Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Мифы о боге-творце Праджапати

Праджапати

Праджапати (prajüpati букв, «господин потомства»), - владыка созданий, бог-творец, создатель вселенной и отец других богов. Праджапати часто отождествляется с абстрактным принципом Брахманом, а также с богами Сомы, Савитара. В тексте «Шатапатха-брахманы» Праджапати принимает образ черепахи и отождествляется с Кашьяпой, представая как творец мира и всего живого.

 В космогоническом гимне к неизвестному богу X, 121, говорится, что изначальный бог-творец, которого в конце гимна называют Праджапати, возник как золотой зародыш, Хираньягарбха. 
Праджапати стал владыкой и господином творения, поддержал землю и небо, установил солнце и небосвод породил высокие сверкающие воды, дал жизнь всему, что способно жить, дал жизненную силу богам и создал истинные законы, став владыкой богов, людей и самой жизни.

Ригведа. X, 121. К неизвестному богу 

1 Вначале он возник как золотой зародыш.
Родившись, он стал единственным господином творения.
Он поддержал землю и это небо.
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

2 Кто дает жизнь, дает силу, чей приказ
Все признают, чей (приказ признают) боги,
Чье отражение – бессмертие, чье – смерть – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

3 Кто благодаря (своему) могуществу стал единственным царем
Мира живых, (того,) что дышит и моргает,
Кто правит его двуногими и четвероногими – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

4 Чьим могуществом (существуют) эти снежные (горы),
Чей, (как) говорят, океан вместе с Расой,
Чьи эти стороны света, чьи руки (они образуют) – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

5 Кем грозно небо, кем тверда земля,
Кем установлено солнце, кем – небосвод,
Кто в воздухе измеряет пространство – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

6 На кого взирали с трепетом в душе
Два войска, поддерживаемые (его) помощью,
На кого ярко светит взошедшее солнце – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

7 Когда же пришли высокие воды,
Вбирая в себя все как зародыш, порождая Агни,
Он возник из этого как единая жизненная сила богов - 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

8 Кто в (своем) величии охватывал взором воды,
Зачинающие Дакшу, порождающие жертву,
Кто был единственным богом над богами – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

9 Да не причинит нам вреда (тот), кто родитель земли
Или кто породил небо, (тот,) чьи законы истинны,
И кто породил высокие сверкающие воды – 
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

10 О Праджапати! Никто, кроме тебя,
Не охватил все эти существа.
С каким желанием мы совершаем тебе возлияния, да сбудется оно для нас!
Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 

Функция высшего бога и господина творения ещё более полно засвидетельствована в четвертой веде «Атхарваведа» (I тыс. до н.э.) все более утверждается значение Праджапати как высшего бога, властелина вселенной и сохраняются функции творца мира, космического Золотого Зародыша, отца богов и людей.
В «Атхарваведе» говорится о Нечто Одном (ekam), рожденном из космических вод, и о потомке Праджапати -Золотом Зародыше (Хираньягарбха, hiranyagarbha), (IV, 2).
В «Атхарваведе» уже намечается переход от персонифицированных богов к абстрактным творческим принципах, в частности Праджапати отождествляется с Скамбхой (skambha букв, «опора»), космическим столпом или мировым деревом, вселенской опоре, раме, в которую заключено мироздание, в котором свернуто время и сосредоточены все боги и люди. При этом он отождествляется и с верховным богом Индрой, который к этому времени еще сохранил свое значение.

Атхарваведа, X, 7
1. В каком его члене находится тапас? 
В каком его члене содержится рита? 
Где находится обряд, где – вера? 
В каком его члене покоится правда?
7.На что опирался Праджапати, рождая все миры? Того скамбху назови! Кто из этих многих – он?
8.Что самое высокое? Что самое низкое? Что средина? Праджапати создал [все] многоразличным. Как далеко проник туда скамбха? [Куда] он не проник, насколько?
9.Насколько прошлое пронизано скамбхой? Насколько простирается будущее от скамбхи? Создав один член тысячекратно разделенным, как далеко проник туда скамбха?

