Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Творческий Абсолют

Основные характеристики и идеи постмодернизма

Философия постмодернизма

Постмодернизм (от лат. «post» — «после» и «modernus» — «современный») широкое течение в философии, гуманитарных науках и искусстве, культурное состояние и особый тип философствования во 2-й пол. 20 – нач. 21 вв.
Философия постмодерна основана на критическом отношении к основополагающим, универсальным концепциям и тенденциям западной философии. Она пронизана духом неприятия не только существующих ценностей и идеалов, но и самого существования любых смысловых центров и универсалий.

Философской основой постмодернизма являются комплекс идей постструктурализма и деконструктивизма.
Философия постмодернизма предполагает отказ от традиционных для философии проблемных полей и идеи бинарных оппозиций.
Постмодернизм, занимает позицию недоверия к модернизму, ко всем предшествующим и существующим нарративам и институциям.

В постмодернизме, понимаемом как пост-философия и даже пост-современность, развенчивались социальные, политические, религиозные авторитеты, пересматривались такие незыблемые понятия, как свобода, прогресс, истина, смысл, порядок, а вся западная логоцентрическая традиция, объявлялась совокупностью идеологем и мифов.

В отличие от модернизма с его программной установкой на новизну, постмодернизм в большей мере направлен на игровое освоения культурного наследия прошлого, на утверждении самой игры, иронического цитирования и свободного интерпретативного мышления как самоцели.
В основе постмодернизма лежит разочарование и сознательный отказ от фундаментальных идей и ценностей Модерна: эпохи Просвещения и Нового времени с их книжной культурой, верой в прогресс и силу разума, безграничность человеческих возможностей.
Антропоцентризм нового времени и просвещенческая упорядоченная картина мира, сменяется «бессубъектной» философией с множеством онтологий, глобальным полицентризмом, специфической парадигмальной установкой на восприятие мира в качестве хаоса.
Постмодернизм находит свои истоки в неклассическом типе философствования, к которому относятся философия М. Хайдеггера, структурный психоанализ, семиотика и структурная лингвистика традиции "поэтического мышления", теория языковых игр и, особенно, постструктурализм.
При этом постмодернисты подвергали критике все современные направления философии, считая, что феноменология, герменевтика, аналитическая философия по своей сути не отказались от идеалов философии Нового времени.
Постмодернизм является результатом и завершающим этапом «лингвистического поворота» в философии, начавшегося еще в первой трети - середине 20 в. , ознаменовавшего переход от метафизики сознания к философии языка, при котором мир представлялся как текст, а все онтологические проблемы переводятся в языковую плоскость.

Философско-эстетической основой постмодернизма является синтез идей постструктурализма, деконструктивизма, литературной критики и художественной практики современного искусства.
В качестве основополагающих концепций и положений, которые послужили фундаментом и впоследствии были развиты в постмодернизме можно выделить такие идеи как:

• деконструкция, концепция несамотождественности текста, предполагающая его деструкцию и реконструкцию, разборку и сборку одновременно (Ж. Деррида),
• постфрейдистский язык бессознательного, текстуализация бессознательного, "сон уже есть текст" (Ж. Лакан),
• шизоанализ и ризоматика (Ж. Делёз, Ф. Гваттари),
• концепция гиперреальности и симулякров (Ж. Бодрийяр),
• децентрация и смерть субъекта, понимание человека как дискурсивной функции, места пересечения дискурсивных практик (М. Фуко), концепция "смерти автора"(Р. Барт), понятие дивида – фрагментированного, нецелостного человека Новейшего времени (Ж. Лакан),
• "текстовой анализ" - теория анализа художественного произведения, подвижная структурация текста, исследование путей его рассеивания в межтекстовом пространстве и способов смыслообразования, концепции "эротического текста", "текста-удовольствия", "текста-наслаждения". (Р.Барт),
• теория интертекстуальности, отражающей наличие связей между текстами, которые ссылаются друг на друга разнообразными способами (Ю.Кристева)
• концепция власти, в которой власть понимается как феномен, пронизывающий все общество, «власть производит, она производит реальность» (М.Фуко)
• переход из лингвоцентризма в телесность представленной как потоки желания и интенсивности (Ж.Делёз и Ф.Гваттари), трансгрессия и эротизм (Ж.Батай), либидозные пульсации (Ж.Лакан, Ж.Ф. Лиотар), соблазн (Ж. Бодрийар).
• концепция иронизма, семиотика, в которой структура лишалась онтологического статуса (У. Эко), неопрагматизм, который направлен не на поиск истины, а на пути ее реализации (Р. Рорти).

Постмодернизм вырабатывает собственную модель видения реальности, нового стиля мышления и новой культуры, основанной на единственно возможном знаковом способе существования, на «постмодернистской чувствительности», как установки на восприятие реальности в качестве хаотически фрагментированной и семиотизированной.
Он также формирует специфические идеалы и нормы описания и объяснения мира, базирующиеся на концепции "заката больших нарраций", принципиальном плюрализме, нонселекции и когнитивном релятивизме.
Постмодернизм противопоставляется модернизму как по способу осмысления и понимания мира, так и по типу художественной трансформации действительности. В широком понимании постмодернизм представляет собой механизм смены одной культурной эпохи другой и проявляется как ответ модернизму, который невозможно уничтожить, но можно иронично переосмыслить (Умберто Эко). 

История

В 60-70 годах ХХ столетия понятие «постмодернизма» - служило для характеристики кардинально новой эпохи, характеризующейся разрушением универсальных оснований и ценностной системы Нового времени, ростом неопределенности и текучести всех социокультурных процессов.
Сам термин «постмодернизм» обрёл популярность благодаря книге Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма» (1977 ).
Возникнув как рефлексия на новые явления в сфере западного послевоенного искусства, постмодернизм постепенно превратился в специфическую философию культурного сознания современности и в поисках теоретической основы обратился к концепциям постструктурализма.
Становление и развитие постмодернизма происходило, начиная с 70-х годов XX столетия. Первой попыткой философского осмысления постмодернизма стала книга Ж. Ф. Лиотара «Состояние постмодерна» («La condition postmoderne», 1979). В ней было введено понятие «постмодернистской ситуации», для которого характерны открытость, отсутствие жестких иерархий и таких асимметричных оппозиционных пар как: реальное – воображаемое, субъект – объект, целое – часть. Ж.-Ф.Лиотар констатировал переход от эпохи «великих повествований», «метанарративов», претендующих на универсальное значение метафизических «текстов», к множеству от «дискурсов», «малых повествований» и не сводимых друг к дру¬гу «языко¬вых игр». «Сегодня, — писал философ, — мы являемся свидетелями раздробления, расщепления „великих историй“ и появления множества более простых, мелких, локальных „историй-рассказов“.
Ключевая для постмодернизма концепция деконструкции, была разработана Ж. Дерридой еще в рамках постструктурализма в его работе "О грамматологии" (1967). Позже в работе «Позиции» (1972) он дал краткую и ясную характеристику таким ключевым понятиям концепции как деконструкция, различение (difference) и письмо.

