастасис учение о всеобщем спасении, полное возвращение всех к Богу. 
(Учение неофициально признаётся также некоторыми известными православными и католическими богословами, но не принимается церковью, считающей, что насильственное спасение невозможно). 
«Поскольку глаз естественно ищет свет и зрение, а наше тело естественно жаждет еды и питья, так и наш разум одержим стремлением и естественным желанием познакомиться с истиной Бога и причинами вещей».
«Таким образом, благодаря возобновлению непрестанной работы Отца, Сына и Святого Духа в нас, на разных этапах развития, мы сможем, возможно, хотя и с трудом, увидеть святое и благословенная жизнь, в которой (как только после многих сражений мы можем ее достичь) мы должны так продолжать, чтобы никакая сытость этого благословения никогда не овладела нами; но чем больше мы ощущаем его блаженство, тем больше должно усиливаться и усиливаться в нас стремление к тому же самому, в то время как мы все более охотно и свободно принимаем и крепко держим Отца, Сына и Святого Духа.
Спасение по преимуществу совершается при посредстве благодати. Самое первое, чем начинается спасение наше – вера в Бога.
Вера переходит в твердое убеждение при помощи той же благодати; истинное знание, а особенно знание глубоких и сокровенных истин, возможно для нас не иначе, как при посредстве благодатного озарения ума нашего; самое первое обращение грешника, начало его нравственного возрождения совершает благодать Божия.
Молитва, которою он молится о помиловании и спасении, есть дело той же благодати, но и самое высокое нравственное совершенство непрочно без благодати Божией и только ею утверждается и охраняется. 
Падший человек возрождён благодатью,-это значит, что ему возвращены замершие -было нравственные силы, возвращена ему та свободная воля, которая была в цепях.
Возрождение есть облечение в нового человека. Но и возрождением не заканчивается спасение. 
Кто хочет нарисовать картину, тот предварительно слегка намечает тонким стилем линии будущего изображения и наперед делает знаки для лиц, которые нужно будет нанести [на картину]; и это предварительное изображение, нанесенное в виде легкого очерка, без сомнения, оказывается уже более или менее подготовленным к восприятию настоящих красок. Точно так же и на скрижалях нашего сердца начертывается легкое изображение и предварительный рисунок стилем Господа нашего Иисуса Христа. Тем, кто имеет в этой жизни некоторое предначертание истины и знания, в будущей жизни должна быть придана красота законченного изображения.
Существует соответствие откровения, на которое опирается вера, разуму, на который опирается знание. Вся жизнь христианина должна быть непрерывной великой молитвой.
Ориген Адамант (ок. 185 — ок. 254) — греческий христианский теолог, философ, учёный. Был учеником неоплатоника Аммония Саккаса. Учился в Александрийской богословской школе, которую возглавлял Климент Александрийский. С 203 года преподавал в ней философию, теологию, диалектику, физику, математику, геометрию, астрономию. После того как Климент покинул Александрию, он возглавил школу и был её наставником в 217—232 годы. Оказал огромно влияние на отцов-каппадокийцев. Некоторые богословские взгляды Оригена V Вселенский Собор расценил их как ересь.
 

