Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Понятие Абсолюта в патристике

Патристика

Афанасий Великий 

Бог Отец, Вседержатель, Творец мира, Отец, Сын и Святой Дух.
Веруем во единаго нерожденнаго Бога Отца, Вседержителя, Творца всему видимому и невидимому, имеющаго бытие от Себя. И во единаго Единороднаго — Слово, Премудрость, Сына, безначально и превечно от Отца рожденнаго, — не устно и мысленно произносимое слово, не излияние Совершеннаго, не отсек и не отпрыск безстрастнаго Естества, но Сына самосовершеннаго, живаго и действеннаго; истинный, равночестный и равнославный Образ Отца Вседержителя от Вседержителя; ибо над чем начальствует и чем обладает Отец, над всем тем начальствует и всем тем обладает и Сын, всецелый от всецелаго, подобный Отцу, как говорит Господь: видевый Мене, виде Отца (Иоан. 14, 9).
Троица
Единый Бог в Трех Лицах и Три Лица в одном Божестве, при несмешиваемости лиц и неразрывности Божественной Сущности. Первое из них — Личность Отца, второе - Личность Сына и третье — Личность Святого Духа.
Отец, и Сын, и Святой Дух — одно Единое Божество, равноценное в славе и в вечном величии. Таков Отец, таков Сын, и таков Святой Дух. Не сотворен Отец, не сотворен Сын, и не сотворен Святой Дух. Бесконечен Отец, бесконечен Сын, и бесконечен Святой Дух. Отец вечен, Сын вечен, и Святой Дух вечен, И не три вечных, а Один Вечный,
Также и не три несотворенных, и не три бесконечных, А Один Несотворенный, и Один Бесконечный.
Также и Отец Всемогущий, Сын Всемогущий, и Святой Дух Всемогущий, И так же не три всемогущих, а Один Всемогущий.
Так и Отец Бог, Сын Бог, и Святой Дух Бог, не три Бога, а Один Бог.
Так и Отец Господь, Сын Господь, и Святой Дух Господь, не три Господа, но Один Господь.
Ибо как требует того христианская истина, признаем каждое Лицо и Богом и Господом.
Также общая христианская вера препятствует нам называть трех Богами или трех Господами.
Отец не создан, не сотворен и не рожден.
Сын есть от Отца и только от Отца — не создан и не сотворен, но рожден.
Святой Дух есть от Отца и Сына — не создан, и не сотворен или рожден, но послан.
Поэтому один Отец, а не три Отца, один Сын, а не три Сына, один Святой Дух, а не три Святых Духа.
И из всех трех Лиц ни один не первый, и ни один не последний, ни один не меньший, и ни один не больший, но все три Лица одинаково вечны и одинаково велики,
Чтобы во всем этом, как сказано, всем трем Лицам поклонялись как единому Божеству и в одном Божестве — всем трем Лицам.
Единосущие. Вечное рождение Сына из Отца и тождество их божественной природы. Сын божий имеет извечно ту же сущность, что и бог-отец.
Господь наш Иисус Христос стал плотью. Господь Иисус Христос, Сын Божий, одинаково как Бог, так и Человек.
Бог Он, как рожденный от Отца прежде начала времен, и Человек, как рожденный от матери в свое время.
Совершенный Бог и совершенный Человек с душою разумной в теле человеческом.
Равен Богу по Божественной природе и меньший Бога по человеческой природе.
И хотя Он Бог и Человек, но не два, а Один Христос. Но как Он Один, то не Божественная природа изменилась на человеческую, но человеческая природа принята Богом.
Один Он есть, но не так, чтобы природы смешивались, но чтобы они образовали единство. Ибо как разумная душа и тело образуют одного человека, так и человек и Бог образуют Одного Христа,
Все сотворило Божие Слово, Само будучи не тварию, но Рождением; потому что в числе тварей ничего не сотворило равнаго или подобнаго Себе. Раждать — прилично Отцу, а творить — художнику. Произведение и тварь есть тело, которое нас ради понес на Себе Господь, Иже бысть нам, как говорит Павел, премудрость от Бога, и освящение, и правда, и избавление (1 Кор. 1, 30), хотя Слово — прежде нас и прежде всякой твари, и было, и есть Отчая Премудрость.
Сын Божий неотделим от Отца, как сияние от света.
Святый же Дух, исходя от Отца, всегда пребывает в руках посылающаго Отца и носящаго Сына, и Им Он наполняет всяческая. Отец, имея бытие от Себя, как сказали мы, родил Сына, а не создал, — родил как реку от истока, как растение от корня, как сияние от света, все же это видим в природе нераздельным. Чрез Него Отцу Слава, держава и величие прежде всех веков и во все веки веков! Аминь.
Божественность и единосущие Святого Духа. Дух имеет такое же отношение природы и порядка по отношению к Сыну, какое Сын имеет по отношению к Богу Отцу, тем самым защищая божественность Духа. Как Сын говорит „Всё, что имеет Отец, есть Моё“ (Ин 16, 15), так найдём, что всё это через Сына есть и в Духе. Не Дух сочетает Сына с Отцом, но паче Дух приемлет от Слова. Дух исходит не только от Отца, но и от Сына.
Взирая на Самого Сына, видим Отца; потому что уразуметь и постигнуть Сына значит приобрести ведение об Отце, так как Сын есть собственное рождение Отчей Сущности.
Творение мира
Творец и Управитель вселенной есть Сам Божественный Логос, и изображается природа Логоса, Его деятельность в сохранении и управлении миром, всемогущество, благость и мудрость.
…все сотворено чрез Сына. И не иное сотворил отдельно Отец, а иное Сын; но что творит Отец, то творит Он собственною Своею силою, которая есть Сын, ибо вся Тем быша. «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом».
Созерцать и озаряться Богом
Душа сотворена была созерцать Бога и озаряться Им. Для исследования и верного понимания Священного Писания нужна добрая жизнь, чистая душа и христианское достоинство, чтобы провести разум через понимание, насколько человеческая природа это позволяет, истины о Божием Слове. Невозможно понимать учение святых, если человек не имеет чистый разум, но пробует подражать их жизни. Всякий, кто хочет смотреть на солнечный свет, естественно, протрет свои глаза, очистив их сначала, чтобы чуть приблизиться к чистоте, на которую он смотрит.
Сохраняй любовь, которая выше всего. Сколько бы ни трудился человек, но если он не имеет любви к ближнему, то напрасно будет трудиться. Итак, оказывай любовь к ближнему не на словах только, но и на делах.
Истинная жизнь, братия мои, состоит в том, чтобы мы тленное отринули и пребывали в том, что от нашего Искупителя. Время требует от нас, особенно теперь, не только на словах высказывать это, но и делами уподобляться святым.
Афанасий Александрийский (Великий) (295-373) — святитель, церковный деятель и богослов, архиепископ Александрии с 328 г.

