Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Абсолют в скептицизме

Скептицизм

Скептицизм (от др.-греч. σκεπτικός — рассматривающий, исследующий) — философское направление античности, основанное на сомнении в возможности достоверного знания и в существовании какого-либо надежного критерия истины. Скептицизм является реакцией на метафизический догматизм и развитием идеи софистов о субъективности и относительности всякого знания. 

В античном скептицизме можно выделить три периода:
1. Старший пирронизм (III в. до н. э.). Пиррон и его ученик Тимон из Флиунта (320—230 гг. до н. э.).
2. Академизм (III-II вв. до н. э.). Аркесилай (315-240 гг.), который выдвинул принцип «эпохэ» или воздержания от суждений; Карнеад (214-129 гг. до н. э.).
3. Старший (поздний) скептицизм. Энесидем (ок., I в. до н.э.), Агриппа (I в. н. э.). Секст Эмпирик.

Пиррон из Элиды

Божественное и благое, которое извечно дарит человека самою ровною жизнью.
Божественный мир вечен, он противоположен кажимому, неустойчивому, неопределенному миру. Все вещи одинаково безразличны (adiaphora), неустойчивы (astathmēta), неопределенны (anepikrita). Поэтому ни наши ощущения, ни мнения не являются истинными или ложными.
Предельная Свобода, полная духовная независимость от всего того, что кажется объективным. О вещах нельзя сказать ничего определенного: ни того, что они прекрасны, ни того, что они безобразны, ни того, ни другого одновременно. Истина и ложь неразличимы. Свобода состоит в освобождении души от истины. Принятие неразличенности вещей состоит именно в том, что сами по себе они ничего не требуют - ни выбирать их, ни избегать. Человека ничто не поддерживает, и, тем не менее, он стоит непоколебимо. 
Абсолютизация внутренней отрицательности бытия и мышления. Всякому основанию можно противопоставить одинаково сильное противоположное основание. О каждой вещи можно высказать любое утверждение, даже противоречивое. Следует воздерживаться от каких бы то ни было категорических суждений. 
Нельзя даже утверждать, что «всё ложно», ибо это утверждение внутренне противоречиво и само себя уничтожает. Нет ничего ни прекрасного, ни безобразного, ни справедливого, ни несправедливого, истинно ничто не существует, а людские поступки руководятся лишь законом (nomos) и обычаем (ethos), - ибо ничто не есть в большей степени одно, чем другое. 
Всякая вещь есть «это» не в большей степени, чем «то». Ничто не есть «само по себе», всё «есть» лишь для кого-то, когда-то, где-то, в каком-то состоянии, в каком-то отношении. 
О каждой вещи надо говорить, что она не более есть, чем не есть, или что она вместе и есть и не есть, или что она ни есть, ни не есть. 
Вещи неразличимы, неустойчивы и недоступны для нашего познания. Из такого отношения к вещам проистекают сначала афасия (невысказывание, немота), состояние, при котором о вещах «нечего больше сказать», а затем атараксия – (безмятежность, невозмутимость), а затем апатия (бесстрастие) и «тишина» (штиль, полное отсутствие волнения). 
Практичность философии. Философия должна освобождать человека от всяких волнений, помогать преодолевать трудности и бороться с опасностями. 
Главной целью философствования достижение  эвдемонии (счастья), для чего, с его точки зрения, необходимо было найти ответы на три вопроса: Каковы вещи по природе? Как мы должны к ним относиться? Что для нас от этого проистекает? Скептическое сомнение не самоцель, а средство обретения душевного покоя. 
Счастье остоит в невозмутимости и отсутствии страданий, в достижении Атараксии.
Атараксия или безмятежность, безразличие, хладнокровие, бесстрастность, невозмутимое спокойствие, внутренний покой, безмятежность, мудрое молчание. 
Душевный покой, состояние совершенной невозмутимости достигается безразличием к знанию и путем воздержания от суждений. 
Можно жить без всякой уверенности и что это единственный способ быть совершенно счастливым. Надо жить сообразно здравому смыслу – жить, как все. 
Целью и идеалом человека является абсолютная автономия личности и полный отказ от желаний, «первейшего из всех зол», подавление всех эмоций, которое доводится до преодоления инстинкта самосохранения. Только умерев для жизни, только отринув беспокойную волю, человек может наслаждаться миром. 
Пиррон из Элиды (ок. 360 до н. э. — 275 до н. э.) — древнегреческий философ, основатель античного скептицизма. Учился у софиста Брисона, мудреца Анаксарх, с которым участвовал в походе Александра, где общался с индийскими философами и персидскими магами.