Тертуллиан

Бог единый, Творец мира, который произвел все из ничего через Премудрость или Слово Свое, происшедшее прежде всего. Слово это, названное Сыном Его, Иисусом Христом.
Бог был один; Он сам для себя – и мир, и пространство и все. Он один, поскольку ничто не существовало вне Его.
Всесовершенство. Бог есть единое всесовершеннейшее, высочайшее существо, не имеющее недостатка ни в чем и исключающее бытие другого, равного Ему, высочайшего существа. Бог есть всемогущий Творец мира.
«Он будет не иначе Богом, как в том случае, если Он будет высочайшим существом; Он будет высочайшим существом не иначе, как если не будет иметь себе равного, и не иначе он не будет иметь себе равного, как если не будет совершенно один". 
Вездеприсутствие и неограниченность. «Всемогущего Бога никто из людей не видел и видеть не может; Он обитает в неприступном свете и в нерукотворенных в Нем все пространство, а сам Он вне пространства, составляя последний предел для вселенной; Он Бог величайший!». 
Нерожденность и несотворенность. Бог есть высочайшее существо (summum magnum), пребывающее от вечности, не рожденное, не сотворенное, не имеющее ни начала, ни конца.
Неизменность и неподверженность превращению. (inmutalibis et informabilis). 
«Необходимо верить, что Бог неизменяем и непреобразуем, как и вечен. Превращение же есть погубление прежнего. Ибо все, чтобы ни превращалось в другое, перестает быть тем, чем оно было, и начинает быть тем, чем оно не было. Бог же не перестает существовать и не может быть иным». «Какое же, иное достояние Божие, как не вечность?
Единство Бога принадлежит к числу таких существенных атрибутов Его, без которых Он не может существовать, как Бог.
Если высочайшее существо одно, то и Бог один: ибо Бог есть высочайшее существо. Если Бог, как существо высочайшее, необходимо один, Следовательно, если невозможно бытие двух различных (disparia) высочайших существ, то невозможно бытие и двух различных богов: ибо Бог есть высочайшее существо.
Веровать в единого Бога Всемогущего, Творца мира, открывшегося во Христе по исполнении времен. Утверждение христианской веры в единого Бога, сотворившего мир и открывшегося в христианстве,
Бог и мир
Мир сам по себе служит самым решительным доказательством величия Бога, хотя сам по себе мир ниже своего виновника. Мир как отражение божественного, несет на себе печать величия и красоты Бога. 
Совершенство физического мира. В правильно чередующейся смене времен года и стоящих с ними в связи физических перемен на небе и земле, в закате и восходе солнца и луны отражается премудрость и могущество высочайшего существа, служащего причиною мудрого и целесообразного порядка и гармонии, царящих в мире.
Внутреннее чувство божественного. Свидетельство физического мира о высочайшем разуме и всемогуществе Творца его само находит свое обоснование во внутреннем чувстве божественного, коренящемся в природе души человеческой; только при руководстве этого внутреннего чувства мы можем признать отпечатление божественного на физической внешней природе.
Выяснение значения внутреннего чувства божественного в деле естественного богопознания составляет так называемое моральное доказательство бытия Бога.
Как свидетельство физического мира, так и свидетельство души человеческой убеждают нас в том, что Творец мира есть всемогущий Бог, обладающий высочайшим разумом, что общечеловеческое сознание представляет Его одного только таковым существом.
Но обладать могуществом и высочайшим разумом свойственно только высочайшему существу, которое одно и может быть истинным Богом. Творец мира, как показано, обладает всемогуществом и высочайшим разумом, следовательно Он и есть единый истинный Бог.
Абсолютная Благость. Бог наилучший, который не оскорбляется, не гневается, не мстит, у которого в геенне нет никакого пламени... Он только благ! Правда, Он запрещает грешить, но только на словах. 
Благость Божия есть одно из имманентных свойств этой натуры: следовательно и она должна всегда быть деятельною. Непрерывное действование есть первый закон благости, «ибо не была натуральной благость, могшая некогда не действовать».
Справедливость. Но благость Божия не только должна быть натуральною, но и разумною (rationalis), так как разумно все, свойственное Богу. Разумность благости в целесообразности излияния её даров, совершающегося по разумным законам. Эти законы устанавливает справедливость (justitia) Защита благости со стороны справедливости выражается в том, что она, ограничив свободу благости, раздает дары её по заслугам, наделяя ими достойных, отнимая у недостойных и неблагодарных.
Бог есть тело (corpus), хотя Он и Дух (Spiritus). Всё, что существует, есть тело особого рода. Нет ничего бестелесного, кроме того, что не существует.“ Всё сущее есть «тело», следовательно, и бог должен быть понят как тело, которое, впрочем, есть дух. 
Божественная Троица
Единство, производя из себя Троич¬ность, не разрушается, но упорядочивается.
Христианская вера в божественную Троицу объединяет в себе два момента: единство божественного существа и троичность (множественность) божественных лиц при единстве существа.
Понятие божественной Икономии (οἰχονομία). Это внутреннее, имманентное единому Божественному существу различие в трех лицах и, во-вторых, внешнее домостроительство Божие, выразившееся в откровении в истории Слова и Св. Духа, посланных Богом Отцом для искупления и освящения человека. 
По силе указанного двоякого значения экономии а) в едином Боге от вечности пребывают три божественные лица, открывшееся в истории, б) бытие трех субстанциональных божественных лиц не разрушает монархии. «Троица, проистекая от Отца чрез соединенные и сопряженные степени, ничем не вредит монархии и покровительствует существу экономии».
Разум и Слово одно и тоже. Как пребывающее в лоне Отца, Слово есть разум; но этот разум, открывающейся во вне, мыслится в качестве Слова. Слово и разум это одно и то же «второе» после Бога Отца.
В Св. Писании Божественный разум, открывшийся вовне в качестве творческого начала, изображается под именем Премудрости (sophia) и Слова (sermo), как второго созданного лица».
«Как только Бог восхотел сотворить в соответственных субстанциях и видах то, что он располагал (по идеальному плану) внутри себя с разумом и словом премудрости, то Он прежде всего произвел (protulit) самое Слово, имеющее в себе нераздельными разум и премудрость, чтобы все произошло и сотворено было чрез то, чрез что Он обдумывал и располагал (по плану), на сколько все существовало в разуме Божием (sensus – ratio); ибо недоставало им (вещам) того, чтобы они познавались и утверждались в своих видах и субстанциях». Момент, когда Бог сказал: да будет свет (fiat lux), рассматривается как момент полного выступления Слова во вне и совершенного его рождения (nativitas perfecta Sermonis). «Тогда, говорит он, и само Слово восприемлет свой вид (speciem) и свойственное ему убранство (ornamentum) – звук и голос, когда Бог говорит: да будет свет! Это совершенное рождение Слова, когда оно произошло от Бога; оно создано (conditus) от Него сначала для размышления (ad cogitum) под именем премудрости, потом рождено для действия (ad effectum), затем оно делается сыном перворожденным (primogenitus), как рожденный прежде всего, и единородным, так как он один родился от Бога». 
Слово – Сын Божий. Слово от века пребывавшее в Боге выступило во вне под именем Сына Божия для совершения божественной экономии, утверждая субстанциальность Сына, как второго лица божественной Троицы.
«Если Он (Бог Отец) называет (в Св. Писании) Сына, то Сыном будет не иной кто, как тот, который из Него самого происходит; Слово же происходит из Него самого, следовательно, оно будет Сыном, а не сам тот, из которого оно происходит». Отцу необходимо иметь сына, чтобы быть отцом; и сыну необходимо иметь отца, чтобы быть сыном.
В нём Иисусе Христе видим мы двойное состояние, не слитное, но соединенное в одном лице, Бога и человека Иисуса... И при этом сохраняются свойства той и другой субстанции, так что как и дух (Божество) совершает в нем свои дела, т. е. добродетели, чудеса и знамения, так и плоть (человечество) исполняет свои страдания, чувствуя жажду и пр., и, наконец, умирает. 
Две субстанции различно действуют по-своему состояния и плоть никогда не бывает духом, ни дух — плотью.
Св. Дух есть tertia persona, обладает божественной субстанцией, и он есть Бог. Св. Дух, как третье лицо Троицы, происходит: от Отца чрез Сына (a Parte per Filium, или от Бога и Сына (a Deo et Filio). От корня (Отца) происходит ствол (Сын) и от ствола плод (Св. Дух).