Жиль Делёз и Феликс Гваттари, в процессе разработки постструктуралистских идей в книге "Анти-Эдип. Капитализм и шизофрения." (1972), создали концепцию социального и политического бессознательного, главной проблемой которой стала проблема желания и его языкового оформления.
Жак Бодрийар в работе "Зеркало производства" (1973) предложил теорию симуляции, которая непосредственно связана со "знаковостью человеческого существования" и понимается как смешение реального и воображаемого.
Концепция языкового сознания Ж.Лакана оформилась впоследствии в постулат о нарративности, повествовательности различных форм знания и самого человеческого сознания, что послужило началом «нарративного поворота» в социальных науках.
В 80-х годах термин "постмодернизм" приобрел статус общеупотребимого понятия, а сама концепция была поддержана и развита такими классиками постструктурализма и постмодернизма как Ролан Барт (1915-1980); Жак Лакан (1901-1981); Ж.-Ф. Лиотар, Ж. Бодрийяр, Мишель Фуко (1926-1984), Жиль Делез (1925-1995); Жак Деррида (род. 1930); Юлия Кристева, а также такими писателями и мыслителями, как Ж.Батай, М. Бланшо, П. Клоссовски, Дж.Ваттимо, М. Мерло-Понти.

Становление и развитие специфической философии постмодернизма на основе единого постструктуралистско-декунструктивистско-постмодернистского комплекса представлений произошло в трудах В. Вельша, М. Сарупа, С. Сулейман, Ф. Джеймсона и Ричарда Рорти (род. 1931)).
Философский постмодернизм стал сразу претендовать как на роль общей теории современного искусства в целом и осмысляться как выражение духа времени во всех сферах человеческой деятельности: искусстве, социологии, науке, экономике, политике.

Основные виды постмодернизма

1.Философско-социологический (З.Бауман, Р. Бойн, Р.Виллиамс, К.Кумар, С.Лаш, Д.Лион, Акилле Б. Олива, А. Раттанзи, Дж.Урри, Ф.Фехер, А.Хеллер)
2. Культурологический (Кристофер Батлер, С.Бест, Андре Ле Во, Д.Келлнер, Е.Джеллнер, Джеремо Мадзаро, М.Постер, Б.Смарт, Б.С.Тэрнер, Доуве Фоккема, Юрген Хабермаса),
3. Литературно-художественный (П. Вирильо , У. Виттшток, Тео Д'ан, Д. Дэвис, Чарльз Дженкс, Михаэль Келер, Кристин Брук-Роуз, Уэнду Стейнер, Ихаб Хассан, Герхард Хоффман, Умберто Эко, Софи Берто, де Ман, Дж. Хартман, X. Блум и Дж. X. Миллер).
4. Педагогический ( В. Долл, Д. Шолле, Г. Шпет).
В середине 1990-х годов возникло ощущение исчерпанности постмодернизма, стремление к пересмотру его исходных положений. При этом речь шла о новой парадигмальной модификации постмодернизма, проявлению иронии к его основным понятиям и идеям. Сложность и острота проблем, возникших на на пороге третьего тысячелетия привели к зарождению «новой серьезности», требующей нахождения точки опоры в объективной реальности и эффективного решения новых сложных и неожиданных проблем и конфликтов. В зрелом постмодернизме были возрождены традиции "диалогической философии", что привело к коммуникационному повороту и актуализации программы "воскрешения субъекта".
Результатом данного поворота было возникновение новой концепции пост-постмодернизма (after-postmodernism) или метамодернизма.

 

Основные характеристики и идеи постмодернизма

Постмодернизм принципиально не может существовать как целостное мировоззрение. Он не претендует на создание философской универсальной теории или единой философской стратегии, унифицированной по своим основаниям, методам и целям.
Не вмещаясь ни в какие схемы, он отказывается от попыток привести мир в систему и поэтому, для его характеристики можно выделить только комплекс общих представлений, определенный набор положений и установок.


I. МЕТАФИЗИКА.  "Запрет на метафизику" (unlicensed metaphysics), утверждение метафизики отсутствия.

1. Преодоление онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризма

1. Философия постмодернизма осуществляет радикальную переориентацию всех положений онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризма, представляющего фундаментальное понятие классического типа культуры которое предполагает основополагающее присутствие Логоса, Разума, Абсолюта, как источника происхождения всего сущего, а также наличие глубинного имманентного смысла как бытия в целом, так и отдельных событий.
2.  Логотомия - общая парадигмальная установка, направленная на радикальное «иссечение» стратегии логоцентризма.
3. Логомахия —стратегия основанная на игровом отношении к логосу, фундированная радикальным отказом от логоцентризма и ориентирующая на переосмысление феномена логоса, истины, рациональности и языка в игровом контексте. Она придает универсальный и базисный статус языковым играм, фактически постулируя их как единственную и исчерпывающую форму языкового процесса.
Свой вклад в деструкцию метафизики вносит и концепция симуляции, в которой «исчезает... различие между симуляцией и реальным. И, тем самым, не остается места для метафизики» (Бодрийяр).
Разрушение идеалов модерна, его авторитетов и святынь, объявление таких фундаментальных понятий как прогресс, истина, смысл, порядок, справедливое общество совокупностью идеологем и мифов.
4. Крах метанарративов, метарасказов и больших проектов.
Разрушение идеологий, универсальных концепций, направлений, таких „великих историй“ как платонизм, рационализм и Просвещение. Недоверие к метарассказам как подавляющим мышление и легитимизирующим власть. «Сегодня мы являемся свидетелями раздробления, расщепления „великих историй“ и появления множества более простых, мелких, локальных „историй-рассказов» (Лиотар).
5. Тотальное отрицание возможности традиции. («Принцип мертвой руки» - владение без права передачи по наследству.
Так как культурная среда обретает децентрированный характер и утрачивает иерархический порядок, приоритеты и предпочтения, то идея преемствености утрачивает всякий смысл.

2. Идея хаоса как основа философской парадигмы постмодернизма.

«Мир как хаос», "мир потерял свой стержень... Мир превратился в хаос". (Делез и Гваттари).
Хаос, хаосмос идеал постмодернистов – это, первоначальное состояние неупорядоченности, состояние нескованных возможностей. В мире царствует два начала: шизоидное начало творческого становления и параноидальное начало удушающего порядка (Делез).
Изначальная хаотичность пронизывает все уровни бытия и сферы культуры: экономику, политику, общество, философию, науку, искусство и само сознание, которое выступает как источник, процесс и продукт осмысления хаоса.