***

25. Великими почитаются те боги, кои возникли из не-сущего. Один этот член скамбхи люди назвали потом не-сущим.
26. Один этот член скамбхи [люди] знают [как] исконное. В нем скамбха – рождающий создал исконное.
27. Тридцать три бога в его теле – [его] члены. Одни лишь знатоки Брахмы знают этих богов, [которых] тридцать три.
28. Люди знают Хираньягарбху [как] высшее, выше [него ничего] не [может быть] названо. Сначала скамбха создал это золото в средине мира.
29. На скамбхе [лежат] миры, на скамбхе – тапас, на скамбхе – рита. Скамбха! Вижу тебя воочию: [ты] – все, положенное на Индру.
30. На Индре [лежат] миры, на Индре – тапас, на Индре – рита. Индра! Вижу тебя воочию: [ты] – все, положенное на скамбху.
Перевод В.Я.Гришунина

Брахманы

В Брахманах (Х по VI века до н. э.) и, в частности в «Шатапатха-брахмане» и «Тайттирия-брахмане», Праджапати описывается как отец всех богов, породивший вселенную подвижничеством, духовным усилием и посредством жертвоприношения.

В «Шатапатха-брахмане» (VIII –VI века до н.э.) излагается космогонический миф, в котором говорится, что вначале был только Праджапати. 
Осознав свою единственность во вселенной, Праджапати возжелал продолжить себя, размножиться, увидеть другого, рожденного от него, и начал творить. При этом Праджапати творит вначале с помощью топаза — подвижничества или самоистязания, а потом посредством жертвоприношения.

Шатапатха-брахмана, II, 2,4
«Вначале был только Праджапати. 
Он подумал: — Как мне продолжить себя? 
— Он изнурял себя подвижничеством, он истязал себя».

«Поистине первоначально существовал один Праджапати.
Он размышлял с самим собой: как могу я размножиться? 
Он трудился и вел аскетический образ жизни. 
Он создал живые существа».
 
Вначале Праджапати создал Агни - огонь, появившийся из его уст. а затем, опасаясь, что тот может пожрать его самого, создает для него пищу, прежде всего растения на земле, и тем спасается от Агни.

В «Шатапатха-брахмане» содержатся и другие мифы, в которых упоминаются различные истоки творения. 
Наиболее древними являются версии творения вселенной из не - сущего, из начальных вод и первозданного океана.

Шатапатха-брахмана, VI, 1, 1
1. Поистине, не-сущим было вначале [все] это. Поэтому и спрашивают: "Чем было это не-сущее?" Это не-сущее было вначале риши. Поэтому и спрашивают: "Кем были эти риши?" Поистине риши – это праны. Так как они до этого, желая этого, были изранены усилиями и тапасом, они – риши11.
2. Дыхание в середине [тела] поистине есть Индра. Он воспламеняет эти праны в середине силою. Так как он воспламеняет, он – Индха12. Поистине он Индха. Его называют Индрой тайно, ибо боги любят неявное. Они, воспламенившись, создали из себя семерых разных пуруш.
3. Они сказали: "Поистине не сможем мы, будучи такими, размножаться. Мы сделаем из этих семерых пуруш одного единственного пурушу". Они сделали из этих семерых пуруш одного единственного пурушу. В то, что выше пупа, превратили они двоих, в то, что ниже пупа, – двоих, одного пурушу [превратили они] в один бок, одного – в другой, один был опорой.