«Таинство экономии, единство (unitatem) располагает в Троицу, определяя трех – Отца, Сына и Св. Духа, – три (существуют) не по натуре (statu = natura), но по степени (gradu), не по сущности (substantia), но по лицу (forma), не по могуществу (potestate = monarchia), но по личным свойствам (specie), (все же они) одного существа, и одной природы, и одного могущества, поскольку один Бог, из которого происходят и эти степени, и лица и личные свойства под именем Отца, и Сына и Св. Духа». 
«И от Духа – Дух, и от Бога – Бог», но различаются по степени, а не по существу. Бог Отец есть первое лицо, Сын – второе лицо и вторая степень, Св. Дух – третье лицо и третья степень.
Бог –Творец мира.
Откровение Бога в качестве Творца мира:
- идея о свободе творения,
- идея о творении из ничего (ex nihilo).
Свобода творения. Богу приличествует свобода, а не необходимость. Я лучше желаю того, чтобы Бог восхотел сам собою сотворить зло, нежели того, чтобы Он не мог не сотворить его». Свобода творческой деятельности Божией состоит в том, что Бог творит мир по воле (ex voluntate), следуя своему свободному произволению и выбору (suo arbitrio), a не против своей воли, по необходимости и рабскому послушанию.
Нельзя подчинять Бога внутренней натуральной необходимости, в силу которой божественное существо мыслится подчиненным необходимому процессу саморазвития: ибо признано было, что существо Божие неделимо.
Следовательно, причина откровения Бога должна быть не только внутренняя, но и нравственная.
Благость как стимул (stimulus) воли Бога. Благость Божия и есть единственная причина, по которой Бог «не восхотел на веки быть сокрытым». Но эта благость не внезапно (repentina) явилась у него, не случайна и не вызвана чем-либо внешним (obventitia provocativa), но вечна и имманентна.
Как скоро Бог возымел желание, по благости своей, открыться во вне, то всемогущество Его оказалось достаточным для приведения в исполнение этого желания: «ибо у Бога мочь значит хотеть, и не мочь – не хотеть; но чего Он желает, то Он и может и осуществляет». Законодателем же для свободной воли Божией, открывающейся во вне, служит разум Божий, лежащий в основе божественного домостроительства. Итак, из понятия о Боге, как высочайшем существе, необходимо следует заключение, что откровение Бога во вне должно мыслиться нравственно-свободным актом благой всемогущей воли Божией.
Творение мира из ничего. Единственным и необходимы условием свободного откровения Бога в мире является творение этого мира из ничего (ex nihilo). Для Бога достойнее не творить ничего, чем творить из материи. 
Из понятия о Боге, как высочайшем существе, необходимо следует, что ни прежде Бога, ни совечно Ему ничто не могло существовать, в противном случае Бог уравнивался бы с тем, что совечно Ему, и унижался бы пред существовавшей прежде Него какой-либо субстанцией.
Бог сотворил мир из ничего через Премудрость. Премудрость Божия или Слово, как творческий божественный принцип. Слово же Божие, творит мир не из материи, но из ничего
В учении же о Боге троичном в лицах предуказано и творческое божественное начало, могшее создать и действительно создавшее мир из ничего, – это Слово Божие. 
Показано было уже, что Бог, до откровения своего во вне, предуготовлял идеальный план мира, обдуманный Им вместе с разумом, открывшимся потом, при творении мира, в качестве Слова. Это Слово, мыслимое во втором моменте своей божественной жизни, считается даже происшедшим во времени для показания, что вне Бога ничего не могло существовать, если даже божественное Слово сотворено во времени. 
«Если, для Бога необходима была материя для творения мира, то Он имел материю более достойную и пригодную – премудрость (sophia) свою; она одна познала ум Господень. Ибо кто знает то, что в Нем самом, кроме Духа, в нем пребывающего? Премудрость же (sophia) и есть Дух; она была у Него советницею; она и есть путь разумения и знания, из нее Он творил, творя все чрез нее и творя вместе с ней».
Эта премудрость есть источник и начало (tons et origo) всех вещей; материя материй, неподверженная концу, неразличная по своему существу, – такая, какая нужна была Богу. Он создал и родил её из самого себя, как скоро она оказалась необходимою для дел мира».
Божественное домостроительство, убеждает нас в том, что все возвратится некогда в ничтожество (in nihilum): свеется некогда небо и прекратит свое существование с землею, вместе с которою оно было прежде создано; дела рук Божиих погибнут и подвергнутся изменению. Если все существующее подвергнется изменению, то это значит, что все создано из ничего, а не из вечно существовавшей материи: ибо мир, произошедший из вечной материи, не мог бы подвергнуться изменению.
Всемогущество есть необходимое условие для творения из ничего. Правило веры решительно свидетельствует о творении из ничего.
В произведении всякого дела участвуют три составные элемента (principia): 
кто творит, что творится и из чего творится. 
«Если не указывается материя там, где упоминается творение и виновник творения, то ясно, что Бог творит из ничего. Если бы Он творил из чего-нибудь, то было бы упомянуто из чего творилось».
Благой Бог создал благой мир. Мир создан от Бога добрым зло же есть нечто позднейшее, не субстанциальное и не имеющее основания в воле Божией.
Понятие о мире, состоящем «из всех благ», выводилось из понятия о Боге, как всецело благом. Будучи благим по существу, Он мог сотворить и мир только благим. 
Во-первых, Бог сотворил мир физический добрым, как opus bonum. физический мир создан был добрым. «И сказал Бог: да будет! и сотворено было. И виде Бог, яко добро (Быт. 1)». Он назвал благом сотворенное от Него, почтил, благословил и испытал благость творения достоинством своего взора.
Весь созданный Богом мир состоит из двоякого рода вещей – видимых и невидимых. Как физический мир создан был от Бога добрым, так создан был добрым и невидимый. 
Бог, будучи всецелою благостью (totus bonus), мог творить и творил только благо. Но так как совершенная благость (perfecta bonitas) есть только Богу присущее свойство, то созданные от Него духовные существа не могли обладать совершенным благом по природе (natura), но institutione – соответственно своему предназначению к добру, своим силам и способностям обладать благом и преуспевать в нем. 
Наделение свободой воли (libertas voluntatis). Для того, чтобы духовные существа могли усовершаться в добре, Бог наделил их свободною волею и властью к самоопределению и свободному выбору добра и отвержению его.
Для утверждения в добре или противоположном ему направлении духовным существам дарованы Богом свобода воли (libertas voluntatis) и власть свободного выбора и самоопределения (potestas sui arbitrii), при которых Бог не может считаться виновником зла, если оно является делом свободного выбора со стороны существ предназначенных ко благу. 
Он дал место сражению, чтобы человек поразил врага своего тою же самою свободою воли, какою он подчинился ему, подтверждая тем свою виновность, а не виновность Бога, и таким образом достойно бы восстановил свое спасение посредством победы, а диавол был бы более жестоко наказан».