 

Великие каппадокийцы: Василий Великий (ок. 330—379), Григорий Богослов (329—389) и Григорий Нисский (ок. 335 —  394), учители и отцы церкви, утверждающие своей жизнью и учениями  единосущие  и треединство  Святой Троицы.

Три Святителя Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст (ок. 347 — 407) вселенские учители, которым посвящен соборный праздник Собор вселенских учителей и святителей -30 января (12 февраля).

Василий Великий 

Бог Отец. Владыка всего, Господин неба и земли и всего творения видимого и невидимого, Сидящий на престоле славы и взирающий на бездны, безначальный, непостижимый, неограниченный, неизменяемый, Отец Господа нашего Иисуса Христа. 
Сие блаженное Естество, сия неоскудевающая Благость, сия Доброта любезная и многовожделенная для всякого одаренного разумом существа, сие Начало существ, сей Источник жизни, сей духовный Свет, сия неприступная Мудрость, вот Кто сотворил в начале небо и землю славы» (Евр. 1:3), и что на Нем поставил Свой отпечаток Бог Отец, всецело изобразив в Нем Себя.
Сый Владыко, Господи Боже, Отче Вседержителю покланяемый… Отче Господа нашего Иисуса Христа, великаго Бога и Спасителя...».
Бог Сын. Отче Господа нашего Иисуса Христа, великого Бога и Спасителя, Упования нашего, Который есть образ Твоей благости, отпечаток, равный Первообразу, в Себе являющий Тебя, Отца; Бог истинный, предвечная Премудрость, Жизнь, Освящение, Сила, Свет истинный, через Которого явился Дух Святой…
Единение между Отцом и Сыном является «сущностным и природным»: поскольку Сын извечно рожден от Отца, то «мыслится из Него и в Нем сущим, причем хотя и признается имеющим отдельное и особое личное бытие, однако же и представляется по прирожденному тождеству сущности как нечто единое с Отцом.
От Отца рожденный Сын - живое Слово. Ибо, что для глаза свет чувственный, то для души Бог Слово, о Котором сказано: «Был Свет истинный, Который просвещает каждого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9); так что непросвещеная душа не способна к пониманию.
Поэтому пусть знают, что Христос «есть Божия сила и Божия премудрость» (1 Кор. 1:24), что Он «есть образ Бога невидимого» (Кол. 1:15).
Отсюда произошел источник жизни, мудрость, сила, Образ невидимого Бога, ничуть от Него не отличающийся, от Отца рожденный Сын, живое Слово, сущий Бог и сущий у Бога; сущий, а не пришедший; существующий прежде веков, а не впоследствии приобретенный; Сын, а не стяжание; Производитель, а не произведение; Творец, а не тварь; являющийся всем тем, чем является Отец… Как Сын Он по естеству обладает тем, что принадлежит Отцу; как Единородный имеет все в Самом Себе совокупно, ничего не разделяя с другим. Поэтому из самого наименования «Сын» научаемся, что Он имеет общее с Отцом естество; не повелением создан Он, но из сущности воссиял неразлучно; не во времени соединен с Отцом; равен Ему в благости, равен в силе, имеет общую с Ним славу. Ибо что иное Он, как не Печать и Образ, показывающий в Себе всецелого Отца?
Рожденность Сына означает не возникновение его из небытия, а его вечное рождение Отцом.
Дух Святой. Сын Божий — Тот, через Кого и благодаря Кому был явлен Святой Дух. По учению Иисуса Христа, Святой Дух исходит от Отца, но посылается в мир Сыном: «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15:26). 
Дух истины, дар усыновления, залог будущего наследия, начаток вечных благ, животворящая Сила, Источник освящения, укрепляемая Которым, вся тварь, наделенная словом и разумом, Тебе служит, и Тебе воссылает вечное славословие, ибо всё подвластно Тебе.
«Дух же Святой есть источник святости. И как Отец свят по естеству, и Сын свят по естеству, так свят по естеству и Дух истины; поэтому и удостоен преимущественного и именно для Него характерного наименования: Святой».
Он — Дух истины (Ин. 14:17), Дух усыновления (Рим. 8:15), залог будущего наследия (Еф. 1:14), начаток (ср. Рим. 8:23) вечных благ, животворящая Сила (1 Кор. 15:45; ср. Ин. 6:63; 2 Кор. 3:6), Источник освящения (ср. 1 Кор. 3:16–17). Святой Дух укрепляет все творение, наставляя словесные и умные существа, то есть ангелов, воссылать Отцу присносущное (вечное) славословие.
Дух Святой прославляет Сына Божия «не как творение, но как Дух истины, ясно показывающий в Себе истину, и как Дух премудрости, в величии Своем открывающий Христа, Божию силу и Божию премудрость».
Триединство - "единосущие" - совершенное совпадение и даже не только тождество Божественных свойств и определений у Трех Ипостасей, не только "подобие во всем" или "подобие по сущности", но более всего "сращенное общение" Трех, как неизреченное единство Троической жизни. 
Радуга - лучший образ Божественного Триединства. В ней "один и тот же свет и непрерывен в самом себе, и многоцветен". И в многоцветности открывается единый лик. Нет средины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии. Подобное можем и должны мы мыслить о Троическом единстве.
Единство и нераздельность Божественных действий. Божественном единстве и единосущии для нас свидетельствует единство Божественных действий, - единство Царства, силы и славы. 
"Освящает, животворит, просвещает, утешает и все подобное производит Отец, и Сын, и Дух Святой. И никто да не приписывает власть освящения исключительно действованию Духа. И все прочее равно действуется в достойных Отцом, Сыном и Духом Святым: всякая благодать и сила, путеводство, жизнь, утешение, преложение в бессмертие, возведение в свободу, и ежели есть другое какое благо, нисходящее на нас". 
"Тождество действований во Отце, Сыне и Духе Святом ясно доказывает неразнственность естества". Это значит: едино действование единого Божества... В этом едином действовании мы различаем Тройственность: Отец есть причина первоначальная, повелевающая; Сын есть причина зиждительная; и Дух - причина совершительная. 
"Отец повелевает, творит Сын и совершает Дух..." Но это различение не означает делимости, - "ибо едино Начало существ, созидающее чрез Сына и совершающее в Духе". "Если Отец созидает чрез Сына, то этим ни зиждительная сила во Отце не представляется несовершенною, ни действие Сына не признается бессильным, но изображается единение воли". Иначе сказать, всякое действие Божие есть нераздельное Троическое действие... Однако, именно Троическое, и в действованиях Божиих отображается троичность ипостасей и их неизреченный порядок. Это всегда есть действование от Отца чрез Сына в Духе, - "мы, приемлющие дар, прежде всего обращаем мысль к Раздающему, потом представляем себе Посылающего и затем возводим помышление к Источнику и Вине благ..."
