Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Творческий Абсолют

Современная аналитическая философия

История, основные характеристики и представители аналитической философии

Аналитическая философия — влиятельная традиция англо- и немецкоязычной философии в XX и XXI веке, которая объединяет различные философские направления, использующие методы логического и лингвистического анализа языка для решения философских проблем, а также ориентирующиеся на идеалы логической строгости, ясности и точности ис¬поль¬зуе¬мой тер¬ми¬но¬ло¬гии.
В настоящее время аналитическая философия считается одним из наиболее влиятельных направлений современной западной философии, охватывая при этом довольно разнородные течения, группы и отдельных философов.
Философские направления, которые представляли аналитическую философию, объединяли не столько общие принципы, сколько приверженность общим процедурам и задачам исследования.
В широком смысле – это аналитическое движение в философии, определенный стиль философского мышления, опирающийся на формальную логику и избегающий широких философских обобщений и спекулятивных рассуждений.
Основной задачей аналитической философии было изучение языка, который рассматривался не только как важное средство изложения философских идей, но и как самостоятельный и важнейший объект исследования, который обуславливает все сферы деятельности человека.

 История аналитической философии

Истоки аналитической философии можно проследить:
В античности: логические разработки стоиков, «Аналитика» Аристотеля, семантические идеи софистов.
В средневековой философии: эталоны доказательности, аналитичности и концептуальной строгости схоластики Дунса Скота и У. Оккама;
В Новом времени: исследование лингвистических и эпистемологических проблем философии такими британскими философами как Ф. Бэкон, Дж. Локк, Т. Гоббс, Д. Юм, Дж. Беркли, Дж. Милль, Г. Спенсер, новая модель сознания, созданная Р. Декартом, логическая теория отношений Г. Лейбница, способ трансцендентальной аргументации, разработанный И. Кантом , необходимость логической строгости при рассмотрении философских проблем Б. Больцано, аналитический, научный подход к философским проблемам Ф. Брентано.
Возникновение аналитической философии было подготовлено новыми тенденциями в развитии науки на рубеже XIX–XX веков и явилось результатом кризиса метафизической философии и противостояния идеализму, иррационализму и интуитивизму, представителями "второго позитивизма" Э. Маха и Р. Авенариуса и раннего логического позитивизма О. Нейрата и Ф. Франка.
Аналитическая философия зародилась в результате «лингвистического поворота» (англ. Linguistic Turn)., который представлял перевод философских проблем в сферу языка и затрагивал такие философские направления как герменевтика, феноменология, структурализм, постструктурализм.
Основоположников аналитической философии отличало стремление применить к исслеованию философских проблем математическую логику, утвердить идеалы естественнонаучной строгости в гуманитарных науках, акцентировать важность языка, а также языковой прозрачности при формулировке проблем и их решений.

Аналитическая философия не представляет собой единой школы, ориентирующейся на определенный набор принципов, но опирается и утверждает такие концепции:
1. Идеи немецкого логика Фридриха Готлоба Фреге (1848 -1925), новое понимание языка и концепция логицизма, то есть направление в философии математики, основным тезисом которого является утверждение о «сводимости математики к логике».
2. Неореализм, логико-семантический анализ, философия здравого смысла Джорджа Мура (1873 -1953), автора метода логического анализа и неореализма («Опровержение идеализма», 1903);
3. Логический атомизм Бертрана Рассела (1872 -1970), концепцию логического атомизма, которая объясняет необходимость накладывания логической структуры языка на реальность и для создания соответствующей этой структуре онтологической доктрины.
4. Логический позитивизм представителей Венского кружка - Мориц Шлик (1882-1936), Рудольф Карнап (1891 – 1970) и Львовско-Варшавской школы - Альфред Тарский (1901 -1983) - антиметафизическая направленность, критика философских «псевдопроблем», конвенциональность смысла и значения.
5. Концепции раннего и позднего Людвига Витгенштейна (1889 -1951), изложенные в «Логико-философском трактате» (1921) и «Философские исследования» (1953). В первом утверждалась идентичность логической структуры языка и мира, во втором язык представлялся как совокупность языковых игр, правилами которых являлась практика.
6 Лингвистическая терапия (Джон Уиздом (1904 – 1993), которая принимает бессознательное как критерий различения вербального и реального и основывается на анализе-терапии языка и самого аналитика, в процессе которого проясняется язык и философском смысле выздоравливает сам аналитик, а также философия обыденного языка оксфордской школы (Питер Стросон, Джон Остин,) в основе которой лежало прояснение выражений естественного языка и анализ его неверного применения.
6. Американский прагматизм (Чарльз Пирс (1839–1914), Чарльз Моррис) и логическая школа (Алонзо Черч, Хаскелл Карри, Стефен Клини) и различные школы американской аналитической философии (У. Куайн, Г. Н. Гудмен, У. Селларс, Х. Патнэм), в которых возрождается интерес к проблемам онтологии и метафизики языка, а самому ему придается праксиологическая направленность.
7. Философия сознания ( Д. Дэвидсон, Д. Деннет, Д. Р. Сёрль, Д.Чалмерс), соотносящая анализ языковых значений с анализом познавательных ментальных структур использующая сциентистский подход к сознанию, который включает исследования в самых различных областях знания, включая нейронауки и искусственный интеллект.

Зарождение аналитической философии, связывается с выходом статьи немецкого логика и философа Готлоба Фреге «О смысле и значении» (1892), в которой были сформулированы ее исходные проблемы и основные её понятия, включающие:
• новое понимание языка, который начинает рассматриваться как исчисление, аналогичное математическим теориям;
• отделение анализа структуры мысли и языка, от изучения психологического процесса мышления;
• различение между смыслом (Sinn) и значением (Bedeutung) языкового выражения;
• принцип композициональности, представление о том, что слова имеют значения лишь в составе предложения;
• представление о том, что значением повествовательного предложения является его истинностное значение.

Основные направления аналитической философии:

1. Философия логического анализа, которая была сформирована в 20е гг. XX века. В это время аналитическая философия» отождествлялась с логическим позитивизмом или неопозитивизмом, к которому причисляли представителей Венского кружка и Львовско-Варшавской школы, а также кембриджских аналитиков.
Основоположниками аналитической философии, как самостоятельного направления стали кембриджские философы Джордж Мур (1873-1958) и Бертран Рассел (1872-1970), которые выступили против абсолютного идеализма Ф. Брэдли, противопоставив учению об Абсолюте и принципу холизма - философский реализм, атомизм и логический анализ.
При этом логический анализ они понимали как рациональное, дискурсивное рассуждение, как специальные процедуры языкового уточнения и прояснения философских понятий, суждений и проблем. Б. Рассел выдвинул тезис, что любая научно осмысленная философская проблема есть, по существу, формально-логическая проблема, а Дж. Мур сделал попытку подвергнуть логическому анализу обыденный язык.
Одним из основоположников аналитической философии является Людвиг Витгенштейн (pанний) (1889-1951), который разработал ее основные положения в своем «Логико-философском трактате». Мир и язык были представлены как зеркальная пара, обусловленная идентичностью логической структуры языка и мира. Мир представлялся состоящим не из вещей, а из фактов, которые описывались единицами языка - предложениями. В данной работе была обоснована и поставлена цель выявления структуры обыденного языка и его перевод на логически совершенный язык.
Данная идея стала программной для представителей логического позитивизма и впоследствии получила развёрнутое выражение в логическом позитивизме, созданного ими в 1922 Венского кружка. Активность его представителей приходится на 30-е – 40-е годы. (М. Шлик, О. Нейрат, Рудольф Карнап (1891-1970), Г. Хан, Ф. Вайсман, К. Гёдель, Г. Фейгль). С ними сотрудничали Г. Рейхенбах в Берлине, Ф. Франк в Праге, Алфред А́йер (1910 -1989) в Оксфорде, Казими́р Твардо́вский А. Тарский (1901-1983) К. Айдукевич, Я. Лукасевич, Т. Котарбиньский в Варшаве и Э. Нагель (род. 4 июля 1937 года) в Нью-Йорке. В центре их внимания выступали проблемы логического анализа науки, состоящие в редукции предложений теории к некоторым базисным предложениям. Главной задачей философии они считали борьбу с метафизикой, очищение языка науки от псевдопредложений.
Философия логического анализа усматривает задачи философии в логическом анализе языка науки средствами современной формальной, математической логики. Сторонники философии логического анализа отрицали мировоззренческое значение философии и и применяли в качестве средства анализа аппарат современной математической логики.