Человек
Дыхание Божие, вдохнутое Богом в лице первого человека, прошедши чрез лице его во внутрь, разлилось по всем частям плоти, сгустилось и как бы застыло в форме плоти и сделалось его душою, совпадая по форме своего наружного вида с формою плоти. 
Эта сгустившаяся душа и есть «внутренний человек», противоположный внешнему. Как внешний человек имеет свои члены и пользуется ими в своей деятельности, так и внутренний человек имеет соответственные члены и употребляет их в свойственных ему функциях; он имеет свои глаза, уши и прочие члены:
Благость Божия создала человека весьма заботливо и нежною рукою, предпослав сотворению его не властное, но ласковое слово: сотворим человека по образу и подобию нашему. В чем же состоит образ и подобие (imago et similitudo) Божие в человеке?
Образ Божий в душе, именно в человеческом духе: imago ergo spiritus. 
«Я нахожу человека, созданного свободным и наделенным способностью к самоопределению, не примечая в нем образа и подобия Божия ни в чем ином, как именно в этом свойстве его существа: ибо не в лице и телесных чертах, столь разнообразных в человеческом роде, он отпечатлен по свойству простого Бога (ad uniformem Deum), но в той субстанции, которую человек получил от самого Бога, т. е. в субстанции души, соответствующей образу Божию, – именно в свободе воли и в способности к самоопределению». 
Сущность образа и подобия Божия состоит в том, что в человеке отпечатлелись черты божественного духа – разум и свобода воли. 
Бог создал человека разумным и свободным. Причина создания человека свободным и разумным выводится из того значения, какое имеет человек во вселенной. Бог, восхотевший быть познаваемым, пожелал создать мир и в нем существо, способное познавать Его; таким существом и сотворен был человек. Создав же человека господином всего мира, он не мог не наделить его свободою воли.
В свободе, данной Богом человеку, заключалась уже возможность для последнего действовать согласно с волею Божией или вопреки ей. 
Ибо один только Бог по природе благ. Человек же только предназначен к благу. Следовательно благо не вытекает из природы самого человека. 
Таким образом, человеку дана возможность сделаться добрым, каковая возможность и осуществляется при помощи данной ему свободы воли, посредством которой он может добровольно или осуществить свое предназначение к добру, или же, не рабствуя пред своим предназначением к добру, свободно не осуществить его.
Закон (ratio) усвоения блага состоит в том, что в добре необходимо постепенно упражняться, по силе свободной воли не доброхотствующей институции и не рабствующей пред нею.
Если бы человек не имел права делать добро по воле, а должен был делать его по необходимости, то он по бессилию своего рабства мог бы быть увлечен злом, равно как он был бы рабом добра. 
Следовательно, ему приличествует полная свобода воли, как в том, так и в другом случае, чтобы он, господин самого себя, неизменно, по доброй воле, готов был сохранять добро и избегать зла. Если же человек пал, то в падении его виновна его свобода, поскольку от нее зависело решиться на добро или зло.
Моральное долженствование имеет абсолютный характер: вменяется не конкретный проступок, а неисполнение долга. 
Человек – это высшее творение Божие отражающее могущество и мудрость Творца его. Бог насадил в тварной природе человека, в качестве придатка, идею бесконечного – conscientia Dei. На основе этой идеи и чувства божественного и утверждена возможность для человека возвышаться до богопознания естественным образом (naturaliter) при посредстве дарованных ему познавательных сил
Двумя главными видами познания, являются Откровение и естественное познание. Естественное познание начинается с чувственного восприятия: чувства необманчивы. В душе естественным путем возникают первичные представления о Боге, благе и зле. 
Душа, образ Божий, соединяет в себе две различные субстанции, «дух» и «тело», помещается в сердце и отождествляется с «ведущим началом», ее деятельность начинается с самоощущения: «ощущение есть душа души». 
Душа не может обрести спасения, если она не уверует, пока обитает во плоти. Итак, плоть есть якорь спасения. она научена была самим Богом, Учителем её. Хотя душа угнетена темницею тела. «Душа по природе своей христианка», она обыкновенно становится христианкой, а не рождается ею.
Превосходство веры над разумом. Созерцание Бога, данное в акте откровения, есть результат его воли и не достигается в одностороннем порядке ни мыслимым усилием, ни напряжением веры. Более того, созерцание Бога в принципе не может быть понято как когнитивный процесс, ибо неизбежно предполагает встречу с его взыскующим и милосердным взором. 
"Чем истиннее, тем проще; чем проще, тем обыденнее; чем обыденнее, тем всеобщней; чем всеобщней, тем естественней; чем естественней, тем божественней".
Мистический опыт актуализирует глубинные проявления человеческой души, позволяя им реализовать себя сквозь все напластования внешней рациональности спонтанные душевные проявления: непроизвольные восклицания, неконтролируемые вскрики, нерефлексируемые речевые формулы.
Вера как высшая истина.
Ибо кому истина открыта без помощи Бога? Кто познал Бога без Христа? Кто обрел Христа без Св. Духа? Кому сообщается Св. Дух без таинства веры?
Тем более следует верить там, где именно потому и не верится, что это удивительно! Ибо каковы должны быть дела Божьи, если не сверх всякого удивления? Мы и сами удивляемся — но потому, что верим. Сertum est, quia impossibile это несомненно, ибо невозможно.
Credo quia absurdum est («Верую, ибо абсурдно»).
Ум должен от свойств мира восходить вверх, а не опускаться к неизвестному. 
Евангелие - единственный авторитетный источник познания бога, а тем самым и любого знания, ибо бог все определяет и правит человеческой жизнью. Философский разум ведет лишь к ереси. Знание, как несовершенное, некогда упразднится, но вера, как и надежда и любовь пребывают.

Первый христианский Символ Веры 
"Вот правило, или символ, нашей веры. Мы веруем, что существует единый Бог, творец мира, извлекший его из ничего словом своим, рожденным прежде всех веков. Мы веруем, что слово сие есть сын Божий, многократно являвшийся патриархом под именем Бога, одушевлявший пророков, спустившийся по наитию Бога Духа Святого в утробу девы Марии, воплотившийся и рожденный ею; что слово это - Господь наш Иисус Христос, проповедовавший новый закон и новое обетование царствия небесного. Мы веруем, что Иисус Христос совершил много чудес, был распят, на третий день по своей смерти воскрес и вознесся на небо, где сел одесную Отца своего. Что он вместо себя послал Духа Святого, чтобы просвещать свою церковь и руководить ею". 
Вариант перевода: «Бог един и нет иного Бога, кроме Творца мира, Который произвел все из ничего через Слово Свое, происшедшее прежде всего. Слово это, названное Сыном Его, которое по-разному открывалось патриархам в имени Божьем, всегда слышно было в пророках, сошло, наконец, из Духа Бога-Отца и Благости Его на Деву Марию, стало плотью во чреве Ее и произвело родившегося от Нее Иисуса Христа. Затем Он возвестил новый Закон и новое обетование Царства Небесного, творил чудеса, был распят на кресте, на третий день воскрес. Вознесшись на Небо, воссел одесную Отца, послал наместником Своим Духа Святого, чтобы Он водил верующих. И приидет Он со славой даровать праведным плоды жизни вечной и небесного блаженства, а нечестивых осудить к пламени вечному, воскресив тех и других и возвратив им плоть».
Квинт Септимий Тертуллиан (155/165 — 220/240), раннехристианский теолог и апологет, автор 40 трактатов, один из первых выразил концепцию Троицы. Положил начало латинской патристике и церковной латыни.

Абсолют в исихазме

Духовная практика единения с Богом

Исихазм («спокойствие, тишина, уединение») — христианское мистическое мировоззрение, система аскетической и монашеской практики, направленная на богопознание, узрение Божественного (Фаворского) света внутри собственного сердца во время молитвы, стяжание внутреннего совершенства и обо́жение. 

Духовная практика исихазма, основывается отшельничестве, безмолыии и ряде особых психофизических приемов, ядром которых является умно-сердечная молитва, совмещённая с трезвением и контролем за всеми исходящими изнутри помыслами.
Практика заключается в постоянное памятовании о Боге, живом переживании простоты и сердечности, всецелом предании себя в руки Божии и непрестанном творении в уме Иисусовой молитвы:
«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» (Иногда до 12 тысяч раз в день).

Представители исихазма в средневековье:

1. Макарий Великий (Макарий Еги́петский; ок. 300 — 391), христианский святой и отшельник.
2. Евагрий Понтийский ( 346—399), христианский богослов, философ и монах.
3. Симеон Новый Богослов (949 — 1022)— монах, богослов, сочинитель «Гимнов» (поэтических духовных стихов), один из ярчайших представителей традиции исихазма. 
4. Григорий Синаит (ок. 1268—1346) — православный святой, преподобный, возродил на Афоне практику Иисусовой молитвы. 
5. Григорий Палама (1296 —1359) — отец и учитель Церкви. христианский мистик, византийский богослов и философ, систематизатор и создатель философского обоснования практики исихазма.

В основе философии и богословия исихазма лежат:

1. Учение об «боговидении», «богосозерцании» и обо́жении.
2. Учение о различии божественной сущности и божественных нетварных энергий (Фаворского света).
3. Принципы святоотеческой концепции «синергии», соработничества Бога и человека, взаимодействия божественной благодати и свободной воли человека.
4. Система восхождения духа Человека к божеству, по лестнице добродетелей, учение о самонаблюдении, целью которого является нравственное улучшение и достижение безграничного совершенства.
Ключевыми для исихазма цитатами из Священного Писания являются:
«Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк, 17:21),
«Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф, 5:48),
«Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17).