Принцип хаотичности лежит в основе таких характерных черт постмодернизма:

1. Многообразие, плюралистичность, сложность, отсутствие единообразия, нестабильность, неустойчивость, калейдоскопичность, неопределенность, неорганизованность, неясность, стихийность, неопределенность, культ неясностей, смешение жанров.
2. Фрагментарность, дискретность, локальность, фрагментарное восприятие мира, человеческой субъективности и истории, принятие позитивного потенциала фрагментарности и бессвязности.
3. Отсутствие связей, содержательная разорванность. Мир представляется как хаос, так как отрицаются причинно-следственные связи, ценностные ориентиры, понятия центра и структуры. Мир предстает в виде неупорядоченных, разрозненных элементов.
4. Акцент на различиях и многообразии. Разнообразие коренится в осознании радикального разнообразия и потенциальной несоизмеримости образов жизни различных культур, а также социальных групп и индивидов.
5. Противоречивость реальных объектов и их интерпретаций, иррациональность действительности и всего сущего.
6. Методологическая плюральность, отход от оценочных суждений, децентрации бытия, крушение и отсутствие универсальных авторитетов, уничтожение иерархических конструкций, перенасыщенность значений ("культура избытка"), «итерпретативная поливалентность».
7. Проблема самоидентификации. Неопределенность - проявляется в потере собственной определенности - человеком, автором, персонажем, из-за чего основной проблемой современности становится проблема самоидентификации.
8. В естествознании исходное состояние системы понимается как в качестве — хаотическая "среда". "Космический хаос" ведущий к "процессу распада мира вещей" (И.Хассан), по отношения к тексту порождает нестабильность текстовой семантики, хаос значений, хаос означающих кодов, хаос цитат.
9. В вербальной сфере хаотичность порождает "невозможный глоссарий" (К.Лемерт), в дискурсивной сфере — формирование неканонических стратегий дискурсивных практик или "еретический дискурс" (Б. Смарт).
10. Разрушение целостности.
Руины — метафора способа восприятия мира, основанного на отказе от идеи целостности, иерархичной структурности и гармоничной упорядоченности . «мы живем в век частичных объектов, кирпичей, которые были разбиты вдребезги, и их остатков. …Мы больше не верим в первичную целостность или конечную тотальность, ожидающую нас в будущем» (Делез и Гваттари)
Утверждение парадигмы «беспорядка и разлада», «процесса распада мира вещей», «космического хаоса», выражающегося на уровне текста в виде хаоса значений, цитат и означающих.
Тотальный семантический хаос ведет к "бессмысленности Бытия" (Ю. Кристева).
В культуре постмодерна происходит "катастрофа смысла" или "имплозия смысла", "мы находимся во вселенной, в которой становится все больше и больше информации и все меньше и меньше смысла" (Бодрийяр).
Современный менталитет характеризуется тотальным отсутствием "веры в смысл", ибо все то, что наивно полагалось источником семантической определенности, демонстрирует "разреженность, а вовсе не нескончаемые щедроты смысла" (М. Фуко).
11. Фундаментальность идеи достижения и создания хаоса. Программная презумпция достижения хаоса, создания его в качестве результата целенаправленной процедуры по отношению к семантически значимым средам.
Принцип "внесения хаоса в порядок" (А. Жарри), принцип "нонселекции" как преднамеренного создания текстового хаоса( Д.В. Фоккема). Постмодернист не занимается поисками унифицирующего мета повествования, которое может противостоять этому хаосу, не пытается обрести ощущение единства и целостности.

3. Модельные регулятивные принципы постмодернизма

1. Постмодернистская чувствительность – особое мироощущение основывающееся на парадигмальной ориентации на усмотрение хаоса в любой предметности. Специфическое видение мира как хаоса, лишенного причинно-следственных связей и ценностных ориентиров, "мира децентрированного", в виде иерархически неупорядоченных фрагментов. (Лиотар, А.Меджилл, В.Вельш, В.Лейч)
Мир является «одновременно фактичным, хаотичным и разнородным» (Джеймисон), «мы живем, без специальных разметок и изначальных координат, в мириадах затерянных событий» (Фуко).
На уровне композиции постмодернистский взгляд на мир выразился в стремлении воссоздать хаос жизни искусственно организованным хаосом принципиально фрагментарного повествования. В литературной критике и художественной практике постмодернистская чувствительность проявляется в форме поэтического мышления и «метафорической эссеистики», особого стиля, который основывается на представлении об особой роли искусства в осмысления глубинных онтологических идей и который отличает любовь к парадоксу, интуитивизм, техника намека и гротескной мысли, раскрытие смысла при помощи поэтических ассоциаций и метафор.

2. Номадология (Ж.Делез, Ф.Гватари)
конституирует свое содержание на основе постмодернистской интерпретации хаоса.
Возможность космизации хаоса реализуется в актах переходов его из одного осмотического состояния в другое. Так, бытие ризомы проявляется как реализующее себя посредством осцилляции между состояниями, или как "меж-бытие, интермеццо" (Ж.Делез и Ф.Гваттари).

В основе номадологии лежит характерный для обобщенных принципов тотальный отказ от основных презумпций классической метафизики: презумпции жестко структурной организации бытия, дискретно дифференцированного пространства, принудительного внешнего детерминизма, выделения бинарных оппозиций, полагания имманентного миру смысла.
Номадологическое видение мира, опирается на радикально альтернативные презумпции: а) рассмотрение предметности в качестве аструктурной б) трактовка пространства как децентрированного и открытого
в) понимание детерминизма, основанное на идее принципиальной случайности сингулярного события г) снятие самой возможности бинарных оппозиций д) придание феномену смысла проблематичного статуса

3. Принцип Нон-Селекции — регулятивный принцип постмодернизма (Д.В.Фоккема), который предстает как установка на культурный плюрализм и отказ от видения культуры как аксиологически дифференцированной на идеологический центр и оппозиционную ему несанкционированную культурную периферию.
Принцип нонселекции утверждает равновозможность и равное право на параллельное сосуществование в децентрированном культурном пространстве различных и даже взаимно альтернативных культурных программ и стратегий.
В контексте текстологии Нонселекция выступает как принцип организации постмодернистского повествования, набор различных способов создания эффекта преднамеренного повествовательного хаоса, как то - повествовательная прерывистость, перегруженность информацией, взаимозаменяемость частей текста, уничтожение грани между реальным фактом и вымыслом. (Д. Фоккема)

4 Постметафизическое мышление - парадигмальную установку на отказ от возможности построения единой и системной концептуальной модели мира как в понятийном пространстве философии, так и в любой другой мыслительной системе. Оно фундировано радикальным отказом постмодернизма от презумпции логоцентризма, имплицитно полагающей пронизанность бытия имманентным логосом, разумом, первоначалом.
Постметафизическое мышление отказывается "признавать за текстом и за всем миром как текстом "прочный и устойчивый логос", исходный смысл бытия и какую-либо "тайну", то есть окончательный смысл" (Ж.Деррида, М.Фуко, Р.Барт). Данный вид мышления основывается на отказе от концепции репрезентации, идеи бинаризма и попыток конструирования универсальной картины мира, но ориентируется на усмотрение хаоса в любой предметности, понимании мира как системы симулякров, и нелинейную интерпретацию детерминизма.