Богопознание
1. Бог невидимый, неописанный, он непостижим по существу. Мы можем познать только то, что Он есть, а не то, что такое Он есть. Три Ипостаси Божества, соединенные единством сущности, Троица в Единице и Единица в Троице, в озарении от Которой заключается наше блаженство, возвышается над нашим познанием в недоведомом величии. 
2. Бога мы можем познавать только по его проявлениям, сущность же его остается трансцендентной. Мы можем постигать свойства Божества в Его проявлениях, энергиях, созерцая Бога как Творца, Промыслителя и Судию. Все эти проявления суть действия Логоса: во Св. Троице Отец благоволит, Сын действует, Дух усовершает.
Всякое богословское понятие предполагает созерцание или восприятие, чрез что открывается определяемая реальность. 
Это в особенности так в богословии, где всякое размышление предполагает так или иначе Откровение. "Нет ни одного имени, которое обнимало бы все естество Божие и было бы достаточно для того, чтобы выразить его вполне", - все имена говорят о Боге в Откровении, о Боге, как Он открывается в мире. В именах Божиих мы познаем Бога в Его действиях, в Его "энергиях". "Мы утверждаем, что познаем Бога нашего по действиям (из Его "энергий"), но не даем обещания приблизиться к самой сущности. Действия ("энергии") Его к нам нисходят, но сущность Его остается неприступною..." 
Творчество. Как горшечник, с одинаковым искусством сделавший тысячи сосудов, не истощил тем ни искусства, ни силы, так и Создатель этой вселенной, имея творческую силу, не для одного только мира достаточную, но в бесконечное число крат превосходнейшую, все величие видимого привел в бытие одним мановением воли.
Божие слово созидает естество, а не конкретные вещи, поэтому над вещами время властно, а над естеством — нет.
Еще ранее бытия мира, было некоторое состояние приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создания — мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцаемых тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобрести для них и наименования. Они-то наполняют собою сущность невидимого мира… А когда уже стало нужно присоединить к существующему и сей мир… тогда произведено сродное миру и находящимся в нем животным и растениям преемство времени, всегда поспешающее и протекающее, и нигде не прерывающее своего течения. Не таково ли время, что в нем прошедшее миновалось, будущее еще не наступило, настоящее же ускользает от чувства прежде, нежели познано? А такова природа и бывающего в сем мире. Оно то непременно возрастает, то умаляется, и явным образом не имеет ничего твердого и постоянного.
"Творение неба и земли не само собою произошло.
Время и было создано Богом, как некая среда для вещественного мира, как преемство и смена, как всегда поспешающее и протекающее. В начале, и в начале временном, Бог творит мир.
Но начало времени не есть время, - "как начало пути не есть еще путь, и как начало дома еще не дом, так начало времени еще не время, и даже не самомалейшая часть времени". Начало просто и непротяженно. И к началу времени можно прийти, отступая от настоящего назад. Если Бог сотворил небо и землю "в начале", это значит, что "действие творения мгновенно и не подлежит времени".
Бог хотением Своим творит мир не во времени, и творит вдруг и мгновенно, "вкратце", как выразились "древние толкователи". Но с миром начинается время.
"Время есть продолжение, сопротяженное состоянию мира". 
Раньше, до видимого и вещественного мира, Бог творит ангелов, следовательно не только вне времени, но и без времени, так что ангельское бытие, по его мысли, не предполагает и не требует времени.
Это связано с его представлением о неизменности ангелов. "Еще ранее бытия мира, - говорит он, - было некоторое состояние, приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, приснопродолжающееся. И в нем Творец и Зиждитель всяческих совершил создание - мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцаемых тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобрести для них и именований". 
Ангелы были приведены в бытие Словом Божиим. И созданы не младенцами, чтобы, только впоследствии усовершившись чрез постепенное упражнение, удостоиться принять Духа. "Ибо ангелы не терпят изменения. Нет между ними ни отрока, ни юноши, ни старца, но в каком состоянии сотворены вначале, в том и остаются, и состав их сохраняется чистым и неизменным. И в первоначальный состав и, так сказать, раствор их сущности, была вложена святость". "Потому-то, они неудобопреклонны ко греху, будучи немедленно, как бы некоторым составом, покрыты освящением, и по дару Святого Духа имея постоянство в добродетели". Уже до начала мира живут они в святости и в радости духовной.
Видимый мир Бог творит сразу. Бог создал все, "не в половину каждое, но целое небо и целую землю - самую сущность, взятую вместе с формою". Но первозданная земля была еще не в раскрытом потенциальном состоянии, "земля по силе, вложенной в нее Создателем, хотя готова была породить все сие, однако же ожидала приличного времени, чтобы по Божию повелению произвести на свет свои порождения". 
"Если рассмотришь и камень, то и он служит некоторым указанием силы Создавшего. И то же найдешь, если рассмотришь муравья или комара, или пчелу, часто и в самых малых вещах видна мудрость Зиждителя". 
Мир. Мир, пришедший из небытия в бытие, получивший начало, с необходимостью оказывается подвержен изменениям. Способность к изменению — еще одно свойство, противопоставляющее мир его Создателю.
Мир как прекрасное творение Бога, красота которого свидетельствуют о Творце. Каждое существо гармонично вписано в мир и связано с другими законом симпатии; каждое существо исполняет свое предназначение и ни одно из них не является лишним.
"Везде видна какая-то неизглаголанная мудрость". Художественная полнота и строй вселенной, великое зрелище космоса возводит ум к размышлению о Творце и Художнике всяческих. "Ибо если временное таково, каково же вечное! - восклицает он. - И если видимое так прекрасно, то каково невидимое".
Человек. Центр творения и промышления Божия составляет человек, этот «малый мир в великом», высшее в сем мире создание Божие. 
В строе вселенной есть ступени все к большему совершенству. И на вершине лестницы стоит человек. Но он сотворен иначе, чем низший мир, что сказывается и во внешней форме библейского рассказа, явно открывающего "догмат истины" о "содействующем" в творении - о Слове. 
И человек создан по образу Божию. Он бессмертен и создан для жизни духовной". Человек, среди живых существ (разумеется, земных) есть единственное богосозданное существо. В сотворенного человека Бог "вложил нечто от Своей собственной благодати, чтобы человек по подобному познавал подобное". Человек создан из земного состава и из души, обитающей в теле, как под некоторым покровом. По природе своей тело есть нечто текучее и превращающееся, - "непрестанно течет и рассеивается". 
Однако и тело, как "приличное виталище для души", устроено Богом с великой Премудростью. "Мы это душа и ум, поколику мы сотворены по образу Создавшего. 