Макарий Египетский

Единый Бог, Господь, Бог Владыка. Беспредельный, неприступный и несозданный Бог, по беспредельной и недомыслимой благости Своей. Бог есть огонь, который сжигает и созидает в человечестве небесный образ. Бог есть любовь. Как Бог есть любовь, радость, мир, благость, милосердие, так и новый человек соделался сим по благодати.
Бог свободен и творит, что хочет. «Божественный Эрос побудил Бога снизойти на землю», побудил Его «покинуть горнее молчание». Оба стремления. Божественное и человеческое, достигает высшей точки в историческом Христе, в Котором, как в зеркале, Бог и человек узнают друг друга. Между Богом и человеком существует самое близкое родство. Само сердце - малый сосуд, но там есть все.
Цель христианской жизни – это единение человека с Духом Божиим. Прежде еще сказали мы, что человек по природе имеет предначинание, и его-то взыскует Бог. И поэтому, повелевает, чтобы человек сперва понял, поняв возлюбил, и предначал волею. А чтобы мысль привести в действие, или перенести труд, или совершить дело, – сие благодать Господня дает возжелавшему и уверовавшему. 
Обожение
Христианином может называться только человек стремящийся к обожению. Обожение – это самая высокая ступень, которую достигает личность. Человек облачается в «нового наднебесного человека Иисуса Христа»: его глаза преображаются в глаза Господни, его уши – в уши Господни, голова его – в голову Господню, чтобы весь новый человек был чистым, нося поднебесный образ.
Процесс обожения человеческой личности – от богочеловеческого начатка до полного возрастания – проходит все этапы органического возрастания. Такой человек «постепенно – возрастает до совершенного человека, приобретая полноту совершенства. «Жизнь – это рождение от Бога, ибо без этого невозможно жить душе, как Господь говорит: «Если кто не родился свыше, не может войти в Царство Божие».
Когда твоя душа общается с Богом, и войдет небесная душа в твою душу, тогда ты совершенный человек в Боге, и наследник, и сын. «Силою Духа и духовным возрождением человек достигает совершенства первого Адама и становится даже выше его, потому что делается обоженным».
Они становятся по благодати – тем, чем Бог является по природе. Господь живет в человеке, и человек – в Господе, «и Сам Господь беспрепятственно совершает в нем Свои собственные заповеди, исполняя его плодами Духа» и сущность своей жизни выражает таинственными словами святого и великого Павла: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20).
Они во Христе, также и Христос в них. Христос для них – «все во всем: рай, Христос для того и пришел, чтобы человека сделать «Своим собственным домом и храмом» себя как храм Божий».
Обожение личности собирает воедино все силы душ, не исключая телесную часть. Человек совершенен не только когда он «в Бoгe» но и когда Бог «в человеке». «Что становится по Духу ... это совершенно». Кто родился от Духа, тот «запечатлел образ совершенства– на лице и в членах». «Совершенные христиане» удостаиваются «достичь степени совершенства», то есть стать «богами... по благодати».
Процесс обожения охватывает и все орудия познания духовного бытия. Их соединение с Божеством приводит к состоянию обоженности, обогочеловеченности. 
Соединение с безначальным Умом. Обожение ума достигается через «смешивание» (κρασις) – соединение ума человека с умом Богочеловека. Вечный смысл человеческого ума – «соединиться с безначальным Умом. Но чтобы стяжать такое соединение, человеку необходимо пройти подвиг этической триады – веры, надежды, любви. 
Когда ум пройдет эти подвиги и изменится с помощью этической триады, только тогда он удостоится стать «одним духом с Господом» чтобы обогочеловечиться. Если человек подвизается добровольно и допускает благодать Святого Духа облагодатствовать ум до конца и обитать «в глубочайших глубинах ума», тогда Господь «соединяется с умом» и становится с человеком «одного духа, одного состава, одного ума».
Достижение чистоты сердца. Господь призывает Своих последователей, чтобы они старались достичь «абсолютной чистоты». Эти же слова свидетельствуют о том, что возможно «достичь совершенства и полного освобождения от страстей», обрести чистоту сердца и очищенным оком обоженного сердца созерцать Бога. При участии «совершенного и божественного Духа» достигается «совершенное очищение от грехов и освобождение от безаконных страстей, что составляет вершину добродетели». «Очищенное и освященное сердце» созерцает Божество и реально переживает истину слов Христа: «Блажены чистии сердцем, яко тии Бога узрят».
«Действительно, сердце (человека) непостижимая бездна», и достичь «чистоты сердца возможно только через Иисуса». Чистое сердце становится «царской палатой Христа». 
Соединение с волей Божией. Воля есть единосущная часть богообразной души и своей природой проходит через все степени развития души. Обожение души происходит и через волю. Соединяясь с благодатью, воля обожается. Человеческая воля освобождается от власти диавола и излечивается только соединением с волей Божией. В воле Божией воля человеческая находит свою целостность, свое здравие. 
Синергизм воли и благодати проявляется через «христообразную», богочеловеческую деятельность. Обоженная воля формирует всю свою деятельность по образу Божию – то есть в соответствии с очищенной богообразной своей сущностью, что предполагает личное участие Триипостасного Божества.
Посему, воля человеческая есть как бы существенное условие. Если нет воли; сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе Своей. Посему, совершение дела Духом зависит от воли человека. Опять, если даем мы полную свою волю, то нам все дело приписывает чудный во всем и совершенно недомыслимый Бог. 
Человеческая личность, благодатно преображенная этической триадой (верой, надеждой, любовью), постепенно формируется по Христу, пока не станет «христообразной», пока не обожится. 
Христообразную, духоносную личность Дух Святой ведет к совершенному исполнению воли Божией – воля души согласна с волей Божией, постольку она способна на вечные, богочеловеческие дела, на служение Святому Духу через всю сложность жизненных обстоятельств Дух Святой ведет, поддерживает равновесие и гармонию между волей Божией и человеческой, потому что знает «волю Господню». «Без Духа Святого... никто не может познать волю Божию». Облагодатствование, обожение воли является правилом христианской жизни – conditio sine qua non – и необходимостью в познании Истины.
По благодатной икономии спасения необходим сенергизм (сотрудничество) человеческого духа и Святого Духа, чтобы возможно было достичь «совершенной чистоты» человек возвращается «к первозданной чистоте». 
Спасение есть дело Богочеловеческое: полного духовного преуспеяния мы достигаем "не одною Божественною силою и благодатию, но и принесением собственных трудов", с другой стороны, в "меру свободы и чистоты" приходим не одной собственной рачительностью, но не без "содействия свыше Божией руки". 
Внутренний подвиг христианина определяет меру восприятия им единства Любви и Правды Божией. Каждый из нас приобретает спасение по благодати и Божественному дару Духа Святого, но достичь совершенной меры добродетели, необходимой для усвоения душой этого Божественного дара, можно лишь "верою и любовью при усилии свободного произволения". 
Стяжание внутреннего совершенства. Для совершенствования, для благодатного возрастания личности нет предела. Граница личности есть безграничность, бесконечность, вечность, Бог. «Будьте совершенны , как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5:48).
Христианин обязан всегда иметь памятование о Боге; ибо написано: возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего (Втор. 6, 5), то есть, не только когда входишь в молитвенный дом, люби Господа; но, и находясь в пути, и беседуя, и вкушая пищу, имей памятование о Боге, и любовь и приверженность к Нему. Ибо говорит Он: где ум твой, там и сокровище твое (Мф. 6, 21). К чему привязано сердце человека, и к чему влечет его пожелание, то бывает для него богом. Если сердце вожделеет всегда Бога, то Бог есть Господь сердца его.
Макарий Египетский, преподобный Макарий Великий (300–391) — христианский святой, отшельник, почитаемый в лике преподобного, автор духовных бесед и молитв