2. Философия лингвистического анализа, (лингвистическая философия или лингвистический позитивизм), как новый этап развития аналитической философии возникла в Европе 1930—1960-х годах.
Представители данного направления отвергали логическую формализацию и сосредотачивали внимание на анализе обыденного языка и типов его выражений, а также на исследовании смыслообразующих и коммуникативных аспектов естественного языка. При этом они полагали, что
истина заключается в реальном жизненном опыте и выражается в обычном употреблении слова.
Л. Витгенштейн в своей работе «Философские исследования» (1953), представил новую теорию языка и его функционирования в контексте всей человеческой деятельности. Он отказался от задачи выявления априорной структуры языка общей языку и миру и его логической формы и обратился к коммуникационной стороне языка и анализу языковых игр. Сам язык стал рассматривался как форма жизни, которая с помощью языковых игр создает реальность окружающего мира.

Философия лингвистического анализа получила развитие в Англии — в Кембридже, как лингвистическая терапия (Дж. Уиздом) и школа «обыденного языка» в Оксфорде.
- Лингвистическая терапия (Джо́н Уи́здом (1904 – 1993), М. Лазеровиц, Э. Эмброуз) по своей семантике сблизилась с некоторыми школами психоанализа. Согласно общей установке аналитиков лингвистической ориентации, философ не столько даёт знание, сколько занимается «терапевтической» деятельностью, удаляя мнимое знание. Возникновение этого направления связывается с выходом работы
Дж. Уиздом «Философия и психоанализ»(1953). Ключевое понятие бессознательного здесь становится критерием различения вербального и реального. По мнению автора, в
процессе анализа языка аналитик подвергает терапии не только язык, но и самого себя и выздоравливает в философском смысле. Философская проблема может быть решена лишь с помощью переосмысления понятий, а отнюдь не отсылкой к эмпирическому факту или логической ясности.
- Философия «обыденного языка» (Пи́тер Стро́сон (1919 —2006), Гилберт Райл (1900 — 1976), Джон Остин (1911 — 1960, Герберт Харт (1907 -1992), Джон Сёрл, Ричард Хэйр (1919 –2002) и Людвиг Витгенштейн ) рассматривала традиционные философские проблемы как основанные на ошибочном понимании того, что в действительности означают обычные слова.
Так, П. Стросон в своей статье «On Referring» (1950), подверг критике теорию дескрипций Бертрана Рассела за игнорирование многообразия способов и контекстов употребления предложений, а в книге «Индивиды» (1959) предложил программу создания новой «дескриптивной метафизики», задачей которой должно стало исследование наиболее общих категорий, определяющих структуру бытия.
Теория речевых актов (Джон Остин, Джон Сёрл ) представляла собой синтез философии и лингвистики, объектом исследования которой выступал акт речи, который произносился в ситуации непосредственного общения с собеседником.
Сам Д. Остин назвал свою концепцию - «лингвистический феноменализм», главной задачей которой стало прояснение выражений обыденного языка, которое также подразумевало, анализ его неверного применения. По мнению Д.Остина, проблема состоит не в достоверности или ошибочности чувственных восприятий, а в осмысленности или неосмысленности речевых определений.
Теория получила свое развитие в иллокутивной логике Дж. Сёрла (США), трактующего речевые акты как интенциональные действия говорящего.
Майкл Даммит (1925 — 2011) сосредоточил внимание на создании систематической теории значения является, теорией о том, что значит понимать язык. Он поддерживал идею о принципиальной непереводимости различных языков и невозможности создания универсальной теории метафоры.
В Германии наиболее известными представителями аналитической философии являются Айке фон Савиньи (род. 10 февраля 1941) и Эрнст Тугендхат (род. 8 марта 1930). A. Фон Савиньи принадлежал «школе обыденного языка» (Philosophie der normalen Sprache) и предлагал «терапевтическое» применение нормального языка для решения проблем онтологии.
Э. Тугендхат предложил свой вариант верификационной семантики, позволяющей выявить, каким образом язык устанавливает отношения к предметам внешнего мира.
В Сканинавских странах анлитическая философия представлена финской школой (Георг Хенрик фон Вригт (1916–2003), Яаакко Хинтикка (1929 -2015) , философии науки, эпистемологии, аналитической, прикладной и интеррогативной логике.

3. Школы аналитической философии в США.
С середины XX века аналитическая философия начинает доминировать в США Ее становление и развитие в большой мере было обусловлено творчеством представителей логического позитивизма, эмигрировавших из Европы. Центром логико-аналитической традиции стал Гарвардский университет, где преподавал Уиллард Куайн (1908-2000), внесший существенный вклад в онтологию, теорию познания и философию языка.
У. Куайн в своей статье «Две догмы эмпиризма» (1951) развил положение о том, что философия и наука совместно должны стремиться к интеллектуальной ясности и пониманию мира. Однако в середине 1950-х гг. У. Куайн, а также ряд философов аналитиков К.И.Льюис Г. Н. Гудмен, У. Селларс, Х.Патнэм подвергли кри¬ти¬ке концепцию ло¬гического позитивизма с позиций прагматизма, придав американскому варианту аналитической философии праксеологическую направленность
В книге «С точки зрения логики», From a Logical Point of View (1953) он выступил с критикой основополагающих идей логического позитивизма, а в последующих работах «О том, что есть» и «Тождество, остенсия и гипостазирование», возродил утраченный в логическом позитивизме интерес к проблемам онтологии и метафизики. Представителей американской аналитической философии можно условно отнести к таким различным школам и течениям.
Научный реализм. Ведущими представителям данной школы являются У. Куайн, Х. Патнэм и У. Се́лларс, чьи главные воззрения касались проблем объективного существования реальности и истинности научного знания.
Натуралистический реализм. Основателем этого направления считается Уи́лфрид Се́лларс (1912 — 1989), который в своей работе «Эмпиризм и философия сознания» (1997), отмечал, что всякое осознание фактов, абстрактных сущностей, и даже осознание единичностей предопределяется процессом освоения языка.

В работах американских аналитиков стирается грань между логическим и лингвистическим анализом, которые в своих работах совмещают оба подхода.
Ученики У. Куайна Сол Крипке (род. 13 ноября 1940) и Дэвид Льюис (1941—2001), продолжили исследования проблем философии языка и внесли вклад в разработку модальной логики и семантики и модального реализма. Наиболее значительным вкладом Сол Крипке считается метафизическое описание модальности и идея возможных миров. В свою очередь Дэвид Льюис известен своей гипотезой «модального реализма», предполагающей, что все возможные миры так же реальны, как реальный мир.
Нельсон Гудмен (1906-1998) предложил современную версию номинализма и описал парадокс безобразного. Он преподавал в Университете Пенсильвании, где его студентами были Ноам Хомский и Хилари Патнэм
В логико-методологических исследованиях познания (У. Куайн, Н.Гудмен, Н. Решер главным ориентиром и ценностью выступала наука, что в значительной мере и выводило полученные результаты за рамки собственно философии. Свою философскую концепцию Николас Решер (род. 15 июля 1928) называет «идеалистическим прагматизмом». В ее основании – попытка соединить кантовский трансцендентализм и прагматистскую философию науки.
Начиная с 1970-х годов американские аналитики обращаются к междисциплинарным исследованиям знания и восприятия, что привело возникновению аналитической философии сознания.
Так, Г. П. Грайс, сводил значение к субъективному мнению говорящего и таким образом увязывал языковое значение с ментальным состоянием субъекта. Ф. Дрецке утверждал, что необходимо ясно отличать наш собственный взгляд и содержание восприятия от суждений восприятия: если первое определено непонятийным способом, то суждение восприятия определено понятийно. Таким образом, аналитическая философия все в большей мере сталкивалась с необходимостью применения нового междисциплинарного подхода к решению своих традиционных проблем и обращения к исследованию сознания.

4. Философия сознания (philosophy of mind).
С 1970-х гг. аналитическая философия в содружестве с когнитивной наукой начала сосредотачиваться на проблемах философии сознания, создания новой теории, сформированной на пересечении этих областей знания. Она начинает включать психологически ориентированные направления, соотносящие анализ языковых значений с анализом воздействия познавательных ментальных структур на восприятие и понимание языка. При этом сам язык начинает рассматриваться как средство анализа процессов сознания. В этот же период аналитические философы обращаются к проблемам этики, права, истории, политики, эстетики и религии.
Главными представителями этого направления аналитической философии стали Джон Сёрл, Дэниел Деннет, Хилари Патнэм, Дональд Дэвидсон, Дэвид Армстронг, Дуглас Хофштадтер, Джон Роджерс Сёрль, Т. Нагель, Ф. Джексон, Дж. Фодор. Патриция и Пол Чёрчленд Макгинн Колин, Франсиско Варела, Роджер Пенроуз, Джон Смарт и Дэвид Чалмерс.