Чистый ум как условие созерцания истины. Как мутное око не воспринимает видимых предметов, так невозможно с возмущенным сердцем приступать к познанию истины. Только чистый и мирный ум способен восходить к познанию или созерцанию истины. Нужно "произвести совершенное безмолвие в сокровенной храмине советов сердца", ибо всякая страсть "приводит в смятение и в замешательство душевную прозорливость". С возмущенным сердцем нельзя приступать к познанию истины. Ум есть высшее в душе и владычественное... "Ум есть нечто прекрасное, и в нем мы имеем то, что делает нас созданными по образу Творца". 
Даже вожделевательная способность может быть обращена на пользу души, если она подчинена разуму и обращена на любовь к Богу и желание вечных благ. Каждая душевная способность, "становится для обладающего ею благом или злом по образу употребления". Все зависит, таким образом, от "согласия" и соразмерности, от гармонии или "симметрии" душевной жизни. И начало этой гармонии есть разум. 
Разумное согласие, т. е. целостность души, и есть добродетель. И она завершается пребыванием у Бога и общением с Ним в любви.
В Духе Святом мы соединяемся с Богом, "Бог живет в нас чрез Духа..."
Невозможно иначе видеть «образ Бога невидимого», как только в озарении Духа… Поэтому только при озарении Духа мы в полной мере и надлежащим образом видим сияние славы Божией, а посредством Образа возводимся к той славе, которой Он есть образ и печать равнообразная.
Ибо невозможно поклоняться Сыну иначе как во Святом Духе, и невозможно призывать Отца иначе как в духе усыновления. Благодаря Святому Духу происходит «возвращение в усыновление» и «дерзновение именовать Отцом своим Бога среди действий Духа перечисляются «предведение будущего, понимание таинств, постижение сокровенного, раздача дарований, небесное жительство, пребывание вместе с чинами ангелов, нескончаемое веселие, пребывание в Боге, уподобление Богу и крайний предел желаемого — обожение». 
«Духом Святым — восстановление наше в рай, вступление в небесное царство»; через Духа Святого мы получаем дерзновение «делаться общниками благодати Христовой, именоваться чадами света, приобщиться вечной славы, приобретать всю полноту благословения и в этом, и в будущем веке».
Святой Дух «для разумных тварей есть животворящая сила совершающая, возводящая их на самую высоту». «Дух оживотворяет вместе с животворящим все Богом и дающим жизнь Сыном».
"Все возвращается к Нему с каким-то неудержимым желанием и с какою-то неограниченной любовью стремится к Начальнику и Снабдителю жизни". И далее Единородный приводит всяческое из небытия в бытие "не безначально", но "чрез Него" к нам доходят благая от Бога, т. е. от Отца.
Василий Великий (ок. 330-379), святитель, христианский церковный деятель, один из отцов Церкви. Его называли - "Светило и око вселенной", "учитель догматов", "палата учености", "вождь жизни", "слава и красота Церкви"

Григорий Богослов

Бог, Слово, Тот, Кто в начале (Ин. 1:1); Тот, Кто прежде денницы (Пс. 109:3); Кто от начала (Ис.41:2–4); Сын Единородный (Ин.1:18); Путь, Истина, Жизнь (Ин. 14:6); Свет (Ин.8:12); Премудрость, Сила (1 Кор. 1:24), Сияние, Образ, Печать (Евр. 1:3; Прем. 27:6; Ин.6:27); Господь, Царь, Сущий, Вседержитель (Быт. 19:24; Пс. 44:7); Тот, кто «есть и был и грядет, Вседержитель» (Откр. 1:8).
Безначальное Начало и Сущее с Началом — Един Бог. Но безначальность или нерожденность не есть естество Безначального. Ибо всякое естество определяется не тем, что оно не есть, но что оно есть… Имя Безначальному — Отец, Началу — Сын, Сущему вместе с Началом — Дух Святый; а естество в Трех единое — Бог. 
Единение же — Отец, из Которого и к Которому они возводятся, не сливаясь, а сопребывая с Ним, и не разделяемые между Собою ни временем, ни хотением, ни могуществом.
Единосущие Троицы
Сын и Отец одна сущность — Божество. В личности Христа происходит совершенное сущностное соединение двух природ. Троичность как тайна есть «неразделимое разделение», «Единое в трех и три в Едином». Различия и взаимные отношения Лиц как «нерожденность», «рождение» и «исхождение». 
Лицам Божества одинаково свойственно и тождество по бытию, и различие реальное, субстанциональное, ипостасное. Три Лица Бога представляют самотождественное различие, или саморазличное тождество. Бог по сущности один, но он имеет три ипостаси, из которых каждая есть Бог, но тем не менее существуют не три бога, а только один Бог. 
Непознаваемость и неизреченность Бога
Бог по Своей сущности непостижим для человеческого разума и следовательно не может быть выражен, описан или изъяснен никаким человеческим словом. Истинное благочестие, заключается" "не в том, чтобы часто говорить о Боге, но чтобы больше молчать". Бог открывается человеку не через слова, но поверх слов — через молитвенное соприкосновение с Ним, которое происходит в глубоком молчании языка и разума. Когда все слова исчерпаны, открывается возможность для встречи с Богом на той глубине, где слова уже не нужны, где они просто становятся излишними.
Встреча с живым Богом. С другой стороны, отсутствие слов совсем не всегда обеспечивает человеку реальное богообщение, встречу с живым Богом. Для того, чтобы привести людей к Богу, о Нем нужно говорить, причем говорить не только отрицаниями, но и утверждениями, несмотря на то, что никакое утверждение о Боге не может быть исчерпывающим. Апофатический метод дополняется катафатическим. 
Воплощенное Слово
Христиане имеют дело не с "неведомым Богом", не с Богом молчащим, но с Богом, открывшимся человеку как воплощенное Слово. 
Поэтому жертвой Богу со стороны человека должно стать прежде всего слово, которое" "священнее и чище всякой бессловесной жертвы" "; благодарение Богу должно воздаваться тоже" "посредством слова" "; прежде всяких других приношений следует почтить Бога словами — "плодоношением праведным и общим для всех, причастившихся благодати". 
Воплощение Слова дает право человеку говорить о Боге, Которого" "не видел никто никогда" ", но Которого воплотившийся Сын Божий" "явил" ","изъяснил" "(exegesato) людям. С тех пор, как Слово Божие изъяснило" "неведомого Бога" "роду человеческому, на служителей Слова возложена задача продолжать это изъяснение и говорить людям о Боге. Иначе говоря, богослов есть продолжатель проповеднического дела Христа.
Человеческое слово не может выразить Бога, однако может вести к Нему; и человеческий разум не способен постичь Бога, однако способен приближаться к Нему. Именно слово является единственное богатство, и служение слову есть главная миссия.
И поскольку презираю всякое низменное удовольствие, все влечение мое обращено после Бога на слово, лучше же сказать, на Самого (Бога), так как к Богу ведет оно при помощи разума, через который только и воспринимается поистине и сохраняется и возрастает в нас Бог.