Шатапатха-брахмана, VI, 1, 1
8. Этот пуруша, Праджапати, пожелал: "Я хочу стать больше, я хочу размножиться". Он прилагал усилия, предавался тапасу. Приложив усилия, предавшись тапасу, он первым создал Брахмана, [это] поистине троякое знание. Тот стал его опорой. Поэтому говорят: "Брахман – опора вселенной". Поэтому тот, кто повторяет [эти] слова, обретает опору. Ибо опора есть то, что есть Брахман. Имея опорой Брахмана, он предается тапасу.
9. Он создал воды. Из речи, которая есть вселенная, была создана его речь. Она достигла всего этого. Так как она достигла, она – вода. Так как она покрыла, она – вода.
10. Он пожелал: "Я хочу родиться из этих вод!" С этим трояким знанием он вступил в воды. Из этого возникло яйцо. Он коснулся его, сказав: "Да будет! Да будет, да будет больше!" Поистине так сказал он. Поистине из этого первым был создан Брахман, это поистине троякое знание. Поэтому говорят: "Брахман – перворожденное этой вселенной!" Брахман по истине был раньше создан из этого пуруши. Он был создан в виде его уст. Поэтому говорят о знатоке: "Он подобен огню". Ибо уста огня суть то, что есть Брахман.
11. Далее. Зародыш внутри был создан в виде Агри. Он есть Агри, ибо он был создан как начало этой вселенной. Поистине он – Агри и называют его Агни тайно. Ибо боги любят неявное. Далее, то, что скопилось там в виде слезы, стало Ашру. Это поистине Ашру и называют его Ашва тайно. Ибо боги любят неявное. Далее. То, что как бы кричало, стало ослом. Далее. Тот сок, которым была смазана скорлупа [яйца], стало козой. Далее. То, что было скорлупой, стало землей.
12. Он пожелал: "Я хочу породить эту [землю] из этих вод, возвышаясь над ними!" Размяв ее, бросил он ее в воды. Сок, вытекший из нее, стал черепахой. Далее. То, что брызнуло вверх, стало тем, что там наверху возникает из вод, возвышаясь над ними. Она выделилась позднее, следуя водам. Все это приняло один-единственный облик – [облик] вод.
13. Он пожелал: "Да будет теперь [земля], да родится она!" Он прилагал усилия, предавался тапасу. Приложив усилия, предавшись тапасу, он создал пену. Он знал: "Поистине этот облик – нечто другое. Поистине возрастает он. Я хочу приложить усилия". Приложив усилия, предавшись тапасу, он создал глину, высохший ил, солончаковую почву, песчаную почву, кремень, скалы, руду, золото, травы, деревья. Этим покрыл он эту землю.
14. Они – эти девять творений. Земля была создана, поэтому говорят: "Тройственен огонь". Ибо она огонь. Ибо для нее разводят огонь.
15. Поистине эта земля стала опорой. Поэтому она стала бхуми. Он27 распростер ее. Она стала притхиви. Полагая, что она цельная, совершенная, она стала петь. Так как она пела, она – гаятри. Поистине говорят: "Огонь на ее спине, он полагал, что он цельный, совершенный, он пел. Поэтому он Агни гаятри". Поэтому тот, кто полагает, что он цельный, совершенный, тот поистине поет или радуется пению.
Перевод В.В.Шеворошкина


В другом мифе данного текста говорится:

Шатапатха-брахмана, XI, 1, 6
1. Водами поистине было это вначале, лишь морем. Эти [воды] размышляли: "Как могли бы мы размножиться?" Они прилагали усилия, они предавались тапасу. После того как они предались тапасу, возникло золотое яйцо. Нерожденным был тогда год. Это золотое яйцо плавало столько времени, сколько длится год.
2. Из него возник через год человек. Это был Праджапати. Поэтому именно через год рождает женщина, или корова, или лошадь; ибо через год родился Праджапати. Он пробил это золотое яйцо. Не было тогда никакой опоры. И плавало это золотое яйцо, пока длилось время одного года, пока оно несло его.
3. Через год он пожелал говорить. Он сказал: "Бхух" – и возникла эта земля. Он сказал: "Бху-вах" – и возникло это воздушное пространство. Он сказал: "Свах" – и возникло то небо. Поэтому ровно через год ребенок поистине испытывает желание говорить, ибо через год пожелал говорить Праджапати.
4. Он, Праджапати, впервые заговорив, поистине произносил лишь односложные и двусложные [слова]. Поэтому ребенок, впервые заговорив, произносит лишь односложные и двусложные [слова].
5. Поистине они, эти [три слова], состоят из пяти слогов. Он сделал их пятью временами года. Они – эти пять времен года. Он, Праджапати, через год поднялся над этими мирами, возникшими таким образом. Поэтому ребенок поистине стремится выпрямиться ровно через год, ибо через год поднялся Праджапати.
6. Он родился имеющим тысячелетнюю жизнь. Подобно тому как взирают на [противоположный] берег реки, он взирал на [противоположный] берег своей жизни.
7. Он странствовал повсюду, желая иметь потомство, распевая хвалебные песни, прилагая усилия. Поистине в самого себя вложил он [семя] зарождения. Поистине создал он богов своим ртом. Этих богов создал он, достигнув неба. В том божественность богов, что они были созданы, когда [он] достиг неба. Для него, создателя, это было словно день. Поистине в том божественность богов, что для него, создателя, это было словно день.
8. Далее, дыханием, идущим вниз45, создал он асуров46. Поистине он их создал, когда достиг этой земли. Для него, создателя, это было словно мрак.
9. Он знал: "Поистине зло создал я, если для меня, создателя, это стало словно мрак". Тотчас после этого он поразил их злом. Они были побеждены тотчас же после этого." Поэтому говорят: "Нет [единоборства] богов и асуров, о котором повествуется в сказаниях и преданиях". Ибо тотчас после этого Праджапати поразил их злом, тотчас же после этого они были побеждены.
10. Вот почему риши сказал об этом: "Ни разу не противоборствовал ты в течение этих многих дней, нет у тебя, магхаван47, ни одного врага. Обман есть то, что называют они твоим борением. Ни теперь, ни прежде не поборол ты какого-либо врага".
11. То, что для него, создателя богов, было словно день, превратил он в день. А то, что для него, создателя асуров, было словно мрак, превратил он в ночь. Оба они [были превращены] в день и ночь.
12. Он, Праджапати, размышлял: "Поистине ко всему приблизился я, создатель этих божеств". Это стало Сарватсарой48. Поистине то, что называется Сарватсарой, есть год49. Того, кто знает свойство этого Сарватсары, этого года, не может одолеть то, что приближается к нему в виде зла, наносимого обманом50. Поистине заколдованного может одолеть тот, кто знает существование этого Сарватсары, этого года.
13. Он, Праджапати, размышлял: "То, что есть год, создал я как подобие себя самого". Поэтому говорят: "Праджапати – это год", ибо он создал его как подобие себя самого. Так как "самватсара" (год) содержит четыре слога и "Праджапати" содержит четыре слога, он его подобие.
14. Они, эти божества, были поистине созданы из Праджапати: Агни, Индра, Сома, Парамештхи, потомок Праджапати.
15. Они родились имеющими тысячелетнюю жизнь. Подобно тому как взирают на [противоположный] берег реки, они взирали на [противоположный] берег своей жизни.
16. Они странствовали повсюду, распевая хвалебные песни, прилагая усилия. Затем узрел Парамештхи, потомок Праджапати, это жертвоприношение, то, что есть жертвоприношение при полнолунии и новолунии. Оба эти жертвоприношения совершил он. Совершив оба эти жертвоприношения, он пожелал: "Пусть я поистине стану всем этим!" Он стал водами. Воды поистине все это, ибо они стоят на самом высоком месте. Тот, кто стал бы здесь рыть, нашел бы именно воды. Поистине с самого высокого места – с неба – падает дождь. Поэтому имя его Парамештхи51.
Перевод В.В.Шеворошкина

В седьмой книге «Шатапатха-брахманы» (5.2.6) рассказывается, что Праджапати создал живые существа из своих жизненных органов. Из мысли он сотворил человека, из глаза — коня, из дыхания —корову, из уха — овцу, из голоса — козу. 
Здесь утверждается превосходство мысли, из которой был создан человек, который становится выше всех остальных живых существ.
О изначальности и превосходстве мысли упоминается во многих космогонических мифах: 