Дэвид Армстронг (1926 -2014) и англо-австралийский философ Джон Смарт (1920—2012) отстаивали натуралистический подход к сознанию, отвергая все абстрактные формы и реализуя физикалистскую, материалистическую «теорию психофизического тождества».
Представитель "критического бихевиоризма" Дж. Фодор, опираясь на положение оксфордского философа Гилберта Райла о бесполезности идеи сознания, как независимой сущности, управляющей телом, утверждал, что все, относящееся к психическому, следует описывать в терминах поведения и различных реакций.
Томас Нагель (род. 4 июля 1937 года) подверг критике физикалистский подход к сознанию, , отождествляющий его с мозгом. По мнению Нагеля, главной чертой сознания является его субъективность, а причины его возникновения носят не материалистический или механистический, а телеологический характер.
П. Стрясён и Д. Сель разрабатывали феноменологическую концепцию интенциональности сознания предполагая, что не интенциональность является производной от языка, а, наоборот, язык является логически производным от интенциональности.
Немецкий философ Карл-Отто Апель (1922 — 2017) в своих исследованиях соединил аналитический и герменевтический подход к сознанию, возведя коммуникацию в ранг основного понятия философии.
В то же время ряд представителей аналитической философии реализуют сциентистский подход к сознанию, использующий новейшие исследования в области нейронауки и искусственного интеллекта. При этом предпринимаются попытки создания общей теории языка, применимого в области искусственного интеллекта, психологии, лингвистики.
Многие исследователи в качестве объяснения сознания предлагают функционалистский подход, являющийся универсальным и успешно применяющийся в социологии, психологии, биологии и компьютерных науках. В философии сознания существует несколько версий функционализма, прелполагающего, что виды ментальных состояний являются не материальными или идеальными свойствами, а нейтральными функциональными состояниями.
Так Х. Патнэм сформулировал концепцию функционализма машинного состояния, согласно которой сознание всякого живого существа может рассматриваться по аналогии с машиной Тьюринга, при этом психику можно уподобить компьютерной программе, а психические явления вычисляемым функциям
Д. Деннет предложил процессуально-информационную теорию искусственного интеллекта, в которой сравнивает с отношением «мягкой» программы компьютера к его «жесткой» программе, а оптимальным языком описания мыслительной деятельности считает нейтральный компьютерный язык. В свою очередь Дж. Фодор предложил теорию Модулярности сознания и функционализм «языка мысли», а Пол Черчленд нейрофизиологический функционализм.
Д.Серль и Х. Дрейфус исследовали возможность компьютерного моделирования психики человека, его интеллектуальной деятельности.
Д. Серль предложил теорию «неэлиминируемой субъективности», однако выступал против "сильной" версии искусственного интеллекта, приписывающей совершенному электронному устройству человеческую способность понимания и обучения. Так, по мнению Д. Серля, компьютерным программам присущ синтаксис, но у них совершенно отсутствует семантика. В свою очередь Х. Дрейфус подчеркивает перспективность холистического подхода в компьютерном моделировании нейронных сетей.
Канадские философы Патриция и Пол Черчленд сосредоточили внимание на исследованиях в области философии сознания и нейрофилософии.
Чилийский биолог и философ Франсиско Варела (1946 — 2001) предложил оригинальное направление исследования сознания, которое он назвал Нейрофеноменология.
Данное направление основывается на нередуктивном холистическом подходе к исследованиям сознания и интегрирует методы когнитивной нейронауки, феноменологии и восточных медитативных практик.
Нейрофеноменология направлена натурализацию эпистемологии и решение методологических проблем иссследования сознания, в частности решении проблемы носящей название «разрыв в объяснении». Она заключается в поиске связи между феноменальным сознанием или сознанием от первого лица и исследованиями сознания от третьего лица в когнитивной нейробиологии, например реальным переживанием и его описанием с помощью нейрохимических механизмов.

Основные идеи, положения  и характеристики аналитической философии

1. Особый стиль, метод, modus operandi. В широком смысле аналитическую философию можно трактовать как определённый стиль философского мышления, для которого характерны такие качества, как:
• аналитический стиль мышления, то есть отказ от метафорически-суггестивного способа изложения,
• сдержанное отношение к широким философским обобщениям, абстракциям и спекулятивным рассуждениям,
• акцентирование внимания на процессе аргументации, которая отличается лаконичностью, возможностью перепроверки и обоснования каждого этапа рассуждения.
• строгость, точность используемой терминологии, тщательное определение ключевых понятий. 

2. Логический атомизм. Вселенная состоит из отдельных, неразложимых, абсолютно простых элементов - «атомов», которые имеют логический характер и вступают во внешние, функциональные отношения друг с другом.
«Атомы» обозначаются в языке с помощью «логически собственных имён», указывающих на объекты в мире, которые даны в непосредственном «знании-знакомстве». Атомы логически совершенного языка должны взаимно однозначно соответствовать фактам.
Пределом логического анализа являются элементарные высказывания («атомарные предложения»), которые фиксируют элементарные фаты. С помощью логических связок атомарные предложения соединяются в молекулярные, которые сами по себе не существуют, а являются функциями истинности входя¬щих в них атомарных предложений. "Моя логика атомистична. Отсюда атомистична и моя метафизика. Поэтому я предпочитаю называть мою философию "логический атомизм". (Б. Рассел. Лекции «Философия логического атомизма» (1918), «Логический атомизм»(1924).
Мир состоит из фактов «положений дел», представляющих собой комбинации неизменных и лишённых чувственных качеств «объектов». Объекты – это то, что вступая во взаимодействия, образует факты. Объекты обладают логической формой. Значение слова есть факт, который оно обозначает.
Основной грамматической категорией является предложение (Satz). Факты описываются не словами, а предложениями, которые являются простыми языковыми единицами. Элементарных предложений, которые, как и элементарные факты, абсолютно независимы друг от друга.
Мысль есть осмысленное предложение. Сложные предложения состоят из элементарных предложений, которые соотносятся непосредственно с фактами. «Совокупность предложений есть язык». Язык подчинен законам логики.
Связка «Язык – Мир» представляет собой зеркальную пару, так как логическая структура языка и мира идентичны. Способность языка обозначать «факты» определяется его внутренней логической структурой. В этом смысле границы языка совпадают с границами «мира». Только предложения естествознания, а не философии, могут быть осмысленными, то есть содержать мысль и представлять собой логический образ фактов.
Всё, что оказывается за пределами «мира фактов» и формулируется в виде метафизических, религиозных, этических, эстетических предложений, характеризуется как «мистическое» и «невыразимое». Л. Витгенштейн «Логико-философскй трактат» (Создавался с 1914 по 1918, опубликован в1921).

3. Логико-лингвистический анализ как особый метод решения философских проблем. Разработка процедур анализа предложений естественного языка была в центре внимания всех её школ, причём наиболее важным моментом этого анализа оставалось сопоставление логической и грамматической формы предложений.
Особое внимание должно уделяться выявлению логической формы тех языковых средств, применение которых приводит к всевозможным заблуждениям и парадоксам, имеющим философское значение.
Сама философия понимается как совокупность различных методов прояснения, незамутненного видения реальности сквозь речевые средства ее выражения. Философия есть деятельность, необходимая для "логического прояснения мыслей", поскольку большинство философских вопросов и трудностей возникает вследствие того, что "мы не понимаем логики нашего языка", а, следовательно, эти вопросы представляют собой "псевдопроблемы", для снятия которых и необходима практика анализа, подразумевающая перевод всех предложений, любой степени сложности, в атомарные предложения, репрезентирующие простейшие элементы действительности — атомарные факты.
Теория логического анализа как метода перевода знания на более точный язык. Задача логического анализа не рассмотрение объектов, не получение новых истин о мире, а уточнение, прояснение смысла слов и предложений, составляющих знание. Это достигается путем перевода, переформулирования менее ясных положений в более ясные. Логический анализ связан, прежде всего, с проблемами языка.
Логический анализ как собственно философский метод, который представляет собой переход от чего-то неясного, неопределенного, неточного к ясным, четким, определенным понятиям, составляющим последний предел анализа и являющимся в этом смысле "атомами" языка.
В основе логического анализа лежит логика, которая есть сущность философии. "Я считаю, что логика фундаментальна для философии, и школы следует характеризовать скорее по их логике, чем по их метафизике". Логический анализ является единственно продуктивным способом решения философских проблем. "Каждая подлинно философская проблема - это проблема анализа".(Б. Рассел).