Материальный мир - это отражение Божественной красоты. Космос есть отображение величия Божия; Бог управляет космосом по законам порядка, мира (eirene) и любви:
…Небо, земля, море и весь этот мир, великая и знаменитая Божия стихия, в которой открывается Бог, проповедуемый молчанием, пока стоит твердо и в мире с самим собой, оставаясь в пределах своей природы, пока ни одно (существо) не восстает против другого и не разрывает тех уз благоразумия, которыми все связал Художник–Логос, до тех пор он является и называется космосом и недоступной красотой (kallos aprositon), и ничего нельзя представить себе ярче и великолепнее его.
Человек
Бог, «Мирородный Ум» - источник сущего, постижимый только напряжением ума. «Великий Ум измышляет образы мира сперва умного и небесного (ангельского), затем — мира вещественного, телесного. 
«Нужен был еще зритель Премудрости... благоговейный царь земной. И Бог сказал: угодно мне создать... род тварей средних между смертными и бессмертными, разумного человека, который был бы... великим владыкой земли». Сотворенный Богом человек — микрокосм. Он поставлен на грани миров телесного и умопостигаемого, материального и духовного, существования и сущности.
Природа человека двойственна, она есть единство противоположностей (души и тела, «божественного ума и праха», «светозарного и трупоносного»), создающее «поле» личной ответственности и труда души каждого, как некоей драмы, осуществляя которую человек способен встать на путь «уподобления» совершенству Бога.
«Кто я был?... Кто я теперь? И чем я буду? Ни я не знаю этого, ни тот, кто обильнее меня мудростью... Я существую. Скажи: что это значит? Иная часть меня самого уже прошла, иное я теперь, а иным я буду, если только буду... Что наиболее, по-твоему, составляет мое «я»? Объясни мне это, но смотри, чтобы этот самый «я», который перед тобою, не ушел от тебя».
Обожение
 Бог, «чистая и первая природа», являет свою славу лишь в подобиях, «со спины». Богопознание реализуется как личная встреча с Богом-Троицей, что и есть собственно цель христианской жизни (спасение). Это предполагает в первую очередь отстранение от чувственного мира, очищение и восхождение ума (кабароц), т.е. обожение, принципиально возможное благодаря вочеловечению Бога-Слова. 
В естестве человеческом всего важнее образ Божий и сила ума. Значит, путь совершенствования, «обожения» начинается с очищения и восхождения ума, отрешения от сиюминутности чувств. Ставший на путь подвига есть «любомудр», философ, близкий идеалу стоиков или платоников. То, что не дано человеку, но как сущность человеческого задано, как «образ Божий», может быть осуществлено только в усилии его собственного подвига. 
«Обожение» как смысл и цель человеческой жизни означает полноту собственного совершенствования, помогающего нам выполнить свое предназначение. «Если будешь низко думать о себе, то напомню тебе, что ты — Христова тварь. Христово дыхание, Христова честная часть, а потому вместе и небесный, и земной, приснопамятное творение. Ты — созданный Бог, через Христовы страдания идущий в нетленную славу». 
Жизнь - Праздник. Вся жизнь христианина должна стать непрестанным праздником, непрекращающейся Пятидесятницей, юбилейным годом, начинающимся в момент крещения и не имеющим конца. Земная жизнь может стать для христианина нескончаемым празднеством приобщения к Богу через Церковь и таинства. Годичный круг церковных праздников, так же как и таинства Церкви, способствует постепенному переходу человека из времени в вечность, постепенному отрешению от земного и приобщению к небесному. Но настоящий праздник и истинное таинство наступит только там — за пределом времени, где человек встретится с Богом лицом к лицу. Истинный праздник есть сам Господь Иисус Христос, которого в непрестанном ликовании созерцают верующие в Царствии Божие.
Григорий Богослов (Григорий Назианзин, ок. 325, Арианз — 389, Арианз) — архиепископ Константинопольский, христианский богослов, один из Отцов Церкви, входит в число Великих каппадокийцев, близкий друг и сподвижник Василия Великого. 

Григорий Нисский

Бог Несозданная Сила и неразделення Троица. «Бог, будучи благом единым, в Своей простой и несложной природе всегда обращен к одному и тому же и никогда не меняется какими-то побуждениями Своей воли, но всегда желает того, что Он есть, и, несомненно, есть то, что Он желает».
Бог - нераздельная Троица. Бог – Единая Сущность в трех Ипостасях — нераздельная Троица.
Сущность Бога нельзя выразить в понятии и слове. Божественная сущность выражает единство бога и существует самостоятельно, но в то же время она содержится в каждой из своих субстанций. Божественные особы отделены друг от друга, но их соединяет божественная сущность, их божественность едина.
«По сущности Он – един, вот почему Владыка заповедал нам взирать на единое имя. Но по свойствам, которые служат к знанию ипостасей, [единое] имя разделено верой во Отца и Сына и Святого Духа, разделено без отделения и едино без смешения».
Различение Лиц внутри Святой Троицы и единство сущности и одновременно утверждает, что ни одно наименование не касается природы и не вносит в неё разделения. Божественной природа – превыше всякого имени: «Одна лишь нетварная природа, в которую веруем во Отце, и в Сыне, и в Святом Духе, выше любого обозначения именем».
«Очевидно, что наименование Отца не выражает сущность, но обозначает отношение к Сыну. Итак, если бы человеческой природе было возможно познать сущность Бога, то Тот, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины, не обошел бы знание о ней молчанием. Но о сущности Он не сказал ничего и тем самым показал, что познать её невозможно».
В лице Богочеловека происходит соединение двух совершенных природ — Божеской и человеческой. «Две полных природы соединены в единстве личности».
Творческая энергия Бога 
«Всякая энергия, которая от Бога простирается на творение и именуется в соответствии со множеством означений, берет начало от Отца и исходит чрез Сына и совершается в Духе Святом». 
«Кто не знает, что животворящая сила исходит в виде энергии подобным образом от Отца и от Сына».
Она также называется жизнью: «Одна и та же жизнь, которая действуется Духом Святым и уготована от Сына и зависит от воли Отца». 
«Некое единое движение благой воли и взаимного общения от Сына к Духу Святому». «Ясно, что в Божественной природе между волей и энергией не может существовать никакой разницы».
Сотворение мира. Сотворение мира как акт Божественной воли, содержащий и раскрывающий Истину, познание которой необходимо человеку для собственного спасения в условиях земной жизни. Не существует материальности вещества: если мы отнимем у предмета все его качества, в остатке получится нуль. Качества же суть наши понятия, следовательно, бытие духовное. Бог творит качества, как духовные начала, а их совокупность и есть материальный мир.
Мир как творение Бога есть завершенная незавершенность, оставляющая место для деятельности человека. В процессе «соработничества» человека с природой развивается ее динамический потенциал.