Шатапатха-брахмана, X, 5, 3
1. Поистине вначале это как бы не было ни не-сущим, ни сущим. Вначале это поистине как бы было и как бы не было. Это было лишь мыслью.
2. Поэтому мудрецом сказано: "Не было тогда ни не-сущего, ни сущего". Ибо мысль как бы не есть ни сущая, ни не-сущая.
3. Она, мысль, будучи созданной, пожелала стать явной, более ясно выраженной, с более четким обликом. Она искала атман. Она предалась тапасу. 
4. Она обрела четкий облик. Она увидела тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из мысли, сложенные мыслью. Они были разожжены лишь мыслью, сложены мыслью. Мыслью совершались на них жертвоприношения, посредством мысли пели они, посредством мысли воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одной лишь мыслью в них, состоящих из мысли, сложенных мыслью, в виде [жертвоприношения], состоящего из мысли. Сообразно с этим то, что эти существа мыслят обычно мыслью, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание мысли, столь велико творение мысли в отдельном, столь велика мысль. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
5. Эта мысль создала речь. Она, речь, будучи созданной, пожелала стать явной, более ясно выраженной, с более четким обликом. Она искала атман. Она предалась Тапасу. Она обрела четкий облик. Она увидела тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из речи, сложенные речью. Они были разожжены лишь речью, сложены речью. Речью совершались на них жертвоприношения, посредством речи пели они, посредством речи воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одной лишь речью в них, состоящих из речи, сложенных речью, в виде [жертвоприношения], состоящего из речи. Сообразно с этим то, что эти существа высказывают обычно речью, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание речи, столь велико творение речи в отдельном, столь велика речь. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
6. Эта речь создала дыхание. Оно, дыхание, будучи созданным, пожелало стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Оно искало атман. Оно предалось тапасу. Оно обрело четкий облик. Оно увидело тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из дыхания, сложенные дыханием. Они были разожжены лишь дыханием, сложены дыханием. Дыханием совершались на них жертвоприношения, посредством дыхания пели они, посредством дыхания воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь дыханием в них, состоящих из дыхания, сложенных дыханием, в виде [жертвоприношения], состоящего из дыхания. Сообразно с этим то, что эти существа дышат обычно дыханием, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание дыхания, столь велико творение дыхания в отдельном, столь велико дыхание. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
7. Это дыхание создало зрение. Оно, зрение, будучи созданным, пожелало стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Оно искало атман. Оно предалось тапасу. Оно обрело четкий облик. Оно увидело тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из зрения, сложенные зрением. Они были разожжены лишь зрением, сложены зрением. Зрением совершались на них жертвоприношения, посредством зрения пели они, посредством зрения воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь зрением в них, состоящих из зрения, сложенных зрением, в виде [жертвоприношения], состоящего из зрения. Сообразно с этим то, что эти существа видят обычно глазами, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание зрения, столь велико творение зрения в отдельном, столь велико зрение. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
8. Это зрение создало слух. Он, слух, будучи созданным, пожелал стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Он искал атман. Он предался тапасу. Он обрел четкий облик. Он увидел тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из слуха, сложенные слухом. Они были разожжены лишь слухом, сложены слухом. Слухом совершались на них жертвоприношения, посредством слуха пели они, посредством слуха воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь слухом в них, состоящих из слуха, Сложенных слухом, в виде [жертвоприношения], состоящего из слуха. Сообразно с этим то, что эти существа слышат обычно ушами, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание слуха, столь велико творение слуха в отдельном, столь велик слух. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
9. Этот слух создал действие. Оно обрело четкий облик [и стало] правами, их сплетением, телом, состоящим из пищи. Поистине несовершенно действие без пран, точно так же поистине несовершенны праны без действия.
10. Это действие, будучи созданным, пожелало стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Оно искало атман. Оно предалось тапасу. Оно обрело четкий облик. Оно увидело тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из действия, сложенные действием. Они были разожжены действием, сложены действием. Действием совершались на них жертвоприношения, посредством действия пели они, посредством действия воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь действием в них, состоящих из действия, сложенных действием, в виде [жертвоприношения], состоящего из действия. Сообразно с этим то, что эти существа совершают обычно действием, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание действия, столь велико творение действия в отдельном, столь велико действие. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
11. Это действие создало огонь. Поистине огонь – более явный, чем действие. Ибо действием создают его, действием зажигают его.
12. Этот огонь, будучи созданным, пожелал стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Он искал атман. Он предался тапасу. Он обрел четкий облик. Он увидел тридцать шесть тысяч огней [своего] атмана, лучи, состоящие из огня, сложенные огнем. Они были разожжены огнем, сложены огнем. Огнем совершались на них жертвоприношения, посредством огня пели они, посредством огня воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь огнем в них, состоящих из огня, сложенных огнем, в виде [жертвоприношения], состоящего из огня. Сообразно с этим то, что эти существа излучают обычно огнем, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание огня, столь велико творение огня в отдельном, столь велик огонь. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велик был тот прежний [огонь].
13. Они же, эти огни, поистине разводятся знанием. Оно, знание, будучи созданным, пожелало стать явным, более ясно выраженным, с более четким обликом. Оно искало атман. Оно предалось тапасу. Оно обрело четкий облик. Оно увидело тридцать шесть тысяч огней своего атмана, лучи, состоящие из знания, сложенные знанием. Они были разожжены знанием, сложены знанием. Знанием совершались на них жертвоприношения, посредством знания пели они, посредством знания воздавали они хвалу. То, что совершается обычно во время обряда жертвоприношения, при обряде жертвоприношения, было совершено одним лишь знанием в них, состоящих из знания, сложенных знанием, в виде [жертвоприношения], состоящего из знания. Сообразно с этим то, что эти существа познают обычно с помощью знания, поистине есть складывание этих [огней]. Поистине их разжигают, их складывают, на них совершают жертвоприношения, возле них поют, возле них воздают хвалу. Столь велико развертывание знания, столь велико творение знания в отдельном, столь велико знание. [Существует] тридцать шесть тысяч огней, лучей; из них каждый отдельно столь велик, сколь велико было то прежнее [знание]. Лишь посредством знания складываются они для того, кто знает это".
Перевод В.В.Шеворошкина