Целью выявления структуры обычного языка, является его перевод на логически совершенный язык. Для решения этой задачи изобретается особая практика речевого прояснения или анализа. (ранний Л. Витгенштейн).
Так как слова обладают значением лишь в той степени, в какой оказываются составной частью деятельности человека. В этом смысле анализ выступает как описание функциональной роли слов и выражений, порождающей их значение.(поздний Л. Витгенштейн).
Подобный анализ должен заменить нечёткие выражения тех или иных проблем в естественном языке такими формулировками, которые демонстрировали бы действительную суть исследуемых проблем. В этом случае соответствующая проблема, выступавшая как философская, может оказаться либо псевдопроблемой, либо носить логико-лингвистический характер, либо предполагать конкретное содержательное исследование.
Анализ подразумевал здесь редукцию предложений теории к некоторым базисным предложениям, в качестве которых первоначально принимались, предложения, выражающие чувственный опыт (феноменализм), а впоследствии — предложения, описывающие наблюдения физических объектов (физикализм).

4. Язык как самостоятельный объект исследования. Язык, на котором формулируются философские идеи, рассматривается не только как важное средство исследования, но и как самостоятельный объект исследования. Язык имеет логическую форму и дает полнейшую информацию о мышлении и действии. Всестороннее философское объяснение мышления может быть достигнуто только посредством философского объяснения языка.

Понимание языка в философии логического анализа.
Язык как источник философских проблем. Обыденный язык – это чувственная оболочка мысли, которая во многих случаях скрывает как структуру мысли, так и логику самого языка. Язык переодевает мысли. Причем настолько, что внешняя форма одежды не позволяет судить о форме облаченной в нее мысли. Данное свойство языка ответственно за возникновение философских проблем, которые являются не ложными, а бессмысленными. Их бессмысленность связана с тем, что они не соответствуют логике, и, соответственно, структуре реальности, которая является главным условием осмысленности. «Большинство предложений и вопросов философа коренится в нашем непонимании логики языка». (Л. Витгенштен)
Проекты создания идеального языка. Проблема, выступавшая как философская, может оказаться либо псевдопроблемой, либо носить логико-лингвистический характер, либо предполагать конкретное содержательное исследование. Существует необходимость разработки проектов синтаксически и семантически точного «совершенного», «идеального», языка, лишённого «спекулятивных построений» и «литературной произвольности, который мог бы способствовать прогрессу научного знания.

Понимание языка в лингвистическом анализе.
Сторонники философии лингвистического анализа, в отличие от логических позитивистов, не призывали к «усовершенствованию» естественного языка по образцу формализованных логических языков или языков науки.
Новая теория языка (Л. Витгенштейн). Слова получают значение только в процессе их употребления в определённом контексте и в соответствии с принятыми в «лингвистическом сообществе» правилами.
Функционирование языка должно рассматриваться в контексте всей человеческой деятельности и язы¬ко¬вых игр.
Языковые игры представляют собой взаимопереплетение различных форм человеческой активности, выступающих для человека как его «формы жизни», в которые он погружён и правилам которых он следует.
Так как слова обладают значением лишь в той степени, в какой оказываются составной частью деятельности человека, то их анализ выступает как описание функциональной роли слов и выражений, порождающей их значение.
Языковые игры. Язык есть совокупность языковых игр. Слово не имеет раз и навсегда данного значения. Значение слова есть его употребление в языке и действии, в рамках языковой игры и практической деятельности. Язык есть деятельность, форма жизненной игры. Как и во всякой игре, здесь есть много возможностей.
Новый подход к языку включал выделение «поверхностной» и «глубинной» грамматики. В первом случае подразумевался обычный грамматический синтаксис, во втором, уровень так называемых «языковых игр». Мы должны освободить философов из плена “Прокрустова ложа” теорий значения. Это ошибка - видеть знание как особый продукт, зависящий от фактов. Скорее знать нечто - означает обращаться определенным образом использовать знания в собственном мышлении и быть готовым убедить других в этом. (Л. Витгенштейн. «Философские исследования», 1953).

Лингвистическая терапия. Философская проблема может быть решена лишь с помощью переосмысления понятий, а не отсылкой к эмпирическому факту или логической ясности.
Задача философа состоит в том, чтобы очистить, прояснить, наконец, вылечить язык от путаницы многозначных наслоений, ведущих к непониманию, заводящих в тупик. Философия есть способ избавления человечества от характерных для него недугов посредством анализа языка и содержащейся в ней логики. "Философ лечит проблемы, как болезни". «Терапия» мышления, постоянно сталкивающегося с «парадоксами», предполагает отрешение от приверженности к абстрактному и безжизненному языку, использование многообразных мыслительно-речевых практик или «языковых игр». (Л.Витгенштейн).
Существует три типа споров: эмпирические, логические и «конфликтные». Первые решаются наблюдением и экспериментом, вторые – ссылкой на «точные правила употребления» слов и выражений, наконец, третьи – разрешаются только установлением новой конвенции. В «критических» (запутанных, вызывающих замешательство) пунктах философского рассуждения не действуют ни логические ни эмпирические аргументы. В этом случае работают только концептуальные аргументы, здесь требуется концептуальный «прорыв», то или иное переосмысление понятий, словесные новшества, игра слов.
Философские вопросы –это род парадоксов, ибо они допускают противоположные и, в известном смысле, равноценные ответы.
Философские положения чем-то напоминают высказывания невротика, которыми тот руководствуется, не вполне им веря.
Философские парадоксы – это словесные рекомендации, в основе которых лежат неосознанные мотивы. К восприятию философских идей причастен и наш иррациональный опыт, не подвластный четкому логическому выражению.
Для расшифровки философских парадоксов требуется особый анализ, не носящий строго логического или лингвистического характера, а скорее напоминающий рассказ. Философ-аналитик должен прибегать к тем же приемам, что и психоаналитик-практик, то есть сочетать утонченную рассудочность на поверхности и глубинную интуитивную аналогичность. (Джон Уиздом, «Философия и психоанализ» (1933–1953).

Теория речевых актов (Дж. Л. Остин). Необходимо разделять перформативные и лингвистические высказывания. Перформативные высказывания, представляют собой лингвистическое действие, а констативные описывают положение дел и могут быть истинными либо ложными.
Человек, используя перформативы, не описывает те или иные действия, а совершает их.
В то же время, язык имеет принципиально деятельностную природу. Перформативы и констативы, и в принципе любые высказывания обладают деятельностной природой.
Процесс высказывания, процесс говорения и построения текста состоит из трех отчетливых фаз, включающий такие акты:
а) локутивный акт — речевое действие как таковое, характеризующееся значением;
б) иллокутивный акт — действие по осуществлению одной из языковых функций (описание, вопрос, предупреждение, приговор, приказ, клятва и так далее), характеризующееся силой;
в) перлокутивный акт — действие убеждения, вызванное речью, характеризующееся достижением результатов.
Локутивная фаза это то, что собственно сказано, иллокутивная — то, что при этом имеется в виду, или более широкий контекст, в который погружены участники разговора, а также перлокутивная — та цель, которая достигается сказанным.

Холистический подход к анализу языка (У.Куайн). Между аналитическими и синтетическими суждениями нет четкой разделительной линии. Наши суждения о внешнем мире подлежат суду чувственного опыта не поодиночке, но всегда в виде некоторого связанного целого. Ошибочно рассматривать изолированные предложения, отвлекаясь от их роли в контексте языковой системы или теории. «Вся совокупность нашего так называемого знания или убеждений… есть человеческая конструкция, которая соприкасается с опытом только по краям. …Конфликт с опытом на периферии вызывает перестройку внутри самого поля. Приходится перераспределять истинностное значение некоторых наших высказываний. …Никакой отдельный опыт не связан с какими-либо отдельными высказываниями внутри поля иначе, нежели косвенно, благодаря соображениям равновесия, воздействующим на поле как целое».
Аналитические суждения расположены с центре этого целостного поля, поэтому мы склонны рассматривать их скорее как язык науки, а не как суждения опыта. И никакая составляющая человеческого знания не является чистой идеей или чистым фактом. Аналитические и синтетические суждения всегда переплетены и вместе образуют ткань, сплетенную из черных и белых нитей, выражающих факты и язык. Проверке в науке подлежит система взаимосвязанных предложений теории, а не отдельные предложения или гипотезы.