4. Пустота

Пустота –понятие, служащее для обозначения отсутствия все собой детерминирующей Истины-Начала, Истины-Центра, или Трансцендентального Означаемого.
Аналогом такой «пустоты» является первоначальная пустота нашей Вселенной, в которой уже имеются необходимые условия для космического «взрыва», но еще ничего не родилось.
Многообразие и множественность, ведут к пустоте, «ничего не решаемости». Нейтральная поверхность дискурса, различающее пространство языка как среда проявления и свободного развертывания события – продуцирования смысла, лишённого онтологической предзаданности.
Обеспечиваемый «пустотой» тип игры ведет к установлению порядка имманентного хаосу, предполагающего бесконечно разветвляющееся смыслопорождение, отрицающее логоцентризм (М. Фуко, Ж.Делёз).

5. Свобода

- главная цель постмодернизма. Меньше единообразия, власти, тоталитаризма, лицемерного согласия, больше чувственности, иронии, нестабильности.
Необходимо расшатать все то, что сжимает человека в "объятиях тоталитаризма": жесткие логические схематики, окончательные выводы, всяческий поиск устойчивого, преклонение перед авторитетами, властные структуры, в том числе науку и технику, поиск единообразия, насаждение необоснованных ценностей, стремление к непременному согласию между людьми, умаление эмоционального и чувственного, культивирование устаревших эстетических и моральных идеалов
«понятие постмодернизма является освобождающим, так как оно избавляет от стальных оков истории и необходимости» (Козловски 1997: 32).

II. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ

1. Эпистемологические основания

1. Невозможность существования любого универсалистского типа знаний. Принципиальное отрицание метанарративов как универсальных истин.
2. Крушение универсальных и нерушимых и обобщающих понятий. Фундаментальные категории - случайны и социально обусловлены, а не абсолютны и сущностны.
3. Тотальное отсутствие универсального, объективного основания для познания, надежных опорных пунктов и устойчивых принципов познания, окончательного и бесповоротного фундамента, на котором может быть основано знание.
4. Непостоянство, нестабильность знания, историческая относительность и неопределенность любого знания.
5. Признание имманентно политического и социального измерения знания. Любое знание в той или иной степени пристрастно. Всякое суждение и всякое изыскание зависят от ранее принятых идеологических убеждений.Незаинтересованных исследований не существует.
6. Скептическое отношение к познавательным возможностям человека, все наши представления о реальности производны от наших же систем репрезентаций, все что принимаемое за действительность, на самом деле есть лишь определенное представление о ней.
7. Признание непознаваемости мира: ничего нельзя познать до конца, не существует абсолютной, окончательной истины, действительность дробится на модели.
8. Антиэссенциализм — многие понятия, которые раньше казались универсальными и нерушимыми (половая идентичность, человеческая самость), сегодня стали расплывчатыми и непрочными. Эти категории оказались случайными и социально обусловленными, а не абсолютными и сущностными.

2. Отношение к науке

1. Наука постмодерна изменяет смысл самого слова «знание. Она производит не известное, а неизвестное. И она предполагает такую модель обоснования, которая связана вовсе не с эффективной производительностью, а скорее с различием, понятым как паралогия. (Лиотар)
2. Отрицание науки как идеала рациональности и истинности в познании, переход к практике языковых игр.
3. Строгая научность представляется как одна из возможных интерпретаций – составной части совокупной множественности интерпретаций.
4. Обобщение и систематизация может существовать только в парадигме вероятностного детерминизма.
5. Особую ценость имеют не абстрактные, а конкретные результаты опыта.
6. Размытость границ между объектом и субъектом познания,

3. Понятие истины

1. Истина никак не соотносится с реальностью. Язык более не способен воспроизводить действительность. «Крах мимесиса» (К. Брук-Роуз).
2. Истина предстает как нечто, сконструированное разумом, а не найденное им в мире Внешний мир не дан нам изначально, он в той или иной степени сконструирован.
3. Истина ограничена лингвистическими и концептуальными конструктами, блокирующими доступ к реальности. Наши знания и восприятие мира, преломляется через призму языка.
4. Понятие истины культурно и социально обусловленно и отражает властные отношения.
5. Отрицается сама возможность существования объективной истины и возможность описания действительности средствами языка. Истина не существует как объективная данность.
6. Отрицание возможности достоверности и объективности знаний. Реальный мир по сути иллюзорен. Истина не может быть познана и объяснена однозначно.
7. Эпистемологический релятивизм. Истина условна, относительна и концептуально релятивна. Мир как текст, представляет собой веер интерпретаций и по-разному читается каждым отдельным субъектом. «Конструкций» реальности может быть неограниченное количество и все они равноправны между собой, нет более реальной, более истинной, более объективной конструкции. Человек не познает мир, а всего лишь интерпретирует. Всякое понимание является человеческим истолкованием, которое не бывает окончательным.
8. Истина не единственна, но существует в виде множественности смыслов и даже в виде не-истины, «представленной в иконах, фантазиях, симулякрах.
9. Окончательная истина невозможна, отсутствуют ответы на множество вопросов, следовательно - всё возможно.
10. Многоликость истины выражается в множественности интерпретаций текста, смыслов, репрезентаций действительности. Постмодернистское произведение всегда открыто: нерешенность поднятой проблемы, незавершенность повествования, отсутствие окончательных ответов.

III. ОНТОЛОГИЯ
1. Программный отказ от любых попыток создания онтологии.
Концептуальные основания постмодернистской "метафизики отсутствия" лишают смысла само понятие Онтология, ибо снимают возможность "онто-теологического определения бытия как наличия" (Деррида).
2. Реальность. Характерными чертами реальности являются хаосомность, плюральность и нелинейность, а также ситуативность, темпоральность и нестабильность.
Равноправную многозначность объективной реальности, человеческого духа и человеческого опыта. Понимание всеми этого равноправного многообразия мира создает предпосылки для его интеграции и синтеза в единую систему.
Стирание любых границ между определенностями, структурами, институтами, формами. Отсюда требование соединения науки и искусства, философии и филологии, философии и религии.
3. Событие. Каждое событие деконструкции единично, как идиома или подпись. События всегда идут впереди теории.
Попытка постичь отсутствие истока, различие, а не тождество как отправную точку самого мышления приводит к переосмыслению статуса события: событие перестает соотноситься с универсальной истиной бытия. ( Ж.Деррида)