 

Секст Эмпирик

Абсолютизация скептицизма. К самому скептицизму надо относится скептически. Философия, опровергая сама себя, «сгорает» вместе со всеми ее предметами, и скептик, достигнув желанной цели, отбрасывает философию так же, как может отбросить лестницу тот, кто с ее помощью уже взобрался на высокое место. Для истинного скептика все на свете одинаково ложно и одинаково правдиво. Даже утверждение — “все ложно” не имеет смысла. 
В основе скептического метода лежит допущение одинаковой достоверности противоречивых суждений: "ни одно из борющихся положений не стоит выше другого, как более достоверное, ибо все они равны в отношении достоверности и недостоверности".
Скептики ничего не утверждают и ничего не отрицают, но только еще ищут. Спокойствие приносит не истина, а ее непрерывный поиск.
Скептики не имеют мировоззрения, они обладают только способом рассуждения, следующим какому-нибудь положению в соответствии только с явлением. В этом случае мы скажем, что имеем мировоззрение ввиду того, что это положение указывает нам, как, по-видимому, следует правильно жить... 
Все вещи постоянно изменяются и имеют изменчивую природу. Человек не может уловить, помыслить и даже назвать никакую вещь, сама сущность вещи недоступна человеческому познанию. 
Человек может рассуждать о явлениях вещей, а не о самих вещах и их сущностях. Ему не следует себя обманывать, что он способен познать мир — он способен познать только явления мира, только то, что ему кажется.
В качестве явления мы принимаем сейчас, в данный момент ощущаемое. Явление самодостаточно и не зависит от человека. «Явление всюду крепко, где бы ни распространялось». 
Именно поэтому необходимо постоянно “воздерживается” от суждений. Даже само высказывание суждения не есть суждение по существу, а только то, что “кажется” высказыванием суждения.
Атараксия (невозмутимость). Главной целью философствования является достижение атараксии. Начало и конец скепсиса лежат в надежде на невозмутимость, которая достигается воздержанием от суждений. 
Средством достижения атараксии является Эпохе. Атараксия следует за эпохе как тень—за телом. Скептик сам испытал это состояние, ведь единственным критерием для скептика служит лишь явление, которое он испытал сам непосредственно. «Что мед сладок, я не утверждаю, но что он таким кажется, я согласен».
Эпохе это такое состояние ума, благодаря которому мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем. Эпохе это воздержание не собственно от суждения, а от способности суждения, ее остановка. 
Воздержание от суждений с целью обретения душевного равновесия и блаженства, осуществление которых и выступает целью философии. 
В то же время все наслаждения и страдания жизни, все утверждения и отрицания для скептика совершенно безразличны. Даже понятие счастья безразлично для истинного скептика. 
Этика. Учение о всеобщей кажимости и о всеобщем воздержании у скептиков ничего общего не имеет с отрицанием жизни, с уходом из мира. Жить необходимо в соответствии с явлениями жизни, т.е. в соответствии с тем, что кажется, а не есть на самом деле, ибо то, что есть на самом деле, нам неизвестно. 
Скептицизм — это просто наилучший образ жизни, при котором не надо ничего избегать и ни к чему стремиться. 
Быть скептиком — это так же естественно для человека, как и ощущать, мыслить, переживать, трудиться. Скептическая способность, таким образом, имеется у каждого нормального человека, и она может служить и средством для достижения определенной цели — атараксии. Скептики воздерживаются не только от всякого знания и суждения, но и решения и выбора, чтобы тем самым достигнуть душевного равновесия и блаженства.
Скептический образ жизни. Скептик будет жить счастливо и безмятежно бодро встречая неизбежно случающееся, свободный от беспокойства насчет мнения, по которому что-либо считается злом или благом. Скептический образ жизни состоит в отказе от выбора образа жизни, в том, чтобы недогматически следовать в жизни явлениям и брать саму жизнь в качестве своего критерия.
Явление — это основа не знания, а поведения, образа жизни. Скептик в своей жизни просто следует явлениям: если он голоден — он ест, испытывая жажду — пьет. Он просто следует традициям, законам и обычаям, принятым в той стране, где он живет и берет саму жизнь в качестве своего критерия. Скептик руководствуется в жизни естественными потребностями, склонностями, привычкам и прежде всего обычным здравым смыслом.
Скептик на практике следует пути, которому следует мир. Скептики соглашаются с общим мнением, что боги существуют и даже поклоняются им, но при этом не выражают никакой веры и тем самым «избегают опрометчивости догматизма».
Истинный мудрец ни к чему не привязан, ничего не любит, ко всему безразличен и ничем не бывает взволнован. Даже испытывая тягости и страдания, скептик при этом ко всему равнодушен и совершенно ничего не оценивает в хорошем или плохом смысле. Скептики, как и все люди, живут и мыслят, они имеют дело и с добром и со злом, но отказываются выражать свое мнение об этом.
Секст Эмпирик (ок.160—210)— древнегреческий врач и философ, представитель классического античного скептицизма, автор труда «Три книги Пирроновых положений".