5. Аналитическая метафизика. 
Отвержение метафизики. Изначально аналитическая философия, которая на первом этапе развития отождествлялась с логическим позитивизмом или неопозитивизмом, отличалась ярко выраженной антиметафизической направленностью. Метафизический стиль мышления объявлялся несовместимым с аналитическим.
Логический анализ имеет дело только с логическими характеристиками предложений и позволяет подразделить утверждения на дескриптивные, теоретические, оценочные и метафизические. Он позволяет отделить предложения, которые могут пройти проверку опытом, от предложений, сформулированных так, что их нельзя опровергнуть. Метафизические утверждения относятся к последним и поэтому они в большей мере бессмысленны, поскольку не поддаются верификации и не являются тавтологиями. Внешне эти утверждения говорят о природе реальности, но они лишены фактуального значения.
Некоторое утверждение имеет фактический смысл, если ясно, какие наблюдения при определенных условиях привели бы к принятию этого утверждения как истинного или ложного. Редукция предложений науки к элементарным предложениям означает конец традиционной метафизики, проблемы которой оказываются псевдопроблемами, а предложения — бессмысленными. Язык «околдовывает» разум, и метафизика с её псевдопроблемами является на свет как «плод этого колдовства». Устраняя заблуждения, аналитическая философия устраняет и метафизические псевдопроблемы (Л.Витгенштейн).
Невозможно обосновать или ниспровергнуть систему трансцендентальной метафизики, следовательно, метафизика – это бессмыслица. Утверждение, что Абсолют принимает участие в эволюции и прогрессе, не является проверяемым даже в принципе, поскольку нельзя соотнести это утверждение с опытом и даже представить наблюдение, подтверждающее это. «Один из способов подвергнуть критике метафизика, утверждающего, что он обладает знанием о реальности, трансцендентной миру явлений, — это исследовать, из каких посылок выводятся его пропозиции». Единственным источником для априорных истин являются лингвистические конвенции (Альфред Айер).

Реабилитация метафизики. В современной американской аналитической философии наметился выход к метафизической проблематике и реабилитации метафизики. Абстрактные интеллектуальные построения и универсалии стали пониматься как необходимая часть истолкования языковых значений.
Х. Патнэм пишет: «Когда-то… аналитическая философия была анти-метафизическим движением, ныне же она превратилась в самое что ни на есть про-метафизическое движение мысли».ческих аспектах лингвистической практики, базируются на некоторых
предпосылках, включенных в состав более широких целостностей—национальных культур, традиций, мировоззрений.
«Дескриптивная метафизика» (Питер Стросон).
Понятие концептуальной схемы. Необходимо исследовать не столько предложения как таковые, сколько их употребление и произнесение, исходя из того, что выражение имеет значение, зависящее не от указания на объект, но от конвенций и контекста употребления выражения.
Определить значение выражения — значит сообщить общие правила употребления выражения; следовательно, понятие истины не фиксирует никаких семантических характеристик.
Конвенции и контекст словоупотребления обобщаются в понятии концептуальной схемы которые восстанавливают метафизику в своих правах.
Открытие логической структуры всякого человеческого мышления позволяет преодолеть пропасть между трансцендентной и феноменальной действительностью. «Существует массивное центральное ядро человеческого мышления, не имеющее истории». Именно это массивное ядро и необходимо «раскрыть». (П. Стросон).
Невозможно отказаться от понятия «концептуальная схема», которая включает такие понятия, как «материальный объект» и «личность». Отказ от одной концептуальной схемы подразумевает принятие другой.
Бессмысленными являются не метафизические, а как раз атомарные высказывания, выхваченные из контекста. Следовательно, необходимо проверять не отдельные предложения, а теории в целом. (У. Куайн ).

6. Аналитическая онтология. Совокупность общих категорий универсума принято называть "онтологией" и каждая семантически развитая система обязана специфицировать свою онтологию.
Задача аналитической философии при рассмотрении онтологических проблем заключается в том, чтобы выяснить, каким образом можно тематизировать сущее и предметность как таковую. Онтологический вопрос о "сущем как сущем" трансформируется в аналитический вопрос о понимании онтологических высказываний.
Существует фундаментальная ошибка философии - размышлять над онтологией несуществующих объектов (Бертран Рассел, “О логике денотации”, 1905)
Единственным путем к внеязыковой реальности лежит через анализ языка и воссоздание структуры бытия возможно на основе анализа структуры языка.
Необходимо определить формальную структуру языка и прийти на ее основе к онтологическим выводам, то есть перейти от формальных структур языка к формальным структурам бытия.
В основания грамматики входит онтология и потому необходимо создать особый онтологический словарь. Глубинная универсальная грамматика нужна как средство анализа той информации о реальном мире, которая закреплена в базисных языковых структурах. Перед аналитиками стоит задача создания универсальной грамматики, общей теории человеческого языка, универсальной теории значения, выявление глубинной или формальной базисной структуры неформального обыденного языка. (П.Стросон, Н.Хомский и М.Даммит).

Онтологический критерий (У. Куйян). Онтология представляет представляет собой тщательный анализ тех допущений о существовании различных объектов, которые явно или неявно принимаются людьми, когда они используют определенный язык. Существующее в целом не зависит от того, как оно вписано в наш язык, но мы всегда говорим о вещах, их качествах и отношениях, находясь внутри языка и с помощью теорий. О существующем «как таковом» никто, включая философов, ничего сказать не может.
Одной из важнейших задач аналитической онтологии является расчищение языка от «метафизических сорняков». Философы не должны поощрять засорение мира различными мнимыми сущностями. Необходимо предпочитать «пустынные ландшафты» и допускать существование каких-либо объектов, лишь когда это абсолютно необходимо.
По мере развития человеческой культуры и науки пустынные ландшафты заселялись всевозможными сущностями с самыми экзотическими свойствами: от кентавров и научных терминов до философских универсалий.
Цель онтологического анализа: избавиться от лишних, мнимых сущностей, а также предложить критерий, позволяющий определить, какие именно онтологические допущения явно или неявно вводит та или иная теория.
Предлагается важный онтологический критерий: «Существовать - значит быть значением связанной переменной». Связанные переменные или кванторы выражаются в языке словами «все» и «некоторые». Если в высказываниях теории, считающихся истинными, эти слова относятся к понятиям, обозначающим определенные объекты, то эта теория признает эти объекты существующими. Например, если мы говорим «все электроны имеют отрицательный заряд», то мы принимаем существование электронов. Объект существует, если и только если наилучшая теория, в своей самой экономной формулировке, утверждает, что он существует.
Так упоминаемые в пропозициональных выражениях, обозначающих намерения, желания, мнения и представления субъекта, сущности не могут стать значениями связанных переменных, следовательно, они просто не существуют.
«Онтология» тесно связана с проблемами перевода: для описания реальности необходима теория, исследовать которую можно только в терминах другой теории для исследования которой нужна третья теория и так далее. Между тем, «радикальный перевод» невозможен, поскольку способ референции предложений любого языка остаётся «непрозрачным».( У. Куйян).

7. Аналитическая этика. В аналитической философии отмечается смещение внимания с анализа языка к анализу обыденного языка, где присутствует значительное количество оценочных суждений. Ее задачами являются:
1. стремление к логической прозрачности этических рассуждений,
2. выявление семантических оттенков естественного языка морали.
В аналитической этике обозначилось два подхода к интерпретации морально-этических высказываний: когнитивное и некогнитивное.
Когнитивный подход подразумевал верификацию этих высказываний и редукцию к опыту, то есть к материальным интересам (натурализм Р. Бойда и Н. Стеджена) или «интуиции добра» (Дж. Мур).
Некогнитивный подход исходил из субъективно-эмоционального отношения (эмотивизм А.Айера) или должествования (прескриптивизм Р. Хэара).
Добро - это эмоциональные реакции, их нельзя обосновать фактами. Моральные предложения, не могут быть истинными или ложными, они являются выражениями эмоций. Этика, как и все гуманитарные дисциплины, чужда идеалам науки. (А. Айер).
Аналитическая философия религии. Религия понимается как выражение метафизики (Бертран Рассел), как совокупность высказываний, которые поддаются лингвистическому анализу способных выразить мистический опыт (Джон Уиздом).