Человек и мир. Первоначальная согласованность, соустроенность действий человека и Бога, Бог, по «образу и подобию» которого сотворен человек, — непознаваемое совершенство. Если бы образ человека во всём был бы подобен своему Первообразу, то, слившись с ним, он также был бы непознаваем, поэтому речь может идти не о тождестве образа и Первообраза, но о сопричастности человека Богу.
Единство божественного и человеческого естества. Человек из всего сотворенного создан по образу и подобию Божию, ибо именно человеку предназначено Богом воплощать Божественный замысел в тварном мире: "...Человеческая природа, поскольку приуготовлялась для начальствования над другими через подобие Царю всего, стала как бы одушевленным образом, приобщенным первообразу и достоинством, и именем".
Богопознание
Непознаваемость божественной природы не означает, тем не менее, что Бог абсолютно недоступен познанию; следует только избегать крайностей: не утверждать полную Его недоступность или, напротив, возможность ясного видения Его умом. 
Ведение через неведение. «Божество по своей природе неприкосновенно, и непостижимо, и превосходит любое умопредставление, но многоищущее человеческое разумение, проводя исследование теми мыслями, на которые способно, слегка касается и дотрагивается до неприступной и величественной природы; зрение же его не обладает достаточной проницательностью, чтобы ясно видеть невидимое, и вместе с тем оно недостаточно отстранено от возможности приближения, чтобы вовсе быть неспособным составить основанное на догадках представление об искомом; однако ощупью умозаключений он познал нечто об искомом, и невозможность отчетливо увидеть его порождает некоторым образом ясное понятие о том, что искомое превыше всякого познания».
Познание бытия, но не сущности Бога возможно только посредством Его творческих энергий. 
«Бог, бытие Которого, каково оно по сущности, недоступно никаким порывам или усилиям ума, ради нас, однако, открывается в познании того, что Он существует, чрез величие и красоту Своих тварей, по некоторому сходству с известными нам вещами, даруя нам через Свои энергии только веру, но не познание того, каков Он есть». 
Примышление неспособно уловить непостижимое и познавать Божественную природу: «Какова же сама сущность, нерожденно имеющая бытие, по своей собственной природе, – ничто в ее наименовании не направляет нас к ясному видению этого.
Различаемое нами в Боге – то, например, что Он именуется Светом – не является просто нашим умопостроением, но соответствует чему-то, действительно в Боге существующему. 
«Мы думаем, что наименование свет не придается Божественной природе безо всякого смысла, но что оно указывает на какое-либо подлежащее» Так Божественная сила.., которая бесконечно превосходит нашу природу и недоступна никакому сопричастию, дарует человеческой природе лишь то, что та в силах воспринять, подобно жалостливой матери, повторяющей вместе с младенцем его бессмысленный лепет. По этой причине, являясь людям разнообразно, Божественная сила принимает доступный человеку вид и говорит понятным языком, дабы всеми этими соразмерными нам проявлениями направлять нашу младенческую жизнь и давать ей слегка коснуться Божественной природы путями Божественного Промысла». 
Сущность Божия не познаваема, поэтому всякое понятие о ней, составленное человеком есть «кумир». Но на основании проявлений Бога в мире, мы познаем его, как самосущее Бытие, верховное Благо, первообраз Красоты. Как Благо и Красота, Бог есть предмет томительного стремления к нему всего живущего, всегда манящий к себе и всегда ускользающий от объятий любящей души.
Однако познаваемы божественные энергии, запечатленные в мире и мировом строе. Так по произведению художника судят о его таланте, способностях, искусности и задатках. Так и по энергиям, наполняющим мир и творение, можно судить о силах Творца. На основании энергий-проявлений Бога в мире мы познаем Его как самосущее Бытие, верховное Благо и первообраз Красоты.
В то же время такие имена не указывают на сущность Бога, но лишь «последствуют», они – «вслед за» Богом.
«Божественная природа, какова бы она ни была по сущности, едина; она есть нечто простое, и единовидное, и несложное, и никак не умопредставляется в какой-либо разнообразной многосоставности. Но душа человеческая, укорененная долу и погруженная в эту земную жизнь, поскольку не может с ясностью рассмотреть искомое, пытается разновидным способом, при помощи многих понятий, отчасти коснуться до неизъяснимой природы, не уловляя в одном каком-нибудь понятии Того, Кто сокрыт».
«Желать добра и иметь то, что пожелали, все мыслится едино и одновременно, если речь идет о простой и всесильной Природе».
Познание Бога предполагает еще и Откровение со стороны Самого́ Бога. И все божественные имена, которые содержатся в Священном Писании и истинном богословии, показывают Бога таким, каким Он открывает Себя существам тварным. 
«Таким образом одновременно истинно и то, что чистое сердце видит Бога, и что никто Бога никогда не видел. Действительно, то, что невидимо по природе, становится видимым по Его действиям, которые явлены нам в известном Его окружении».
Человек не утрачивает и восстанавливает свою связь с Богом.
Связь эта выражается в дарованной человеку свободе и способности самоопределения собственной природы. Человек «обречен» быть свободным, «не подчиняясь никакой внешней необходимости, но сам по собственному усмотрению действует, как кажется ему лучше и произвольно избирая, что ему угодно». В этом человек является «образом и подобием силы, царствующей над всем существующим».
Однако человек в силу своей «падшести» забыл об этом, хотя свобода творческого самоопределения всегда является актуальной возможностью. Именно поэтому сообразность, соустроенность человека Богу относится не к отдельному индивиду, но к целостности лучших качеств человеческого рода, проявляющихся в личности. Первый человек, Адам, был такой «всечеловеческой» личностью. 
Два пути восстановления личности сообразно образу Божию. 
1. В благодатной среде церковной жизни, где восстанавливается раздробленная полнота человеческой личности, все становятся членами единого Тела Христова и осуществляется Царство Божие. 
2. Путь подвига очищения, путь аскезы, полного отказа от «самоволия», порабощающего человека и ведущего к утрате дарованной свободы. В своем стремлении восстановить связь с Богом человек «выходит из себя», из ограниченной человеческой природы, чтобы стать истинно собой — личностью.
Путь подвига открывает перед человеком перспективы теозиса (обожения), на высоте которого, всегда находится «ступень, которая выше достигнутой». Личность это вечно длящийся акт преодоления и движение становления богочеловеческого.
Вера. «К Богу подойти можно не иначе, как только посредством веры, которая соединяет собой ищущий ум с непостижимой природой». Вера противопоставляется гнозису, однако сама по себе вера не раскрывает нам природы и сущности Бога, но только могущество и величие того, что усматривается около Бога.
Ум – творение Божие. Следовательно, все, что дает ум, даровано от Бога. 
Философия должна быть инструментом объяснения "истин" догматики, принятых официальной церковью. Разум становится орудием христианской веры. 