4. Нелинейный тип детерминизма. 
презумпция неэлиминируемой случайности, финальный отказ от идеи внешней причины.
Отказ от детерминизма в его линейном истолковании является главным критерий отличия "постмодернистской культуры" от предшествующей традиции: "научное знание находится в поиске путей выхода из кризиса детерминизма" (Лиотар).
Важнейшим моментом постмодернистской интерпретации детерминизма является, финальный отказ от идеи внешней причины и сосредоточенность на имманентных детерминантах, внутренних качествах, которые ценны сами по себе .
Процессуальное бытие подчиненное принципиально нелинейному типу детерминизма, моделируется постмодернизмом как автохтонное и спонтанное, "чистое и безмерное становление качеств изнутри", которое, "угрожает порядку качественно-определенных тел".(Делез).
Его ключевой "метафорой" может служить не линейная причинная цепочка, но - "сеть": "если текст и распространяется, то в результате комбинирования и систематической организации компонентов". (Р.Барт)

Непредсказуемая случайность как источник продуцирования событий. «Нужно согласиться на то, чтобы ввести непредсказуемую случайность в качестве категории при рассмотрении продуцирования событий» (Фуко).
Идея фундаментальность случайности— идеи "вдруг-события", игрового "броска"
Новизна
Главным предметом исследования являются "... условия подлинного генезиса", в ходе которого возможна подлинная множественность подлинно новых состояний. Новизна как источника подлинной множественности становится центральной проблемой философии постмодернизма и, в равной мере, проблема множественности как условия подлинной новизны, что фундировано радикальным отказом от характерного для линейного детерминизма преформизма. Множественное нужно еще создать, не добавляя к нему внешние качества, а, напротив, всего лишь на уровне тех качеств, которыми оно уже располагает". (Делез).

Трансгрессия - феномен перехода непроходимой границы, и прежде всего – границы между возможным и невозможным, что способствует преодолению линейности, выводит за пределы известного, позволяет совершить скачок в непознанно-вероятностное, скрестить различные версии эволюции, перспективы которой оцениваются опять-таки как вероятностные.
Трансгрессия как переход к "невозможному" с точки зрения наличного состояния, концепции "нонсенса" и "абсурда" как смыслов, выходящих за пределы линейной логики. (М. Фуко и М. Бланшо).
Как невозможное в культуре часто рассматривалось табуированное – постмодернизм стремится к преодолению табу, пересечению границ. Путь к трансгрессии открывает «чистая игра» (Ж. Делёз).
Ризома (от. фр. rhizome – корневище) - не замкнутая, не структурированная, не иерархизированная, не значимая, подвижно организованная система с децентрированным центром, все точки которой связаны между собой нелинейными связями.
Это открытая полиморфная «клубневая» система, не имеющая фиксированного центра и «ветвящуяся» во всех направлениях противопоставляется тра-диционной замкнутой «древовидной» структуре знания с его бинарными оппозициями и жёсткой иерархичиской организацией.
Ризома фундирована метафорой "корешка", т.е. "корневища-луковицы" как "скрытого стебля", который может прорасти в каком угодно направлении, или сети "корневых волосков", потенциально возможные переплетения которых невозможно предусмотреть. Ризома принципиально процессуальна, — она "не начинается и не завершается. Она всегда в середине..." (Ж. Делёз, Ф. Гваттари). 

 

IV. МИР КАК ТЕКСТ

Текст предстает как репрезентация реальности, мира и культуры и самого сознания.

1. Вездесущность и конструктивность языка

Язык понимается как главная среда человеческого существования, как реальность знаков, несущих социально значимую информацию (Р.Барт, Ю. Кристева).
Все есть язык, все, что мы можем знать или воспринимать, есть язык.
Язык конструктивен, он не отражает и фиксирует реальность, а создает ее. Сам язык ставит условия, задает пределы, предопределяет то, что мы видим, формирует знания и опыт.

Существуют три точки зрения:
1) все есть язык (наивный дискурсизм);
2) все, что мы можем знать или воспринимать, есть язык;
3) все, что мы можем знать и воспринимать, мы знаем и воспринимаем посредством языка, т.е. мы никогда не можем быть уверены в точности наших знаний и восприятия мира, преломляющихся через призму языка.

2. Реальность как безграничный текст

Реальность выступает как единый бесконечный, безграничный текст ", содержащий в себе метафоры, аллюзии, цитаты, проигранные смыслы. Весь мир, в том числе мы сами, наше представление о себе, являемся лишь текстом, сложными семиотическими системами. «Вне текста не существует ничего», культура, история, личность — всё имеет текстуальную природу. Подлинным содержанием любого дискурса являются только другие дискурсы, понятие состоит из понятий, знак — из знаков, текст из текстов, никакой связи с реальностью они не имеют (Ж. Деррида).
Все явле¬ния бытия, в том числе и искусство, понимаются как текст. При этом любой текст создается на основе других, уже созданных текстов. В этой связи вся культура рассматривается как совокупность текстов, с одной стороны, берущих начало в ранее созданных текстах, а с другой – генерирующих новые тексты.

3. Симулякр

Симулякр понимается как знак, который отрицает и оригинал, и копию, «изображение, лишенное сходства; образ, лишенный подобия» (Ж. Делез). Знак, в том числе словесный, «лишается референциальной функции» и функции отражения действительности. В процессе своей эволюции утрачивает всякую связь с реальностью и переходит в ряд симуляции, обретая связь с телом, становясь симулякром — "кентавром знака и тела". Значение становится абсолютно случайным. Симулякр разрушает иерархию, отрицает возможность привилегированной точки зрения.
«Позитивность» симулякра. «Симулякр не есть деградировавшая копия, он содержит в себе позитивный заряд, который отрицает и оригинал, и копию, и образец, и репродукцию». Симулякры не копируют реальность, они ее моделируют, реальность исчезает, ее вытесняет гиперреальность - бесконечное множество возможных миров (Ж.Делез).

В постиндустриальную, массмедийную эпоху спекулятивный образ реальности побеждает над реальностью как таковой, образ берет верх над реальностью, угрожает ей, «навязывает реальности свою имманентную эфемерную логику, эту аморальную логику логику уничтожения собственного референта в силу чего современная культура утрачивает живое ощущение жизни, реальное ощущение реальности (Ж. Бодрийяр)
Гипертекст представляет собой самодвижущийся текст, который понимается как множественность симулякров. аструктурированная гетерогенная множественность симулякров, способная генерировать разветвляющуюся смысловую множественность в процессе «вечного возвращения» ( Ж. Делёз, Ж. Деррида).
Гипертекст, гиперреальность, гиперсреда, гиперпространство характеризуются возрастанием нелинейных связей идоминированием мнимого над реальным.