После акта творения Праджапати, изнуренный этим деянием, впадает в сон и тогда, чтобы пробудить его и вернуть ему силы, совершается новое жертвоприношение, которому принадлежит творческая сила.
Космогоническая функция мысли утверждается также в «Тайттирия-брахмане» (II.2.9.10): «Из несуществующего возникла мысль, мысль создала Праджапати, Праджапати создал творения». 
В Брихадараньяка-Упанишаде описывается как творец мира, демиург по имени Смерть или Голод создал и принес в жертву коня, который отождествляется с Праджапати, а из частей его тела сотворил мир. 


Брихадараньяка-Упанишада (1,1–2).
1. ОМ. Утренняя заря – это поистине голова жертвенного коня, солнце – глаз, ветер – дыхание, рот – огонь Вайшванара, год – туловище жертвенного коня, небо – хребет, воздушное пространство – живот, земля – копыта, страны света – бока, промежуточные страны света – ребра, времена года – члены, месяцы и полумесяцы – суставы, дни и ночи – ноги, звезды – кости, облака – плоть, песок – пища в желудке, реки – жилы, горы – печень и легкие, растения и деревья – волосы, восходящее [солнце] – передняя часть, заходящее – задняя часть. Когда он зевает, сверкает молния; когда он встряхивается, гремит гром; когда он мочится, идет дождь. Голос – это поистине его голос.
2. День поистине появился как сосуд махиман, стоящий впереди коня. Его лоно в восточном море. Ночь поистине появилась как сосуд махиман, стоящий позади коня. Ее лицо в западном море. Оба эти сосуда находятся впереди и позади коня. Будучи скакуном, возил он богов, будучи жеребцом – гандхарвов, будучи рысаком – асуров, будучи лошадью – людей. Поистине море – его родич, море – его лоно.

Майтри-упанишада, II
1. Поистине, в начале Праджапати был один. Будучи одним, он не знал радости. Размышляя о самом себе, он создал многочисленные творения. Он взглянул на них: они были бездыханны, безжизненны подобно камню и неподвижны подобно стволу дерева. Он не возрадовался. И решил он: "Я войду в них, дабы вдохнуть в них жизнь". Он сделался подобным ветру и хотел войти в них. Однако, будучи одним, он не смог этого сделать. Он разделился на пять частей, называемых праной, апаной, саманой, уданой, вьяной...