8. Философия сознания

В конце ХХ века философия языка становится лишь частью философии сознания.
Сознание понималось как сложное образование, включающее «сознание доступа» или состояние актуальной различенности для субъекта каких-либо предметов, а также феноменальное сознание, содержащее, субъективные данности – чистые феномены, представляющие внутренний мир личности и выражающие качественную сторону ее переживаний.
Определение онтологического статуса феноменального сознания и его отношения к телесной реальности и физическим процессам в мозге, является ключевой проблемой современной философии сознания, определяющей ее современной состояние и развитие. При этом в процессе исследования сознания представителями аналитической философии создан целый спектр разнообразных и разноуровневых теорий.

1. Теория тождества - прямое отождествление ощущений и ментальных образов сознания с состояниями мозга. Данная теория утверждает, что процессы в сознании идентичны процессам в мозге, а само сознание тождественно последовательности состояний нейронной активности. «Человек представляет собой огромное скопление физических частиц, помимо них или над ними не существует ощущений и состояний сознания» (Дж. Смарт). Необходимо отказаться от ментальных и феноменальных объектов, в том числе и от «сырых чувств»: в противном случае следует согласиться с удвоением реальности. (У. Плейс, Дж. Смарт, Г. Фейгл, Д. Льюис, Д.М. Армстронг).

2. Элиминативизм (англ. elimination – удаление, устранение) представляет собой радикальное решение проблемы соотношения феноменального сознания и телесных явлений, которое состоит в отрицании самого существования феноменального сознания. В основе данной теории лежат представления, что сознание в нашем обычном субъективном представлении – это кажимость, скрывающая совершенно другие процессы. Эта кажущаяся реальность должна быть элиминирована из языка теоретического описания, подобно тому, как из науки было устранено понятие флогистона. (Р. Рорти).
Нейрофизиологический элиминативизм: значимые гипотезы о сознании, должны в первую очередь опираться на эмпирические исследования экспериментальной психологии и нейронауки. Понимание того, что называется «сознанием» следует искать в динамических свойствах биологических нейронных сетей (П. Черчленд).
Все слова, отсылающие к модификациям феноменального сознания, на деле пусты или отсылают к каким-то физическим явлениям, несмотря на реальность феноменов сознания, фактически они тождественны каким-то физическим процессам в мозге и поэтому лишены самостоятельного существования. (Д. Деннет).

3. Функционализм. В данной теории сознание понимается как функция мозга или тела в целом. Феноменальное сознание либо тождественно некоему набору реализованных в мозге функциональных схем, модулей и программ, либо гарантированно возникает при их реализации. Функционалистский взгляд на сознание совместим с компьютерной метафорой сознания. (Д.М. Армстронг, Д. Льюис, Х.Патнэм, Д. Деннет).
«Машина Тьюринга». Человек подобен машине Тьюринга, где мозг – это органическое «железо», а сознание совокупность программ. (Х. Патнэм). 
«Процессуально-информационная модель AI» предполагает, что информация, поступающая из внешнего и внутреннего мира, активно перерабатывается, в результате чего различные участки мозга гененерируют «черновые наброски» драфты, которые накладываясь и объединяясь, образуют нейронные сети, сначала бессловесные, а потом офоимленные в языке. (Д. Деннет)
Теория модульного устройства сознания утверждает, что сознание состоит из отдельных функциональных блоков, каждый из которых реализует свой алгоритм. большинство ментальных функций осуществляется благодаря работе высокоспециализированных и относительно независимых модулей мозга, отвечающих за самые разные вещи: от математических вычислений до речи и социальных взаимодействий. Совокупность данных модулей является «глобальным рабочим пространством» мозга, попадание информации в которое, приводит к ее осознанию. При этом теория массивной модульности утверждает, что а основе сознания лежат самостоятельные модули, а теории немассивной модульности допускают существование центрального процессора, обеспечивающего связь отдельных модулей и нейронных сетей.
Кроме этого, сплетенные в сеть сознательные феноменальные состояния предполагают наличие бессознательного фона, содержащего различные «установки по умолчанию», включающих признание существования физической реальности, культурные преференции, а также различные умения или «знание как». (Дж. Фодор, Б. Баарс, Дж. Серл, Н. Хомский).

4. Биологический натурализм. Мир, с одной стороны, состоит лишь из объективных частиц, с другой — сознание обладает субъективным опытом от первого лица.
Обе данные позиции верны: сознание является реальным субъективным опытом, сопряжённым с физическими процессами в мозгу. Сознание является продуктом мозга, онтологически не редуцируемым к его нейронной активности и обладающим особыми субъективными характеристиками. В то же время эта порожденная мозгом, феноменальная реальность не обладает самостоятельным существованием, а реализуется в мозге как его высокоуровневое свойство.
Сознание — это каузально эмерджентное свойство организма, результат его эволюционного развития. Самая передовая наука о мозге никогда не приведёт к онтологической редукции сознания, фактически приводящему к элиминации субъективного. Онтология сознания - это онтология от первого лица и поэтому в отношении сознания не применима объективистская модель. Следовательно создание сильного, человекообразного искусственного интеллекта – невозможно.  (Джон Сёрль. Переоткрытие сознания, 1992).

5. Аномальный монизм. Ментальным феноменам не могут быть даны чисто физические объяснения, их стихия это язык, социум и коммуникация, которые понимаются как творение самого сознания. Между ментальными и физическими событиями существуют каузальные отношения, а все каузальные отношения включают в себя существование некоторого закона природы. Однако, поскольку связь физических и ментальных событий невозможно подвести ни под один естественно-научный закон, эту связь следует просто принять за естественную аномалию. Про ментальные свойства можно сказать следующее: они супервентны, то есть особым способом детерминированы по отношению к физическим свойствам. Таким образом принципа детерминизма оказывался совместимым с признанием автономии ментальных событий. ( Дональд Дэвидсон).

6. Теория дуализма свойств. Феноменальное сознание должно признается фундаментальной характеристикой реальности, универсальной сущностью, которая подобно массе или заряду, пронизывает весь универсум. Эта реальность должна соотноситься с физической реальностью по определенным законам, которые могут иметь высокоуровневый и низкоуровневый характер. К высокоуровневым законам относятся принцип структурной когерентности, выражающий изоморфизм реализованных функциональных схем и структур и принцип организационной инвариантности, утверждающий, что одинаковость функций материальных систем гарантирует одинаковость их сознаний. (Д. Чалмерс).

7. Легкая и трудная проблема сознания. Существуют различия между легкими проблемами сознания и трудной проблемой сознания, которые выразить так: «почему вообще существует восприятие сенсорной информации?», «почему существует сознание?». В основе лежит различие между биологической работой мозга и поведением, с одной стороны, и ментальным опытом, который рассматривается отдельно от поведения, то есть квалиа, с другой.
Трудная проблема сознания — это проблема объяснения того, каким образом какая-либо физическая система способна порождать субъективный опыт, то есть почему и каким образом мозг порождает сознание. Дэвид Чалмерс («Навстречу проблеме сознания», Facing Up to the Problem of Consciousness, 1995 ; «Сознающий ум», The Conscious Mind, 1996).

8. «Разрыв в объяснении» - альтернативная формулировка трудной проблемы сознания. Даже если досконально изучить мозговые процессы и законы физики и создать на этой основе все необходимые физические условия для возникновения сознания, то нет никакой уверенности в том, что оно появится. Понимание одного из этих двух видов сознания: естественно-научного и феноменального ничего не даёт для понимания другого. Это означает, что между материей и сознанием существует разрыв в объяснении. (Джозеф Левин).