4. Интертекстуальность

Интертекст, возникающий в результате взаимодействия с другими текстами, на которые опирается или от которых отталкивается автор. (Ю. Кристева). Мир предстает как огромный текст, в котором все когда-то уже было сказано, а новое возможно только по принципу калейдоскопа: смешение определенных элементов дает новые комбинации. Многомерное знаковое пространство, сотканное из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников, где сочетаются и спорят друг с другом различные виды письма, оказывающееся полем интеллектуальной игры, знаковой деятельности по генерированию новых смыслов;
«Каждый текст является интертекстом». «Текст представляет собой не линейную цепочку слов, выражающих единственно возможный смысл, но многомерное пространство, где сочетаются, спорят и сталкиваются друг с другом различные виды письма, ни один из которых не является исходным: текст соткан из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников. Писатель может лишь вечно подражать тому, что написано прежде и само писалось не впервые…в его власти только смешивать разные виды письма» (Р. Барт).
Интертекстуальность предстает как определение миро- и самоощущения современного человека и как художественный прием.
Она несводима к проблеме источников и влияний, она представляет собой некое пространство, в котором сходятся бессознательные цитации, смешение которых может давать все новые комбинации и которыми художник пользуется вне зависимости от воли и желания.
Как литературный прием она проявляется в следующих конкретных формах: аллюзия, парафраза, подражание, пародия, заимствование, плагиат.

5. Свойства текста

1. Цитатность – общее свойство текстов, выражающееся в наличии между ними связей, благодаря которым тексты или их части могут многими разнообразными способами явно или неявно ссылаться друг на друга. один из главных приемов постмодернистской поэтики. (Ю. Кристева).
2. Открытость текста. Открытость не только текста, но и контекста, вписанного в бесконечное множество других, более широких контекстов, стирает разницу между текстом и контекстом, языком и метаязыком.
Любой элемент художественного языка может быть свободно перенесен в другой исторический, социальный, политический, культурный контекст, либо процитирован вообще вне всякого контекста.
При этом любой текст создается на основе других, уже созданных текстов. В этой связи вся культура рассматривается как совокупность текстов, с одной стороны, берущих начало в ранее созданных текстах, а с другой – генерирующих новые тексты.
При этом активизируются процессы "инвагинации", внедренности, привитости одного текста другому, бесконечного истолкования одного текста посредством другого (Ж.Деррида). Текст открыт в бесконечность означающего и подобен ячеистой ризоматической сети, как бы «покрывающей» собой мир, движущейся сквозь пространство и время по принципу «смещаемого» «вечного возвращения» ( Ж. Делёз).
3. Многоуровневость текста. Текст организован на нескольких уровнях, то есть, рассчитан на элитарного и массового читателя одновременно. Этот прием еще называется «двойное или многократное кодирование». Каждый читатель может прочесть, раскодировать ровно столько, сколько ему позволяет образование, начитанность.

4. Текст как практика. Сложноорганизованное многосмысловое знаковое образование, которое возникает «в развертывании и во взаимодействии разнородных семиотических пространств и структур», как «практика означивания в чистом становлении», обеспечивающая генерирование разветвляющейся смысловой множественности, которую невозможно исчерпать ( Ж. Деррида).
5.Текст как наслаждение. Назначение текста - доставлять удовольствие, удовлетворение, наслаждение. Необходимо рисковать в поисках красоты, создавать тексты, в которых "никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности" ( Р.Барт, "Удовольствие от текста" (1973).
Желание - представляется как интенциональность, стихийная, бессознательная и иррациональная сила (Ж. Деррида).
Желание проявляется как реакция человека на его включение в ряд символов, репрезентирующих реальность. Человек выступал как "желающая машина", а действительность как совокупность "желающих машин", образующих «желающее производство».
Основным методом является шизоанализ, нацеленный на разрушение единообразия, на утверждение множественности и поливариантности , на разрушение иллюзии "Я", избавление человека от символов и кодов, связанных с "желающим производством. (Жиль Делёз и Феликс Гваттари).
В художественном творчестве объявляется ироническое отношение ко всему ранее созданному, а высшей ценностью их становится новизна, способная принести удовольствие«...если попытаться дать определение существующему положению вещей, то я назвал его состоянием после оргии. Оргия – это любой взрывной элемент современности, момент освобождения во всех областях» (Бодрийяр).

6. Письмо, а не речь

В центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст. В речи человек уже определяет свою позицию, делая невозможным желаемый плюрализм. Письмо же открыто для самых различных его интерпретаций.
 Архиписьмо – представляет собой нечто вроде «письма вообще», которое предшествует устной речи и мышлению и в то же время присутствует в них в скрытой форме. «Архиписьмо» в таком случае приближается к статусу бытия. Оно лежит в основе всех конкретных видов письма, как и всех иных форм выражения. Будучи первичным, «письмо» некогда уступило свое положение устной речи и логосу. (Ж.Деррида)
Под архиписьмом понимается идеальная модель, управляющая всеми смыслами, различающее, потенциально системное мышление, указывающее "на темные места в тексте".
«Но движение отпечатков, следов первописьма всегда скрыто, оно возникает как самосокрытие, когда другое заявляет о себе как об ином, воплощается в перестановке» (Ж.Деррида).
Архиписьмо проявляется в форме следа, различения. Оно не столько существует, сколько имеет место. Письмо выступает источником неравенства, язык становится из коммуникатора и посредника — манипулятором. Письмо является средством порабощения человека, закрывая пространстве смысла и звука, присутствия и бытия, открывая пространство чтения и знака. В результате само бытие становится знаком, текстом

7. Сознание как текст

«Мир как текст» переносится на уровень человеческого сознания - «сознание как текст», причем этот текст организован как художественное повествование.

Человеческое сознание может осваивать воспринимаемое только посредством повествовательной фикции, вымысла, то есть мир становится доступен человеку лишь в виде историй, рассказов о нем. (Ф. Джеймисон). Самосознание личности также уподобляется "сумме текстов", вступающих во взаимодействие с иными текстами, которые образуют культуру. "Ничто не существует вне текста" (Ж. Деррида)
Текстуализация и нарративизация - это способ восприятия и осмысления мира человеком. Художественный способ мышления проникает во все сферы гуманитарной мысли, при этом любой научный анализ оформляется по законам художественного творчества как нарратив.

8. Культура как текст

Культура понимается как совокупность и система текстов, которые имеют уже самодовлеющее значение, живут своей жизнью и выступают в качестве демиургов реальности.
Человеческая культура представляет собой единый интертекст, из которого возникают новые тексты и неизбежно вливаются в него же. Поскольку и сознание человека также уподобляется тексту, то и индивид оказывается растворенным в интертексте культурной традиции, а его сознание определяется как «цитатное». Перед философией стоит задача избавления культуры от диктата разума и традиций.