 

Абсолют в средневековой мистике

Средневековая мистика

Мистика основывается на вере в трансцендентный Абсолют, сверхъестественные силы, в возможность их постижения и общения с ними посредством откровения, своеобразного духовного опыта.
В основе мистической философии признание таинственного, божественного, сверхъестественного мира и вера в возможность непосредственного общения человека с ним.
Мистика представляет собой религиозная практику, направленную на переживание в высших состояниях непосредственного единения с Абсолютом.
Внутреннее общение человеческого духа с абсолютным признается как существенная основа истинного познания. При этом высшей формой познания —является интуиция и откровение, через которое человеку открывается мистическая, «сверхприродная» реальность.
Средневековая мистика — религиозно-философские течения, которые в противоположность официальной церковной идеологии и схоластики, видели путь постижения Бога не в логике и рассуждении, а в сверхразумном созерцании, озарении и интуиции.
Мистики придавали решающее значение индивидуальному опыту, внутренним религиозным переживаниям основных положений христианства.

Представители средневековой мистики

Августин (354—430) — христианский богослов и философ, один из Отцов христианской церкви, разработал идею просветленного прикосновения к истине и мистического союза Богочеловека Христа и уверовавших в Него людей.
Псевдо-Дионисий Ареопагит (5 в.), сформулировал принципы апофатического богословия и определил классический тип мистики.
Макси́м Испове́дник (580—662), творчески переработал и синтезировал с христианством методологию неоплатонизма.
Иоанн Скот Эриугена (810-877), ирландский философ, богослов, представитель раннего средневекового мистицизма, перевёл на латынь все сочинения Псевдо-Дионисия Ареопагита.
Петр Дамиани (1007-1072), итальянский теолог и кардинал французских богословов. 
Бернард Клеровский (1091 -1153), французский богослов, мистик, аббат монастыря Клерво, первым в Средние Века оформил мистику как своеобразное богословское направление.
Дитрих Фрейбергский (ок.1250-1311), богослов-мистик, последователь неоплатонизма.
Бертольд Мосбургский ( -1330), монах–доминиканец, автор объемистого сочинения "Изложение первооснов теологии Прокла".
Майстер Экхарт (1260-1328), немецкий теолог и философ, один из крупнейших христианских мистиков, автор концепции присутствия Бога во всём существующем.
Генрих Сузо (1295-1366), немецкий писатель и поэт, богослов-мистик.
Иоганн Таулер (1300 -1361), немецкий христианский мистик.
Ян Ван Рёйсбрук (ум. 1381), фламандский мистик, святой католической церкви, последователь Дионисия Ареопагита.

Философы соединившие в своем творчестве мистику и схоластику

Гильом из Шампо (ок. 1070 — 1121), средневековый французский философ-мистик, представитель крайнего реализма, богослов, епископ шалонский. 
Гуго Сен-Викторский
(1096/97 — 1141), французский философ, богослов. Представитель средневекового философского течения, сочетавшего религиозную мистику с умозрительным мышлением.
Ришар Сен-Викторский (ок. 1110—1173), французский философ, теолог, представитель мистицизма.
Св. Фома Аквинат (1225—1274),  итальянский философ и теолог, утвердивший мистическое размышление и созерцание божественного как достижение вершины теологии («visio beatifica»).
Бонавенту́ра (ок. 1218 — 1274),  итальянский теолог, генерал францисканского ордена, учитель церкви.