9. Позиции первого и третьего лица. Лёгкие проблемы сознания решаются путём использования стандартных научных методов и объясняются с позиции третьего лица. Трудная проблема возникает при постановке вопроса «почему существует сознание?» Организм имеет сознательные ментальные состояния, если и только если существует нечто, что значит быть этим организмом для самого этого организма. Мы можем назвать это субъективным характером опыта.
Субъективный характер опыта грамматически выражается в разнице между первым и третьим лицом. Даже если обладать полной информацией от третьего лица, при этом можно абсолютно ничего не знать от первого лица. (Томас Нагель)

10. Квалиа как трудная проблема сознания. Проблема состоит в ответе на вопрос, почему у нас есть квалиа или феноменальный опыт, как ощущения приобретают такие характеристики, как цвет или вкус
Ква́лиа (от лат. qualitas — свойства, качества) обозначает сенсорные, чувственные явления любого рода. (К. Льюис, 1929). 
Квалиа показывают «как вещи выглядят для нас». Квалиа — это свойства чувственного опыта, качества или ощущения, это сырые ощущения, восприятие в себе и само по себе, рассматриваемое полностью изолированно от любого эффекта, которое оно может оказывать на поведение и на поведенческие установки.
Самые исчерпывающие знания о цвете из области физики и физиологии, не могут ничего сказать об ощущении цвета. Квалиа невозможно передать вербально.
«Квалиа» являются одним из типов универсалий и хотя они узнаваемы в каждом следующем акте восприятия, их следует отличать от свойств объектов. «Квалиа непосредственно интуитивно воспринимается, дана, и не может быть подвержена никакой возможной ошибке, поскольку она полностью субъективна» (К.И. Льюис).
«Квалиа» не могут быть переданы в сообщении и не могут быть постигнуты каким-либо другим образом, кроме прямого переживания; присущими: это значит, что они являются свойствами, не связанными с отношениями, частными: это значит, что любые межперсональные сравнения квалиа теоретически невозможны; прямо и непосредственно воспринимаемыми сознанием: это означает, что переживать квалиа автоматически означает знание о том, что ты переживаешь квалиа, а знать квалиа, значит, переживать его. (Дэнниел Деннет).
«Квалиа» (Qualia), в отличие от чувственных данных, трактуются не как единичные сущности, индивидуальные для каждого сознания и каждого акта восприятия, а как интерсубъективные и повторяющиеся универсалии, которые могут быть даны в опыте разным сознаниям и в разное время. (Н. Гудмен).
Существование трудной проблемы сознания обусловлено тем, что имеющиеся на сегодняшний день теоретические научные модели функционирования мозга и поведения не дают удовлетворительного объяснения существованию сознательного опыта. А потому для решения трудной проблемы сознания необходимо создать новую научную теорию, которая будет столь же отлична от имеющихся в настоящее время научных теорий, сколь теория относительности и квантовая физика отличны от физики XIX столетия. (Джеффри Алан Грей, «Сознание: подкрадываясь к трудной проблеме» Consciousness: Creeping up on the Hard Problem, 2004 ),

11. Теория культурной обусловленности сознания. Сущностная зависимость сознания от культуры, основана на наличии параллельных процессов обработки информации в человеческом мозге, создающее иллюзию одномерного потока сознания, с работой некоей виртуальной машины, установленной в мозге вследствие воздействия культуры.
Сама культура представляется громадная совокупность программ - мемов. Мириады мемов попадают в человеческий мозг, упорядочиваются и управляют нашими организмами. (Д. Деннет).

12. «Принцип организационной инвариантности». Если система, такая, например, как одна из правильно сконфигурированных компьютерных микросхем, воспроизводит функциональную организацию мозга, она также воспроизводит квалиа, как и мозг.
Сознание берет начало в любой информационной системе и вероятно, что даже термостат в какой-то степени обладает сознанием. (Дэвид Чалмерс).

13. Прагматический плюрализм - предлагает объяснять сознание в терминах самых разных концептуальных систем, включая физику элементарных частиц, биологию, научную психологию, фолк-психологию. Таким образом, прагматический плюрализм требует полного переосмысления всей системы взглядов, в рамках которой проблема «душа-тело» обсуждалась в западной философии и науке (Хилари Патнэм ).
Когнитивный плюрализм. Философия сознания нуждается в принципиально новой парадигме, в основу которой может быть положена идея Иммануила Канта о том, что наш взгляд на мир определяется нашей когнитивной архитектурой. Ментальная модель предметной области - является фундаментальной единицей понимания. Человеческое сознание использует не одну, а множество ментальных моделей каждая из которых приспособлена для решения отдельной проблемы, несёт ответственность за формирование определённой части модели мира и связана с определёнными участками нейронных сетей.
Когнитивный плюрализм основывается на идее, что в ходе эволюции постепенно формировались отдельные модули сознания, предназначенные для решения отдельных проблем, чем то, что произошло единовременное формирование одной универсальной системы для решения всех проблем. (Стивен Хорст).

14. Концепция отличия сознания-доступа (access consciousness) от феноменального сознания (phenomenal consciousness).
Сознание-доступ обладает когнитивными, интенциональными и функциональными свойствами и включает в себя распознавание и узнавание какого-либо объекта, воспоминания о прошедших событиях. Феноменальное сознание обладает свойством восприятия квалиа, то есть оно включает в себя субъективный опыт, получаемый в результате различных видов восприятия. 
Когнитивная наука успешно занимается исследованиями сознания-доступа, однако феноменальное сознание в ней игнорируется, тогда как именно феноменальное сознание ответственно за возникновение разрыва в объяснении или трудной проблемы сознания.
Существует два класса эмпирических теорий сознания — функциональные, состоящие в поиске эмпирических связей между различными переживаниями и поведением и биологические. в поиске эмпирических связей между различными переживаниями и определёнными участками мозга. При этом функциональный подход наилучшим образом соответствует изучению сознания-доступа, а биологический подход — изучению феноменального сознания. (Нед Джоэл Блок)

15. Исследование сознания от первого лица как новая научная методология. Данный подход включает элементы интроспекции, методы феноменологии Э. Гуссерля, методы нейрофеноменологии (Франсиско Варела), использование восточных медитативных психотехник (Дэвид Чалмерс ). 

16. Теория интегрированной информации. Данная теория была создана на стыке нейробиологии и философии. В ней инвертируется исходная проблема и в качестве исходного положения и аксиомы принимается существование феноменальных характеристик субъективного опыта, после чего строятся предположения относительно свойств физического субстрата, который требуется для существования этого опыта.
Под конкретным субъективным опытом, отличающим его от любого другого субъективного опыта, в данном случае понимается определённый набор квалиа.
Теория интегрированной информации принимат идею панпсихизма и считает сознание внутренней, фундаментальной характеристикой реальности. При этом данная теория является эмпирически тестируемой и позволяет осуществлять количественные и качественные измерения сознания. (Джулио Тонони, Кристоф Кох).

17. Квантовые теории сознания. Сторонники данного подхода основываются на том, что сознание связано с деятельностью материального мозга, а также на допущении, что квантовая механика является наиболее фундаментальной теорией материи из всех существующих в настоящее время теорий. Некоторые из квантовых теорий сознания (Генри Стаппа) признают сознание фундаментальным свойством реальности, поэтому они могут быть классифицированы как нефизические. По мнению Д. Чалмерса со временем квантовая механика станет играть важнейшую роль в теории сознания, а также того, что теория сознания поможет решить проблемы квантовой механики.

18. «Физицизм» (Роджер Пенроуз). В основе объяснения работы мозга и сознания должны лежать два фундаментальных интеллектуальных достижения XX века – квантовая механика и теорема Геделя, который показал, что в математических системах имеются истинные высказывания, недоказуемые в рамках этих систем.
В осознанном человеческом мышлении и поведении существуют некоторые алгоритмические сферы, принципиально не поддающиеся «вычислимости» и симуляции алгоритмически работающим компьютером.
Неалгоритмический характер процессов сознания, возможно, связан с объективным коллапсом волновых функций макроскопических переменных. Существует макроскопическая квантовая когерентность на субнейронном уровне, точнее, в микротрубках цитоскелета, которые на границах клеток играют организующую роль в работе нейронов, определяя конечное состояние ансамбля нейронов.
Для объяснения сознания необходима новая глобальная теория, которая объединит новый тип квантовой механики, теорию относительности, теорию гравитации и физику нейрофизиологических процессов.
Картина реальности состоит из трех «миров»: физического, ментального и математического, который состоит из платоновский идей, абсолютов и математических истин.
Каждый мир выступает основой для следующего в бесконечном замкнутом кругу: физический мир составляет основу ментального мира, который, в свою очередь, составляет основу математического мира, а математический мир составляет основу физического.
При этом уже физический мир содержит элементы проментальности и некая изначальная ментальность является онтологически фундаментальным свойством Вселенной. 