V. ПРАКТИКА

1. Множественность интерпретаций и смыслогенез

Мир не существует отдельно от интерпретатора и интерпретации, и представление о нем реализуется через беспрерывную цепь интерпретаций. Объект и субъект познания оказываются нераздельными. Субъекту невозможно находится вне текста и всякая интерпретация и критика считается несостоятельной, если она допускает «выход» исследователя из текста.
Постмодернистский текст – это постоянная, нескончаемая интерпретация, непрерывное генерирование множества интерпретаций, любая из которых является истинной.
Интерпретация заменяется эксериментацией как свободной процессуальностью означивания: "путешествие на месте, ... экспериментация — почему бы нет?" (Ж.Делез, Ф. Гваттари).
Поскольку ни одно истолкование текста не может претендовать на признание всеми, то и «истинного» смысла текста быть в принципе не может. Смыслогенез "никогда не бывает объективным процессом обнаружения смысла", но "вкладыванием смысла" в то, что само по себе "не имеет никакого смысла" (Дж.Х.Миллер).
Интерпретация как насилие над текстом. Любой интерпретационный акт, приписывающий некой событийности тот или иной конкретный смысл, выступает для постмодернизма "как насилие, которое мы совершаем над вещами, во всяком случае — как некая практика, которую мы им навязываем",…"интерпретировать — это подчинить себе, насильно или добровольно" (М. Фуко).
Экспериментация — понятие, введенное взамен традиционного концепта "интерпретация" для фиксации радикально нового отношения к феномену смысла. Здесь конституируется радикальный отказ современной философии от презумпции наличия имманентного смысла бытия, объективирующегося в феномене логоса.

 2. Бессубъектная  философия

Основываясь на постструктуралисиских идеях бессознательного обуславливания индивида языковыми структурами и самой невозможности независимого существования индивидуального сознания и целостности человеческого субъекта, постмодернизм отказывается от традиционного «я», подчеркивает его анонимность и множественность, отрицает сам феномен авторства и основанную на нем традицию смыслового толкования текстов (Р.Барт, М.Бланшо).
Общефилософская проблемы «смерти субъекта» (М.Фуко) и «смерти автора», сознание которого растворяется в тексте (Р.Барт), радикализируется в постмодернизме утверждением утраты человеческого "Я", и глубины своего "Я", распада субъекта как центра познания и осмысления реальности.
При этом отрицается неизменная и внутренняя связность самости, а сама человеческая природа признается мифом. Поскольку отрицается оппозиция «субъект-объект» и субъект перестает быть центром познания, то становится возможным говорить о «философствовании без субъекта».
Человек как текст неспособен существовать как автономной, суверенный индивид, он полностью лишается свободы, а все его действия обуславливаются унаследованных моделей поведения и способов восприятия реальности закрепленных в его текстуальном Я.
Автора творит не от себя, не из своей уникальной индивидуальности, а от имени всей совокупности текстов, бесконечно цитируя и рекомбинируя уже написанное.

"Интерпретирующее Я" само по себе есть не более, чем текст, сотканный из культурных универсалий и дискурсивных матриц, культурных кодов и интерпретационных конвенций. Подобно автору, читатель растворяется в процессуальности собственных дискурсивных практик, обусловленных внешними и не автохтонными по отношению к субъекту правилами (Ж. Деррида). Читатель, как и автор, оказывается, по оценке даже не "гостем", но "порождением текста" (Ж.Ф.Харари), читатель уловлен "сетью культуры", той системой фундаментальных конвенций, которые диктуются универсалиями данной культурной традиции (М. Грессе).

3. Отношение к обществу

Переход к постиндустриальному или информационному обществу. Социальная структура становится более фрагментированной и сложной, характеризуется наличием множества оснований дифференциации.
Основными характеристиками общества становятся локализация, фрагментация, плюралистичность.
Отказ от понятия «прогресс» как в знании, так и в социальной жизни. В истории господствует случай, замыслу и закономерности места нет; иерархия как принцип структурной организации уступает место анархии.
Пессимизм, отчаяние и недоверие к действительности сомнение в незыблемости мира и культуры, убежденность в том, что то, с чем имеет дело человек, по сути — иллюзия.
Постмодернизм – это кризисное мироощущение, для него характерно чувство тревоги, ощущение распада единого и гомогенного мира, в котором он видит шанс рождения нового – иного. (Лиотар).
Позитивное восприятие кризисов и перемен. Основным признаком нового общества является способность жить в состоянии постоянного кризиса, подталкивающего людей к непрерывному переосмыслению своего места в мире и принятию различных форм идентичности.
Распад структуры центр – периферия, выход на поверхность общества маргинальность во всех ее видах или "новый трайбализм".
Отмечается дегомогенизацию культурного пространства, усиливающаяся тенденция к релятивизации и поливалентности ценностей, деидеологизация, деполитизация и мультикультурализм.
Постистория — постмодернистское видение истории фундировано презумпцией отсутствия так называемой "логики истории", т.е. программным отказом от веры "в абсолютную автономию истории как истории философии в смысле конвенционального гегельянства" (Деррида).
Это понятие сменившее собою традиционный концепт "истории" и задающее новое видение социальных процессов, фундированное:
1) отказом от линейного видения социальной динамики; 2) отказом от презумпции наличия имманентной логики истории — в общем контексте отказа от логоцентризма; 3) отказом от презумпции трансцендентального означаемого, предполагающего в данном случае наличие автохтонной социальной реальности; 4) общей постмодернистской презумпцией артикуляции настоящего как лишенного возможности новизны.

4. Постмодернистская игра

В посмодернизме игра со стилями и смыслами предшествующих эпох предстает как имманентная форма существования, средство постижения и освоения действительности.
В философии постмодернизма игра понимается как раскол присутствия, как игра отсутствия и присутствия, «само бытие нужно помыслить как присутствие или отсутствие исходя из возможности игры, не наоборот» ( Ж. Деррида).
В постмодернизме универсальный «Игровой принцип» (лат. principium ludi) и «прием игры» реализуется путем применения мультилингвистических каламбуров, шутливых этимологий, карнавальности. Игровое отношение к слову позволяет искать и находить новые его смыслы, спрятанные в нем.
Автор играет с формами, условностями, знаками, дискурсами, кодами разных эпох, стилей, направлений. Автор играет с текстом, играет с читателем.
Читатель втянут в процесс игры: он догадывается, домысливает, находит второй и третий смысл. Постмодернистская мысль пришла к заключению, что все, принимаемое за действительность, на самом деле не что иное, как представление о ней, зависящее к тому же от точки зрения, которую выбирает читатель.
Постмодернизм отличает такие характеристики как игра языка, игровая раскованность, непредубежденность, открытость самовыражение, спонтанность, безсознательно-творческая деятельность субъектов по преодолению необходимости. 

5. Постмодернистская эстетика

Особенностью постмодернистской эстетики является пансемиотизация искусства и его онтологическая трактовка , отличающаяся от классической своей открытостью, нацеленностью на непознаваемое и неопределенное.

Единственной нормой, каноном является отсутствие нормы и канона, нормативность анормативности. Дух анормативности является необходимым условием создания произведения, ориентирует на оперирование симулякрами, выход за границы эстетического, возможность гибридизации художественного и нехудожественного дискурсов, размывание границ между искусством и жизнью. (Ж. Делёз, Ж. Деррида).

Художественная культура рассматривается как «желающая машина», моделирующая гиперреальность – плюралистическое множество возможных/несовозможных виртуальных миров. Ставка делается на неограниченный выбор различных возможностей, свободную конкуренцию мнений, моделей, творческих поисков, поощрение имманентности и инаковости. проникновение искусства в жизнь;
имманентность, направленность на человека, на обнаружение трансцендентного в имманентном.
Характерными чертами художественной культуры постмодернизма, является иронизм, маргинализм, использование готовых форм, цитирование, перемешивание фрагментов, стилей, стереотипов художественного мышления, «размытость» между словом и реальным выражением того, что оно означает.
«Цитирование, симуляция, ре-апроприация — все это не просто термины современного искусства, но его сущность», (Ж. Бодрийяр).
Маргинализм как характеристика искусства постмодернизма, заключающаяся в переносе внимания с стержневых культурных явлений на явления периферийные, на изотерические и пограничные ситуации.
Свободное манипулирование любыми готовыми формами, а также художественными стилями прошлого в ироническом ключе, обращение ко вневременным сюжетам и вечным темам.
Целью постмодернистских художественных произведений объявляется ироническое отношение ко всему ранее созданному, а высшей ценностью их становится новизна, способная принести удовольствие.
Постмодернизм радикализует идею «Игры вечного колебания», утверждая свободу истолкования значений, вытеснение человека из центра культуры.
Чувство возвышенного. Философия постмодернизма ориентирована эстетически. С точки зрения традиционной эстетики источником возвышенного выступают величественные явления природы, одухотворенная деятельность человека.
В постмодернизме источником прекрасного и возвышенного выступает метафизический опыт абсурда, ситуации депрессии и меланхолии. (Ю. Кристева).
Возвышенное понимается как единство удовольствия и боли, сотворение непредставимого. Эстетика возвышенного состоит, в том, чтобы "зримыми представлениями намекнуть на непредставимое". Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышенное. Возвышенное замещается удивительным, трагическое — парадоксальным. комическое иронизмом, который становится смыслообразующим принципом.

6. Метаирония как игра в иронию

Иронизирование предстает как переосмысление элементов культуры прошлого
при помощи иронии и пародирования. Постмодернизм в ироничном ключе обыгрывает мифологемы прошлого, стереотипы и клише массовой культуры, симулякры и шаблоны дискурсивных практик.
Постмодернистская ирония отличается своей радикальностью и строится но различии, множественности, фрагментарности, гротеске, абсурдности и дисперсии смысла. В то же время, являясь имманентной самому текстовому миру, она отражает такие его качества как интертекстуальность, эклектичность, гибридизация, вымышленность дискурса. Для иронической игры характерно выражение сложного, полифонического, случайного состояния мира, в котором смех выступает как внутренне качество беспорядка жизни (Хассан).
Произведения, трактуемые как «метафоры», обретают смысл в игре «смещенных значений», поэтому итогом становится саморазрушающий смех – «постмодернистская ирония», предполагающая вытеснение человека из центра.
Постмодернистская ирония представляется как автопародия, самопародирование при помощи которого писатель-постмодернист пытается сражаться с «лживым по своей природе языком», и, будучи «радикальным скептиком», находит феноменальный мир бессмысленным и лишенным всякого основания. Поэтому постмодернист, «предлагая нам имитацию романа его автором, в свою очередь имитирующим роль автора,… пародирует сам себя в акте пародии» (И. Хассан).
Ирония постмодернизма основывается на двойном кодировании, сопоставлении двух и более текстуальных миров, стилей, в одновременном следовании и преодолении традиции (Ф.Джемисон, М.Роуз, И.Хасан).
Ирония в постмодернизме выступает как метаирония, стереофоническая интертекстуальность, «метаязыковая игра, пересказ в квадрате» (У. Эко).

7. Творчество в постмодернизме

Отказ от установки на преобразование мира. Действительность устала от "псевдотворческого" насилия, в котором особо отличался модернизм.
Крах трансформаций проявляется в осмыслении того, что мир противится воздействию и преобразованию, отвечает противодействием.
Крах проектов. Скептическое отношение к преобразованию: мир не поддается человеческим усилиям, он не позволяет себя переделать. Негативная реакция на отождествление творчества с новизной. Осознание того, что нет чистого материала, все уже освоено.
Новизна понимается как сплав старого, прежнего, уже бывшего в употреблении.
Стратегия постмодернизма состоит не в утверждении деструкции в противовес творчеству, а в дистанцировании и пребывание над или под оппозициями «разрушение – созидание», «серьезность – игра».
Постмодернизм сознательно переориентирует эстетическую активность с традиционно понимаемого творчества на компиляцию, цитирование, техническое воспроизведение, клонирование, копирование, с создания «оригинальных произведений» на сеть аллозий, цитат, ссылок, компиляций, коллаж. Творчество не создание нового, не оригинальность, а компиляция, сеть аллюзий, совокупность цитат.
Творчество не как создание действительно нового, но как "открытие открытого", как бесконечного цитирования, компиляционной, коллажной деятельности, игры с давно созданным, что ведет к апологии ироничности
Чтение-письмо – стратегия активного сотворческого чтения постмодернистского текста рецепиентом, «желающим» текст, воспринимающим его как «наслаждение», ориентированным не на «потребление», а на «производство» смысла и «производство» текста. Феномен чтения, следовательно, мыслится как креативный, фигура Читателя рассматривается как «точка», в которой фокусируется смысловая множественность ( Ж. Деррида, Р. Барт, Ю. Кристева, У. Эко, П. де Ман, Дж.Х. Миллер) «Читатель – это то пространство, где запечатляются все до единой цитаты, из которых слагается письмо; текст обретает единство не в происхождении, а в предназначении» (Р. Барт).
Диалогичность. Проявляется в постмодернизме на разных уровнях: во-первых, сам текст находится в диалоге с другими, созданными ранее, во-вторых, автор ведет диалог с читателем, и в- третьих, читатель вступает в диалог с произведением. Такая диалогичность - принципиальное отличие постмодернизма от всех прочих направлений и требует от читателя не пассивного восприятия текста, где ему будет предложена готовая картина мира и ответы на вопросы, а чтения-сотворчества, участия в языковых играх, которые ведет с ним текст.
Поэтическое мышление. В качестве основного признака постмодернистской чувствительности стал рассматриваться феномен "поэтического мышления". Постмодернисты считают, что наиболее адекватное постижение действительности доступно не естественным и точным наукам, а интуитивному "поэтическому мышлению" с его ассоциативностью, образностью, метафоричностью и мгновенными откровениями инсайта. Эта точка зрения также получила распространение среди представителей естественных наук. Одной из черт поэтического мышления постмодерна является двойное кодирование, проявляющемся в сопоставлении двух и более текстуальных миров, стилей, в продолжении практики сложившейся традиции и одновременно в ироническом преодолении (Ч. Дженкс).

 

 

 

Творческий Абсолют

Сайт о психологии творчества
------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Творческие люди

Творческий Абсолют

Творчество

Креативный менеджмент

 

Тесты и материалы

Развитие остроумия

Творческая экзистенция

Работы авторов

 

Добавить работу

О проекте

Творчество в таблицах

Мифы о творении