Богопознание не формальное и рациональное знание о Боге, а жизнь в Боге. В слове, посвященном вопросу ви́дения Бога (4-я заповедь блаженств гласит: «блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят»), что недостаточно знать причину своего здоровья. Нужно жить в самом здоровье и быть здоровым, чтобы действительно быть счастливым. Так же и блаженство состоит в том, чтобы иметь Бога в себе самом: «Мне представляется, что не видение Бога лицом к Лицу предлагается здесь тому, чье душевное око очищено; но предложенное нам в этой дивной формуле то, быть может, что Слово выразило в более ясных терминах, обращаясь к другим, когда говорит:
«Царство Божие внутри вас», для того, чтобы мы поняли, что, предочистив свои сердца от всего тварного и всякой плотской склонности, мы видим в собственной своей красоте образ божественной природы… Итак, соответствующий тебе способ созерцания в тебе самом… Это подобно тому, как глядящие на солнце в зеркале, если и не устремляют своих взоров на само небо, видят солнце в блеске зеркала не меньше тех, кто смотрит на солнечный диск; так же и вы, ослепленные светом Божиим, если возвратите в себе благодать заложенного в вас с самого начала образа, то возымеете то, что ищете. Божество действительно есть чистота, бесстрастие, удаление от всякого зла. Если вещи эти в тебе, то в тебе Бог. Когда твой ум непричастен никакому злу, свободен от страстей, удален от всякой нечистоты, ты блажен от остроты своего зрения, ибо, как очищенному, тебе известно то, что невидимо нечистым, и так как удален плотский туман с душевных твоих очей, ты необозримо созерцаешь в чистом воздухе сердца это блаженное зрелище».
Средством богопознания служит:
1) рассудочное заключение от свойств мира к свойствам его первопричины, 
2) созерцание собственной богоподобной души, после предварительного очищения ее от пороков, 
3) экстаз как отрешение не только от чувств, но и разума, во время которого душа непосредственно ощущает непознаваемость и необъятность Бога. 
"Мера того, насколько вы способны познать Бога, в вас самих". Человек сам решает, что ему нужно делать и как ему поступать: "Одному из всех человеку необходимо быть свободным и не подчиненным никакой естественной власти, но самовластно решать так, как ему кажется". человек не может и не должен в земной жизни соблюдать насильно навязываемые ему христианские добродетели, ибо "добродетель — вещь неподвластная и добровольная".
Спасение получается человеком не только не по заслугам вследствие добродетелей, но вообще независимо от желания спастись. 
Апокатастасис для всех — таков непреложный замысел Создателя.
«Существует одно только имя, определяющее Божественную природу: изумление, которое нас охватывает, когда мы мыслим о Боге». 
Бытие в собственном смысле принадлежит только Богу. Все существующее может иметь источник своего бытия только в Боге. Зло не может происходить от Бога. Следовательно, оно не есть реальность. Оно — отсутствие добра, как тьма есть отсутствие света. Как явление отрицательное, оно не может существовать вечно.
Григорий Нисский (Григорий из Ниссы) (ок. 335—394) — христианский богослов и философ, епископ города Ниссы святой, Отец и Учитель Церкви. Его работы послужили основой образования системы правоверного богословия

Иоанн Златоуст

Бог Отец, «Единородный Сын», Св. Дух или «Дух Божий», во всем сходный, «подобный по сущности» , «сродственный по сущности», «равночестный», «равный», «одной сущности», «той же самой сущности», «равного достоинства», «одной силы», «одной власти». Человеколюбивый Бог, всегда живущий.
«Отец» - это имя «Первой и нерожденной Ипостаси».
«Единородный Сын» - имя Второй Ипостаси; оно употреблено здесь в собственном смысле , поскольку только Христос есть «истинный Сын» Божий и это имя принадлежит исключительно Ему одному. Единородный Сын есть Слово, т. е. «некая ипостасная сущность»; Он рожден от Отца бесстрастным, неизреченным и непостижимым образом и совечен Отцу, поскольку как Бог Он «превыше времени и веков». Сын имеет полное и совершенное познание Отца, такое же как Отец имеет по отношению к Сыну.
Собственные имена Третьей Ипостаси, Св. Духа,- это «Дух Божий» и «иной Утешитель», пребывающий «в Своей собственной Ипостаси», отличающейся от Отца и Сына; вместе с тем эти имена показывают и Его «сродство по сущности» с Отцом и Сыном, поскольку Св. Дух «по Своей природе принадлежит к сущности Божией». Св. Дух исходит от Отца, однако образ этого исхождения так же непостижим, как и образ рождения Сына: «Я знаю,- говорит И. З.,- что Он (Отец) родил Сына, но как - этого не разумею; знаю, что Дух из Него, но как из Него, этого не знаю. Так же как и Сын, Св. Дух обладает совершенным знанием Отца, к-рое у Него с Сыном. В целом, по мнению И. З., все три Божественные Ипостаси обладают не только одним знанием, но и одной волей, одной силой, одним действием, одной славой, одной властью и одной благодатью. Святитель полагает, что такое единство обусловлено прежде всего единством Их сущности, ведь «ясно, что у кого одна сущность, у тех и одно господство; и у кого равночестное достоинство, у тех и одна сила и власть».
Единосущее Божественных Ипостасей. «Одни из имен Божиих суть общие, а другие собственные: общие употребляются для того, чтобы показать неразличие сущности, а собственные для того, чтобы охарактеризовать свойство Ипостасей. Так, имена «Отец» и «Сын» суть собственные имена каждой Ипостаси, а имена «Бог» и «Господь» - общие»
Триадология. «Следует верить в Бога всяческих, Отца Господа нашего Иисуса Христа, Виновника всего, неизреченного, непостижимого, неизъяснимого ни словом, ни мыслью, создавшего все человеколюбием и благостью.
И в Господа нашего Иисуса Христа, Сына Его Единородного, во всем подобного и равного Отцу и имеющего неразличное подобие Ему, единосущного и познаваемого в собственной Ипостаси, неизреченно происшедшего от Него, превышающего времена, Творца всех веков…
Сын подобен Отцу по сущности. Ибо Он Сам сказал: «Как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Ин 5. 21), и всячески показывает, что Он имеет силу, равную Отцу…
У Отца, Сына и Святого Духа одна сущность, но три Ипостаси. Ибо Отца нельзя назвать Сыном, ни Сына Отцом, ни Духа Святого как-то иначе помимо этого имени, но каждый, пребывая в собственной Ипостаси, обладает равной силой...
Дух Святой обладает таким же достоинством, о чем говорил ученикам и Христос: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф 28. 19)».
Непознаваемость и Невыразимость. Бог, Которого по достоинству невозможно ни выразить, ни помыслить. Бог непостижим не только для людей, но и для ангельских сил, для херувимов и серафимов. 