Аврелий Августин 

Бог — это нематериальный, всемогущий Абсолют, выше которого не может быть никого и ничего. Бог не находится где-нибудь. <…> Скорее в Нём находится всё, чем Он — где-либо.
Бог сверхприроден, бестелесен, а значит божественное начало бесконечно и вездесуще. Бог выше всяких определений.
Бог - Высшее Благо во всех отношениях, лучше чего ничего не может быть или мыслиться. «Абсолютное добро» в сущности Бога указывает на его единство с бытием. Одна сущность, или субстанция, и три Лица.
Источник благого бытия – Господь, наивысшая степень блага, красоты, самая прекрасная форма всего. Мир существует в постоянном акте его сотворения Богом, он даже только поэтому и существует, что не иссякает творческая сила Господа. Творец один и мир один, какие то иные миры – игра воображения.
Бог личность. Бог не только бесконечное бытие, но и личность, преисполненная любви. Мир как свободный акт божественной воли является творением разумным, бог создал его на основе собственной идеи. В боге сокрыт идеальный образец реального мира.
Бог — это личность, которая создает мир по собственной воле. "Воля Божья присуща Богу и предваряет всякое творение". Обладая бесконечностью, бестелесностью и абсолютным всемогуществом, Бог, исходя из своей воли, полностью владеет судьбой мира и человека, поэтому сама судьба в руках Божьих становится Провидением, промыслом Божьим. Бог как внематериальный Абсолют, соотнесенный с миром и человеком как своим творением. Он существует независимо от всего остального. Бог создал мир и абсолютно не зависит ни от природы, ни от человека. Мир, природа и человек, наоборот, полностью зависят от Бога и существует благодаря божественной воле
Время. Мир сотворен не во времени, а вместе с временем. Приведение как будущего, так и прошлого к настоящему доказывает божественную, совершенную абсолютность. В боге раз и навсегда соединены настоящее с прошлым и будущим. Длительное время делает длительным множество преходящих мгновений, которые не могут не сменять одно другое; в вечности ничто не преходит, но пребывает как настоящее во всей полноте; время как настоящее в полноте своей пребывать не может. В тебе, душа моя, измеряю я время… Прошлого уже нет, будущего еще нет, а настоящее лишено протяженности.. Любовь к временному можно изгнать, только почувствовав сладость вечного.
Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я захотел объяснить спрашивающему - нет, не знаю.
Бог — это Высшая Сущность и Творец мира из ничего. Бог настолько всемогущ, что ни на один миг не оставляет своего попечения над миром и осуществляет непрерывное творение. Если Бог "отнимет от вещей свою производительную силу, то их так же не будет, как не было прежде, чем они были созданы". Бог постоянно творит не только вещи, но и каждого человека.
Бог как единое, совершенное, абсолютное бытие, мир же имеет значение как божье творение и отблеск. Без бога ничего нельзя ни совершить, ни познать. Во всей природе ничего не может произойти без участия сверхъестественных сил.
«Верховный Художник сочетал и расположил свои творения в одно прекрасное целое. Его благость, начиная с высшего и оканчивая низшим, не завидует никакой красоте, которая и может быть только от одного Него».
Человек. В акте творения души Бог избрал именно человека, отказавшись от одушевления других природных организмов. Каждая человеческая душа творится Господом индивидуально, поэтому души неповторимы. 
Сам Господь по своей воле посылает озарение человеку: Душа разумная и мыслящая... не может сиять сама по себе, но сияет в силу участия в ином, правдивом сиянии. Великая бездна сам человек... волосы его легче счесть, чем его чувства и движения его сердца. Я сам не могу полностью вместить себя. Ум тесен, чтобы овладеть собой же.
Целью и смыслом, человеческой жизни является счастье. Счастья можно достигнуть в едином - в боге. Счастье человека–в познании бога, инструмент познания–душа. Душа состоит из разума и воли. Разум помогает понять добро и зло, что еще не делает человека добродетельным. Выбор между добром и злом делает воля. Величие бога в том, что он дал человеку волю, и он обладает свободой выбора, в который бог не может вмешаться. Значит бог не имеет отношения ко злу. Бог–абсолютное добро, абсолютного зла нет. Как тишина есть отсутствие всякого шума, нагота — отсутствие одежды, болезнь — отсутствие здоровья, а темнота — света, так и зло есть отсутствие добра, а не нечто, существующее само по себе. Добро может существовать и без зла; но зло без добра существовать не может. Чем дальше человек от бога, тем больше зла.Каждое существо, до тех пор пока оно существует, должно обладать качеством доброты - точно так же, как обладает качеством существования.
Спасение - в руках человека, который волен выбирать добро. На утверждении свободы человеческой воли, категории неспособность согрешать и способность не согрешать. Вера есть воля верующего.
Благодать. Нет любви без надежды, нет надежды без любви, нет и обеих без веры. 
Спасение совершается по благодати или предопределению Божьем. Исцеление человека и его воли, может исходить лишь от Христа. Спасение человека зависит лишь от действия Божьей благодати в человеческом сердце. 
Благодать — особая божественная энергия, которая действует по отношению к человеку и производит изменения в его природе. Без благодати невозможно спасение человека. 
Свободное решение воли — лишь способность стремиться к чему-либо, но реализовать свои стремления в лучшую сторону человек способен только с помощью благодати.
Познание. Достижение человеческого счастья предполагает прежде всего познание бога и испытание души. В природе человека нет ничего выше ума. Но не по уму ему следует жить, если он хочет быть счастливым; иначе он жил бы только по-человечески, тогда как мы должны жить по-божески, чтобы достичь счастья. Ума его ему недостаточно, и он должен подчиниться Богу. 
Торцом всех идей и понятий является бог. Человеческое познание о вечных и неизменных идеях убеждает человека, что их источником может быть лишь абсолют - вечный и надвременный, бестелесный бог. Человек не может быть творцом, он лишь воспринимает божественные идеи. Разум есть взор души, которым она сама собою, без посредства тела, созерцает истинное. Чудо не противоречит природе, чудо противоречит лишь тому, что мы о ней знаем.
Единство веры и познания. Истину о боге не может познать разум, но вера. Вера же скорее относится к воле, чем к разуму.: Вера и разум взаимно дополняют друг друга. Там, где кончается разум, начинается вера. 
Вера, есть исходное основание любого знания. Основываясь на библейском утверждении “покуда не уверуете, не уразумеете” (Книга пророка Исаии, гл. 7).
Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе. Вера предшествует пониманию. «Уверуй, чтобы урaзуметь». «Уразумей, чтобы уверовать» — мои слова; «Уверуй, чтобы уразуметь» — слова Господа.
Бог стал человеком, чтобы человек мог стать богом. Ты создал нас для Себя, и неспокойно сердце наше, пока оно не найдёт Тебя.
Бог есть любовь. Только евангельское понимание милосердной любви может придать смысл остальным проявлениям человека – языку и мышлению.
Святой дух есть любовь. «Святой Дух не может быть безымянной ипостасью, а значит, исхождение Святого Духа и есть та самая любовь Отца к Сыну и Сына к Отцу». Тот, кто полон любви, исполнен самим Богом.
Возлюби Господа и поступай как хочешь. Люби — и делай что пожелаешь. Eсли ты любишь человека таким, какой он есть, то ты любишь его. Eсли ты пытаешься его кардинально менять, то ты любишь себя. Вот и всё.
Побеждает лишь истина, а победа истины — это любовь. С любовью к грешнику и ненавистью к греху.
Бог велик в великом, но не мал в малом. Бог не требует невозможного. Каждый стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет.
Поутру, когда медлишь вставать, тотчас же скажи себе: я встаю, чтобы приняться за дело человеческое. Неужели же я буду досадовать на то, что иду на дело, ради которого я создан и послан в мир!
Аврелий Августин (Блаженный Августин) (354—430 гг.), христианский богослов и философ, влиятельнейший проповедник, епископ Гиппонский (с 395 года), один из Отцов христианской церкви, родоначальник христианской философии истории.

 

Абсолют в схоластике

Схоластика

Схоластика направление в средневековой философии, для которого характерно соединение религиозной догматики и рациональной аргументации, а также систематизация христианского учения с помощью философии и логики.
Данное направление религиозной философии представляло собой синтез христианского богословия, а также неоплатонизма и позже - учения логики Аристотеля.
Представители которого считали своей задачей теоретическое обоснование догм христианской религии и рациональное обоснование христианского вероучения.

Основная проблематика схоластики

1. Раскрытие соотношения между теологией и философией, разумом и откровением верой и знанием.
2. Разработка проблемы универсалий, соотношения общего и единичного, номенализма и реализма.
3. Разработка системы доказательств бытия Бога с рационалистических позиций.

Характеристики схоластической философии

1. Применение философских понятий и приёмов мышления к христиански-церковному вероучению.
2. Использование философии и логики, искусственных, формальных аргументов для теоретического оправдания церковных догматов.
3. Стремление к систематизации христианского учения, собранию в систему канонических правил, построение цельных систем. 
4. Тенденция схоластической системы мышления к строгой логике, правильности определений и формулировок, четкости понятий и точности выражения мыслей.

Представители средневековой схоластики

1. Ранняя схоластика (11-12 вв.).
Боэций (480-524) первым перенес рационализм греческой культуры в латиноязычную традицию, предтеча схоластики.
Алкуин (ок. 735— 804), англо-саксонский учёный, богослов и поэт.
Иоанн Скот Эриугена (810 — 877), ирландский философ, богослов, считающийся одним из первых схоластов и отцом этого течения.
Беренгар Турский (ок. 1000 —1088), французский философ, теолог, номиналист, занимавший крайние позиции рационализма
Петр Дамиани (1007 — 1072), монах-бенедиктинец, кардинал, богослов, Учитель Церкви. Сторонник фидеизма, утверждающего, для спасения достаточно откровения, которая заменяет любое другое знание
Иоанн Росцелин (ок. 1050-1122), французский философ, теолог, крупный представитель номинализма.
Гийом из Конша (ок. 1060 - ок. 1154), философ, богослов, грамматист
Гийом из Шампо (ок. 1068-1121), французский философ-мистик, представитель крайнего реализма, богослов, епископ шалонский, друг Бернара Клервоского, отстаивал право свободного мышления, последователь платонизма. 
Жильбер Порретанский (1080- 1154), французский философ -схоласт и богослов, сторонником умеренного реализма.
Алан Лилльский (ок. 1120, Лилль — 1202), французский теолог, поэт. Монах-цистерцианец, католический святой. Последователь неоплатонического мистицизма. Автор изречения: Бог есть сфера мысленная, чей центр везде, а окружность нигде.
Ансельм Кентерберийский (1033 — 1109), философ, богослов, представитель реализма и один из основоположников схоластики, автор формулы «Credo ut Intelligam» (Верю, чтобы понимать).
Пьер Абеляр (1079—1142), средневековый французский философ-схоласт, теолог, поэт и музыкант. Один из основоположников концептуализма.
Иоанн Солсберийский (ок. 1115- 1180), англо-французский богослов, схоласт, писатель, педагог.

2. Высокая схоластика (13 – нач. 14 в.). 
Альберт Великий, Альберт фон Больштедт (ок. 1200-1280), немецкий философ, схоласт, теолог, учёный, доминиканец, Учитель Церкви.
Роджер Бэкон (ок. 1214 — 1292), английский философ и естествоиспытатель, монах-францисканец. 
Бонавентура (1221 — 1274), итальянский теолог, францисканский схоласт, католический святой, учитель церкви. 
Фома Аквинский (1225 — 1274), итальянский философ и теолог, католический святой, учитель Церкви, систематизатор ортодоксальной схоластики.
Раймунд Луллий (1235-1315), каталонский миссионер, поэт, философ и теолог.
Сигер Брабантский (ок. 1240 - ок. 1281), философ, магистр, один из основателей западноевропейского (т. н. «латинского») аверроизма.
Дунс Скот (1266 — 1308), шотландский теолог, философ, схоластик и францисканец, выдающийся представитель золотого века средневековой схоластики.
Роберт Гроссетест (1170 — 1253), основатель оксфордской философской и естественнонаучной школы, теоретик и практик экспериментального естествознания, епископ Линкольна.
Эгидий Римский (1246/1247 — 1316), латинский философ, теолог, епископ Буржа, последователь Аристотеля.

3. Поздняя схоластика (14–15 вв.).
Альберт Саксонский (ок. 1316 — 1390), философ, логик, математик, механик и естествоиспытатель.
Уильям Оккам (ок. 1285 — 1347), английский философ, францисканский монах, сторонник номинализма.
Жан Бурида́н (ок. 1300— ок. 1358), французский философ, логик, представитель номинализма, католический богослов.
Николай Орем (ок. 1320-1382), французский натурфилософ, математик, астроном, теолог, епископ города Лизьё.
Габриэль Биль (ок. 1420–95), немецкий богослов и философ-схоластик, теолог, августинец, католический священник.

Ансельм Кентерберийский 

Бог — бесконечно великое Существо, "то, больше чего нельзя себе представить". Высочайшее Благо (summum bonum), которое существует через себя и из себя.
В Боге сущность и бытие тождественны. Мир в целом и все вещи в мире получают бытие от Бога.
До акта творения то, что должно быть сотворено, предсуществует в Боге в образе его Идей. Идеи не творятся Богом, они суть мысли Бога и потому вечно существуют в его мышлении. Все сотворенное получает существование действием Слова: Бог "сказал", и предсуществующее в виде Идей творение обретает реальное существование.
Творческое Слово отличается от человеческих слов; но если все же сравнивать его с ними, то скорее всего можно уподобить это Слово внутреннему слову (представлению о вещи), общему для всех людей, независимо от того, на каком языке они говорят.
У человека есть два источника знания: вера и разум. Вера является основой рационального знания. Познание для христианина начинается с акта веры: факты, которые он хочет понять, даны ему в Откровении. Не понимать, чтобы верить, но верить, чтобы понимать, следует христианину. Между слепой верой и непосредственным видением Бога есть среднее звено — понимание веры, и такое понимание достигается с помощью разума.
Разум не всегда способен постичь то, что является предметом веры, но он может обосновать необходимость веры в истины Откровения. Важнейшей его задачей является доказательство существования Бога.
Доказательства существования Бога. Существуют четыре доказательства бытия Бога, три онтологических и одно метафизическое.
В онтологических существование Творца доказывается, исходя из рассмотрения творений.
В их основе лежат две предпосылки:
1. Все творения отличаются друг от друга степенью обладания каким-либо совершенством;
2. Вещи, наделенные совершенством в разной степени, получают свои относительные совершенства от совершенства как такового, совершенства в наивысшей степени.
В онтологических доказательствах бытие Бога выводится из самого понятия Бога. Бог есть, потому что Он есть — то есть Бог при рождении человека вкладывает в его разум идею о Себе.
Даже тот, кто отвергает Бога, понимает смысл этого выражения, следовательно, оно есть в его понимании.
Сотворенные вещи несовершенны, они образуют ряд возрастающего совершенства, но этот ряд, как каждый реальный ряд не может быть бесконечным. Должна существовав сущность, совершеннее которой ничего нет, ею и является бог. Бог превосходит по величине все мыслимое. Значит, он существует вне нас и вне этого мира. Hа понятийном уровне представление о Боге может быть выражено формулой: "то, больше чего нельзя помыслить"._ “id quo maius cogitari nequit”.
Метафизическое доказательство бытия бога как общего принципа бытия всего сущего, всех видов бытия: если бы бог существовал лишь в нашей мысли, он был бы лишен абсолютного совершенства, был бы чем-то противоречивым, потому то бог как совершенство должен существовать в действительности.
“И, конечно, то больше чего нельзя себе представить, не может быть только в уме. Ибо если оно уже есть по крайней мере только в уме, можно представить себе, что оно есть и в действительности, что больше. Значит, если то, больше чего нельзя ничего себе представить, существует только в уме, тогда то, больше чего нельзя себе представить, есть то, больше чего можно представить себе. Но это, конечно, не может быть. Итак, без сомнения, нечто, больше чего нельзя себе представить, существует и в уме, и в действительности.”
Универсалии. Общие понятия, универсалии имеют собственное, независимое от единичных вещей существование, но связаны с ними. Единичное участвует в существовании абсолютного, независимая реальность которого выводится путем обобщения общих черт единичных вещей. Объекты, соответствующие общим понятиям, таким как «человек», «животное», виды и роды, реально существуют наряду с конкретными людьми или животными. Кто не может понять, как несколько индивидов составляют одного «человека», тот никогда не поймет, как один Бог может быть в трех Лицах.
Свобода воли. Правильное направление воли заключается в том, чтобы желать только того, чего желает Бог. Пока человек сохраняет правильное направление воли, он свободен; иными словами, свобода есть свобода от греха. Как существо разумное человек обладает способностью выбора. Выбор греха означает утрату свободы, которая может быть восстановлена только с помощью благодати.
Ансельм Кентерберийский (1033—1109), католический богослов, философ, архиепископ Кентерберийский, "отец" средневековой схоластики