Основные представители аналитической философии

Логический позитивизм
Фридрих Людвиг Готлоб Фреге (Friedrich Ludwig Gottlob Frege, 1848 — 1925), немецкий логик, математик и философ.
Джордж Эдвард Мур (George Edward Moore, 1873 — 1958), английский философ, родоначальник аналитической традиции в философии (вместе с Людвигом Витгенштейном и Бертраном Расселом).
Бертран Артур Уильям Рассел (Bertrand Arthur William Russell, 1872 — 1970), британский философ, логик, математик.
Людвиг Йозеф Иоганн Витгенштейн (Ludwig Josef Johann Wittgenstein, 1889 — 1951), австрийский философ и логик.
Фрэнк Пламптон Рамсей (Frank Plumpton Ramsey, 1903 — 1930), английский математик, исследователь в области математики и философии.
Мориц Шлик (Friedrich Albert Moritz Schlick; 1882 — 1936, Вена), немецко-австрийский философ, один из лидеров логического позитивизма.
Рудольф Карнап (Rudolf Carnap; 1891 —1970) , немецко-американский философ и логик, ведущий представитель логического позитивизма в философии науки.
Алфред Джулс Айер (Alfred Jules Ayer; 1910 — 1989), английский философ-неопозитивист.
Герберт Фейгл (Herbert Feigl, 1902 - 1988), австрийский философ.
Казимир Твардовский (Kazimierz Jerzy Skrzypna-Twardowski, 1866 — 1938), польский философ и логик, создатель Львовско-Варшавской философской школы.
Казимеж Айдукевич (Kazimierz Ajdukiewicz; 1890 — 1963), польский логик и философ.
Ян Лукасевич (Jan Łukasiewicz; 1878 — 1956), польский логик и математик.
Альфред Тарский (Alfred Tarski; 1901 — 1983), польско-американский математик, логик, основатель формальной теории истинности.
Тадеуш Котарбинский (Tadeusz Kotarbiński; 1886 — 1981), польский философ и логик, представитель Львовско-варшавской школы

Лингвистический позитивизм
Джон Уиздом (John Wisdom; 1904 — 1993), британский философ и психолог, представитель «кембриджской школы» аналитической философии.
Моррис Лазеровиц (Morris Lazerowitz, 1907 - 1987), американский философ польского происхождения.
Элис Эмброуз Лазеровиц (Alice Ambrose Lazerowitz, 1906 - 2001), американский философ, логик, и писательницы, супруга Морриса Лазеровиц.
Гилберт Райл (Gilbert Ryle; 1900 — 1976), английский философ, один из основоположников лингвистической философии, главный редактор англоязычного журнала Mind.
Джон Лэнгшо Остин (John Langshaw Austin; 1911 — 1960), британский философ языка, один из основателей философии обыденного языка, основоположник теории речевого акта.
Питер Фредерик Стросон (Peter Frederick Strawson, 1919 —2006), английский философ, профессор философии в Оксфордском университете.
Ричард Мервин Хэйр (Richard Mervyn Hare; 1919 –2002), английский философ, автор мета-этического направления «универсальный прескриптивизм».
Герберт Харт (Herbert Lionel Adolphus Hart; 1907 — 1992), английский философ и теоретик права, заведующий кафедрой юриспруденции Оксфордского университета.
Майкл Даммит (Michael Anthony Eardley Dummett; 1925 — 2011), британский философ, видный представитель аналитической школы.

Философы-аналитики из континентальной Европы
Эрнст Тугендхат
(Ernst Tugendhat, род. 8 марта 1930), немецкий философ чешского происхождения.
Эйке фон Савиньи (Eike von Savigny, род. 10 февраля 1941), немецкий философ.
Георг Хенрик фон Вригт (Georg Henrik von Wright ( 1916 — 2003), финский философ и логик.
Каарло Яакко Юхани Хинтикка (Kaarlo Jaakko Juhani Hintikka; 1929 — 2015), финский философ и математик

Представители аналитической философии США
Уиллард Ван Орман Куайн
(Willard Van Orman Quine; 1908—2000), американский философ, логик и математик.
Чарльз Сандерс Пирс (Charles Sanders Peirce; 1839—1914), американский философ, логик, математик, основоположник прагматизма и семиотики.
Чарлз Уильям Моррис (Charles W. Morris; 1901—1979), американский философ, один из основателей семиотики. Ввёл термин «прагматика».
Нельсон Гудмен (1906—1998), американский философ аналитической традиции, логик, основатель современной версии номинализма.
Уилфрид Селларс (Wilfrid Sellars, 1912–1989), американский философ, представитель научного реализма в аналитической философии.
Герберт Пол Грайс (Herbert Paul Grice, 1913 -1988), американский философ, специалист в в области философии языка, основатель теории импликатур, подчеркивающей важность небуквальной части значения текста и скрытой информации.
Дональд Дэвидсон (1917-2003 (Donald Herbert Davidson; 1917 —2003) — американский философ и логик, выступивший с идеей, что язык был создан не для описания реальности, но для общения.
Хилари Уайтхолл Патнэм (Hilary Whitehall Putnam; 1926 — 2016), американский логик и философ, профессор Гарвардского университета, сделавший вклад в разработку проблем философии языка, гносеологиюи, логики и позже философии сознания.
Дейвид Келлог Льюис (David Kellogg Lewis; 1941—2001), американский философ. Один из наиболее авторитетных представителей аналитической философии последних десятилетий XX века. Автор гипотезы «модальный реализм», предполагающей, что все возможные миры так же реальны, как реальный мир.
Джон Роджерс Сёрл ( John Rogers Searle, род. 31 июля1932), американский философ. профессор Калифорнийского университета в Беркли.
Фредерик Ирвин Дрецке (Frederick Irwin Dretske, 1932 -2013), американский философ, известен своим вкладом в эпистемологию и философию сознания.
Сол Крипке (Saul Aaron Kripke, род. 13 ноября 1940) — американский философ и логик, вкладом которого является метафизическое описание модальности, включающее идею возможных миров.
Николас Решер (Nicholas Rescher, род. 15 июля 1928), немецко – американский логик, философ-аналитик, профессор Питсбургского университета, редактор журнала «American Philosophical Quarterly».

Философия сознания
Дэвид Армстронг (David Malet Armstrong, 1926 —2014), австралийский философ, представитель аналитической философии.
Дональд Дэвидсон (1917-2003), американский философ и логик
Хилари Уайтхолл Патнэм (1926 — 2016) и американский философ и логик.
Карл-Отто Апель (Karl-Otto Apel, 1922— 2017), немецкий философ, представляющий метафизику как рефлексию над значением или смыслом языковых выражений
Джон Джеймсон Карсвелл „Джек“ Смарт (англ. John Jamieson Carswell "Jack" Smart, 1920—2012), британско- австралийский философ. Специализировался в областях метафизики, философии науки, философии сознания.
Уллин Томас Плейс (Ullin Thomas Place, 1924–2000), британский философ и психолог.
Роджер Пенроуз (Roger Penrose, род. 8 августа 1931 года, ), британский физик, математик и философ, предложивший квантовую теорию сознания
Джеффри Алан Грей (Jeffrey Alan Gray, 1934 - 2004), британский психолог, известный своим вкладом в теорию сознания.
Джон Роджерс Сёрл (John Rogers Searle, род. 31 июля 1932), американский философ. профессор Калифорнийского университета в Беркли
Джерри Алан Фодор (Jerry Alan Fodor; 1935—2017), американский философ и психолингвист-экспериментатор.
Томас Нагель (Нейджел) (Thomas Nagel; род. 1937), американский философ, исследователь вопросов философии сознания, политики и этики.
Дэниел Клемент Деннет (Daniel Clement Dennett, род. 28 марта 1942), американский философ и когнитивист, чьи исследования лежат в области философии сознания, философии науки.
Пол Монтгомери Черчленд (Paul Montgomery Churchland, род. 21 октября 1942), канадский философ, известный своими исследованиями в области нейрофилософии и философии сознания.
Патриция Смит Черчленд (Patricia Smith Churchland; род. 16 июля 1943), канадско-американский философ, работающая в области философии сознания и этики.
Фрэнк Кэмерон Джексон (Frank Cameron Jackson, родился в 1943),  австралийский философ-аналитик, занимающийся философией разума, эпистемологии, метафизики и метаэтики.
Франсиско Варела (Francisco Varela, 1946 — 2001), чилийский биолог, философ и специалист в нейронауках, наиболее известный концепцией применения аутопоэзиса к биологии, разработанной совместно с Умберто Матураной.
Колин Макгинн (Colin McGinn, род. 10 марта 1950), британский философ.
Джозеф Левин (Joseph Levine, род. 17 января 1952), американский философ, работающий в области философии сознания, автор термина «разрыв в объяснении».
Стивен Хорст (Steven Horst), американский философ, работающий в области философии разума, когнитивной науки, философии науки.
Нед Джоэл Блок (Ned Joel Block, род. в 1942), американский философ, занимающийся философией сознания, внесший важный вклад в понимание сознания и философию когнитивной науки.
Бернард Дж. Баарс (Bernard J. Baars, род. 1946), американский психолог, создатель глобальной теории рабочего пространства, теории человеческой когнитивной архитектуры и сознания.
Дэвид Джон Чалмерс (David John Chalmers, род. 20 апреля 1966), австралийский философ и преподаватель, специализирующийся в области философии сознания.