Бог существует, но пребываем в совершенном неведении относительно того, чтo Он есть по Своей сущности. Бог абсолютно непостижим в Своей сущности, но открывается и постигается в Своих действиях (энергиях). 
«Как прежде многие видели Бога согласно дозволенному им образу, но сущности Его не видел никто, так же точно и все мы ныне знаем Бога, сущности же Его никто не знает, чтó она есть».
Все многочисленные имена Божии, открытые в Свящ. Писании, являются «обозначающими Его действия», т. е. «имена выражают не сущность, а действие» Бога. 
Для человека невозможно познать бестелесную и беспредельную сущность Божию, но можно лишь ощутить «присутствие ее энергии», означает «благодать Духа» или даже Сам Св. Дух, Которого «Бог дает не мерою», т. е., как поясняет И. З., «энергия Духа» разделяется в нас по мере восприимчивости каждого, но при этом Бог «обладает всей энергией нераздельно и целиком». 
Даже действия Божественного Промысла, или домостроительства, до конца и в полной мере непостижимы для человека; тем более непостижим Сам Бог, их производящий. 
«Я знаю,что Бог присутствует везде и что Он везде присутствует целиком, но каким образом, этого не знаю. 
Я знаю, что Он безначален и вечен, но как, этого не знаю, потому что рассудок не может постигнуть, как может существовать сущность, не имеющая начала своего бытия ни от себя самой, ни от другого». 
Ап. Павел «знает, что Бог премудр, а насколько премудр, не знает; от него не скрыто, что Бог велик, а насколько велик или каково Его величие, этого не знает; он знает, что Бог везде присутствует, а как это, не знает; от него не скрыто, что Бог промышляет, содержит все и сохраняет в целости, но каким образом Он делает это, не знает.
«Все, виденное пророками, было снисхождением, и никто из них не созерцал чистую сущность Божию, как видно из того, что каждый из них созерцал Бога различным образом. Ведь Бог прост, несложен и не имеет образа, а они все видели [Его под] различными образами».
Познание Бога и Его чудес невозможно без веры; только вера может постичь то, что превосходит рассудок и превышает умозаключения; только она при содействии благодати Св. Духа может дать человеку истинное «религиозное знание». 
Ведь это «не просто слова, но слова Духа Святого». Пророки были вдохновляемы небесной благодатью Духа; они не говорили ничего «от себя», но говорили «по внушению божественного Духа», в точности передавая слова пророков и апостолов с музыкальным инструментом - «как бы некой хорошо настроенной и драгоценной лирой, издающей золотой звук», на которой играл Св. Дух.
«Так как блаженные пророки говорили по внушению Божественного Духа, то поэтому написанные Духом [Книги] содержат в себе скрытое в них великое сокровище... В Писании нет ни одного слога, ни одной черты, в глубине которой не заключалось бы великого сокровища».
Учение о спасении.
Сын Божий, обладающий той же божественной природой, что и Отец «оставаясь тем, чем был, воспринял то, чем не был; и, став плотью, Он остался Богом, будучи Словом». 
Господь Иисус Христос, Единородный Сын Божий, «в последние времена ради нашего спасения воспринял образ раба, став человеком и живя в человеческой природе. Он был «причастен не только человеческой природе, поскольку пришел к людям, но и божественной [природе], поскольку пришел от Бога. Итак, поскольку Он стал Посредником между двумя природами, Ему надлежало быть в родстве с двумя природами. Христос имел ту же человеческую природу, что и остальные люди, со всеми ее естественными свойствами и состояниями. 
Подобно некоему искуснейшему архитектору, Сын Божий «воспринял на Себя развалившееся от времени жилище, то есть общую человеческую природу, и одни ее, отвалившиеся, части восполнил, другие, разошедшиеся и расторгнувшиеся, воссоединил, а третьи, совершенно рухнувшие, восстановил». 
Вершиной прославления и обожения человеческой природы является ее вознесение на небо и восседание на царском престоле одесную Бога Отца, которое совершил в Своем вознесении Христос, когда «восшел на небеса, восприняв начаток нашей [природы]».
Благодаря Христу человечество было удостоено высшей божественной чести: «Воистину велико, удивительно и полно изумления, что наша плоть восседает горе и принимает поклонение от ангелов и архангелов, серафимов и херувимов!».
Участие Св. Духа в спасении людей не предполагало Его воплощения, поскольку Он обитает в людях не как Сын, через восприятие их природы, но «вселяется в сами наши души».
Благодаря «пришествию Духа» в людях совершается духовное преображение, делающее их выше всего телесного. Св. Духом «мы освободились от грехов; Им мы очищены от всякой скверны; по Его дару мы, прибегающие к Его благодати, из людей стали ангелами, не изменяясь по природе, но, что гораздо более удивительно, пребывая в человеческой природе, являем собой ангельскую жизнь. Такова сила Святого Духа». 
„Достоинство человека не в его происхождении. Бог не создал рабства, но одарил человека свободой.“
Где душа бодрствующая, там ум окрыляется и освобождается, так сказать, от уз тела, взлетает к предмету любви и, презирая землю и становясь выше всего видимого, стремится к Нему.
„Когда ты, делая какое-нибудь доброе дело, думаешь, что нужно показать его людям, ищещь, кого бы сделать зрителем этого дела и стараешься быть видимым, то вспомни, что тебя видит Бог, и истребишь в себе всякое подобное пожелание.“
„Нет ничего сильнее молитвы и даже ничего равного ей. Не столько блистателен царь, одетый в багряницу, сколько молящийся, украшающийся беседой с Богом.“
Бог ежедневно устрояет для нашего спасения много такого, что известно Ему одному. Он благодетельствует роду нашему по благости Своей, не нуждаясь ни в прославлении от нас, ни в каком-нибудь другом возмездии, и поэтому очень многое оставляет скрытым от нас, а если иногда и открывает, то и это делает для нас, чтобы мы проникнувшись чувством благодарности, сподобились еще большей помощи Его. Будем же благодарить Его не только за то, что знаем, но и за то, чего не знаем, потому что Он благодетельствует нам не только когда мы желаем того, но и когда не желаем. Зная это, и Павел внушал благодарить всегда и за все.
„Милосердие и сострадание — вот чем мы можем уподобиться Богу, а когда мы не имеем этого, то не имеем ничего.“
Бог дал им в помощь Свое творение, которое, будучи упорядочено и гармонично устроено, красотой и величием возвещает Творца, так что «при посредстве одного созерцания красоты всего видимого и мудрец, и необразованный, и скиф, и варвар, научившись, может возноситься мыслью к Богу».
Бог предложил людям сотворенный Им мир «вместо учения», дал им ум и рассудок , способные достичь должного познания, если сохранить их в чистоте.
Иоанн Златоуст (Златоустый) (ок. 347 — 14 сентября 407) — архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом.