Sub specie Absolutus - С точки зрения Абсолюта

Творческий Абсолют

Метамодернизм: история, основные черты и представители

Основные черты и особенности Метамодернизма

Метамодернизм, метамодерн (греч. mετά – после; англ. modern - современный) — это обобщение изменений и состояний философии и культуры начала ХХI века.
Метамодернизм можно рассматривать как мировоззрение, уникальное мироощушение и разновидность культурной восприимчивости, которая отражает специфическую чувствительность, как особый культурный код, и прямое проживание этого кода, а также как образ жизни, способ переживания и мышления.

С одной стороны, метамодернизм противопоставляется модернистской и постмодернистской философии, но с другой, одновременно вмещает их в себя, взаимосогласовывает и превосходит.
Он представляет собой новое видение, некоторую системную «надчувствительность», уникальное мироощущение, вызванное синтезом и одновременном сосуществованием модернизма и постмодернизма, осцилляцией между их основными подходами, положениями и понятиями.
Метамодерн «осциллирует между энтузиазмом модернизма и постмодернистской насмешкой, между надеждой и меланхолией, между простодушием и осведомлённостью, эмпатией и апатией, единством и множеством, цельностью и расщеплением, ясностью и неоднозначностью» — этакий концептуальный оксюморон.
В данном контексте понятие модернизм понимается в широком смысле, как начинающаяся с Декарта эпоха Нового времени, включающая в себя как идеи рационализма и просвещения, так и романтизма.
Новое мироощущение возникает в процессе возвращения в модерн с последующим колебанием между утвердительными интенциями модерна и отрицательными – постмодерна.

 Это мировоззрение, сочетающее веру в прогресс модерна со скептицизмом постмодернистской критики, учение, которое объединяет их искренность и иронию, осциллирует между ними, преодолевает и берет лучшее и, как зарождающееся философское направление, смело вглядывается в будущее.

Метамодернизм представляет собой новую философию, образ мышления, «мышление о мышлении», а также нахождение собственной идентичности в стремительно надвигающейся глобализированной цифровой эпохе.

Авторы современного термина «метамодернизм» и разработчики его философского содержания Робин ван ден Аккер и Тимотеус Вермюлен, подчеркивают, что «метамодернизм — как эвристическая метка и термин, обеспечивающий разбиение на периоды — характеризуется скорее колебаниями, а не синтезом, гармонией, примирением».
Приставка «мета» происходит от термина Платона metaxy (греч. Μεταξύ, «между», «вне» и «после»), обозначающего колебание между двумя противоположными понятиями и одновременное нахождение в определенный момент времени по середине, в центре. «Приставка "мета" для нас похожа на колебания и вращения сквозь и в будущее, прошлое, настоящее здесь, там или где-то ещё, с и между идеалами… Для нас приставка "мета" означает, что человек может верить в одно сегодня и в противоположное завтра или в противоположности одновременно» (Тимотеус Вермюлен).

Условия возникновения и существования метамодернизма

1. Новое цифровое пространство
Возникновение метамодернизма, приходящееся на 2010-е годы, связано с четвертой промышленной революцией, которая состоит в стремительном внедрении в реальную жизнь высокоскоростного мобильного интернета, виртуальной и дополненной реальности, блокчейна, самообучающихся машин, искусственного интеллекта, биотехнологий, киберфизических систем и Интернета вещей.

Если постмодернизм вызревал в информационной перенасыщенности Интернета, то метамодернизм в эпоху глобализованной, высокоростной, мобильной и всепокрываюшей мир «всемирной паутины».
Новые цифровые технологии начинают оказывать радикальное влияние на жизненную среду, политические системы, образ жизни и отношения между людьми, человеческую идентичность и само существование человека.
Всепроникающие технологические новации ведут к изменению культурной доминанты и самого культурного кода, ведут к кардинальной смене социальной парадигмы.

2. Независимое вызревание метамодернизма внутри культуры и теории искусства
Во многих произведениях искусства уже в 1990 годах наряду с постмодернистскими авторскими стратегиями начали возникать художественные формы романтизма и реализма,
что может быть расценено как зарождение метамодернистского искусства.
Так, Александра Думитреску писала, что исследователи метамодернизма мало внимания уделяли метамодернизму в литературе до 2010 года. «Метамодернизм, — писала она, — это символ, означающий новую парадигму в литературе, искусстве и культуре. Парадигму, в которой доминирует этическое начало, связанное с поиском подлинности и определением сущностей бытия, которые позволят фрагментированному «я» интегрироваться в новые формы смысла.

Она считает, что элементы метамодернизма можно обнаружить уже в фильмах новозеландского режиссера Джейн Кэмпион, в романах писательниц Фионы Кидман, Эммы Нил, Хелен Рикерби, Дины Хокен в которых подчеркивается важность самореализации, этики подлинности, поиска своих корней и смысла пребывания в этом мире. «В эру постмодернизма Кидман создает метамодернистскую прозу, которая обезоруживает своей простотой и глубиной, своей искренностью и аутентичностью», - пишет А. Думитреску.
В т о же время элементы метамодернизма проявляются в творчестве европейских писателей Джулиан Барнс, Йен МакИвен, Синтия Озик, Уилл Селф и Зэди Смит.
Пост-ироничное и любовное отношение к миру проявляется в таких романах писателей направления Bildungsroman, как «Поправки» (2001) Джоонатана Фраанзена; «Бастион одиночества» (2003) Джонатана Литэма; «О красоте» (2005) Зэди Смита; «Время смеется последним» (2010) Дженнифер Иган.

3. Изменение мироощущения и поиск новой самоидентичности
Человечество устало от существования в неупорядоченном, непредсказуемом и ненадежном мире, от тотальной деконструкции, иронии, релятивизма и нигилизма постмодернизма. Пресыщенность хаосом и неопределенностью породила стремление возродить определенные структуры порядка, присущие модернизму, вернуться к искренности и универсальным истинам, переосмыслить их и найти новые формы мироощущения и действия.
В отличие от постмодернизма, который характеризуется иронией, цинизмом, деконструкцией, стилизацией, релятивизмом, нигилизмом и отказом от великих нарративов, метамодернизм отличает «стремление к смыслу - к искреннему и конструктивному развитию и самовыражению - сформировало доминирующий сегодня культурный уклад…. дискурс, окружающий метамодернизм, связан с возрождением искренности, надежды, романтизма, аффекта и потенциала для грандиозных событий. повествования и универсальные истины.» (Люк Тернер).

Открытость и продолжающееся развитие метамодернизма

Метамодернизм сегодня – это новое, зарождающееся направление в философии и культуре, основные принципы и понятия которого ещё только определяются.
Это возрождение Абсолюта, творческого субъекта и самой реальности при сохранении критического и иронического отношения к ним. Это утверждение новой свободы, предоставление права быть всему действительному и возможному и одновременное высвечивание в открывшейся бесконечности линий, вычерченных интуитивно – архетипичным ощущением истины и красоты.
Как учение, он представляет собой только открытое концептуальное пространство, движение к горизонту, смысловой вектор, определяющий дальнейшее развитие и культурологические задачи новой эпохи.

По словам Люка Тёрнера (2015), «…дискурс метамодернизма имеет скорее описательный, нежели предписывающий характер; включенные средства формулировки предстоящих изменений ассоциируются со структурой чувства, для которой терминологии постмодернистской критики стало недостаточно и будущее которой все еще требует построения».

Шри Матаджи Нирмала Деви предполагала, что теория и практика парадигмы метамодернизма будет отличаться от того, что предполагается сейчас. Люди новой эпохи смогут одновременно и испытать свободы постмодернизма, и выбрать собственный путь к формированию индивидуальности.

Метамодернизм выбирает «утверждение» вместо постмодернистского «отрицания», целостность и комплементарность вместо фрагментарности и различения, подлинность вместо симуляции, , индивидуальность, а не размытую бессубъектноость.
Открытость, широта и гибкость метамодернизма, основанного на осцилляции между противоположными концепциями, позволяют свободно следовать в его рамках любому положению и как только, одно из них начинает доминировать, «гравитация вытягивает его обратно».
«Метамодернизм пытается использовать лучшие инструменты и стратегии прошлого для того, чтобы строить оптимистическое будущее, и в определенной степени является отражением информационной сингулярности, которая охватила человечество с появлением глобальной сети» (Александр Кроликовски, 1982).
Важнейшей задачей метамодернизма сегодня становится продуктивное использование всего богатства предшествующей философской мысли в уникальных условиях современной реальности, их переосмысление, трансформация и применение новых стратегий и практик для улучшения действительности и личного развития.

Основные области и измерения Метамодернизма (Даниэль Гёрц)

1. Метамодернизм как культурная фаза, которая включая изобразительное искусство, театр, архитектуру, литературу, музыку, кино. Она искупает, превосходит цинизм и иронию постмодернизма.
2. Метамодернизм как этап развития общества и его институтов.
Начиная от архаических систем с устными повествованиями и мифическими ритуальными практиками, формальных систем культуры и мышления, с великими религиозными и философскими традициями (3-4 тыс. назад), возникшего 400 лет назад модернизма и 70 лет назад постмодернизма, современное общество пришло к метамодернизму.
3. Метамодернизм как относительно поздний и редкий этап личностного развития (с различными, сложно переплетенными между собой подкатегориями).
Человек переходит от довербальных стадий к простым способам мышления в раннем детстве, затем к более абстрактным и традиционным формам мышления и отношений, затем к более целостным, интегрированным и пост-конвенциональным способам существования. При этом метамодернизм как культурный код соответствует более высокой ступени личностного развития.
4. Метамодернизм как метамем (Мем — это культурная идея или знак).
Как метамем он представляет собой глубокий код, который состоит из шаблонов в сфере создания значений и символов, со своей собственной социальной, экономической и технологической динамикой. Метамем - сигнализирует о темах, которые сходятся воедино последовательным, непроизвольным образом, где различные части резонируют друг с другом и взаимно усиливают друг друга, особенно в связи с появлением оцифрованного интернет-общества.
5. Метамодернизм как целостная философская парадигма.
Метамодернизм — это взгляд на мир, который является своего рода интегрированным плюрализмом. Он представляет собой парадигму, модель или схему которая состоит из семейство идей, касающихся онтологии, эпистемологии, эстетики и этики, в частности такие концепции, как агентный реализм и онто-эпистемология (Карен Барад), спекулятивный реализм (Квентина Мейясу).
Философские парадигмы метамодерна включают такие элементы, как холизм; науку о сложности, теорию информации и кибернетику; эволюционные взгляды на эмерджентность; способы совмещения естественных и социальных наук; теоретические и гуманистические концепции.
Как метапсихология XXI века, Единая структура, представляет собой пример философии метамодерна, которая выходит за рамки и включает ключевые положения как модернизма, так и постмодернизма.
6. Метамодернизм как социальный и политический проект.
Метамодернизм движется идеалами создания открытых процессов участия, коллективного разума, внутренней работы и «воплощения», совместного развития, а также экспериментального взгляда на социальные ритуалы, и представляет собой попытки «реконструировать» повседневную жизнь и социальную реальность, а также попытки соединить и синтезировать точки зрения левых и правых и различные стороны культурных оппозиций, например, между традиционалистами и прогрессистами.
Метамодернисты подчеркивают внутреннее развитие как политическую и социологическую проблему, сосредотачивают внимание на пересечении внутренней глубины личности и внешней сложности современного социума.

Четыре составляющие концепции метамодернизма (Олег Митрошенков)

1. Виртуализация пространства социальных взаимодействий, когда виртуальный мир замещает реальность и появляются новые возможности манипуляции массовым сознанием как со стороны власти и СМИ, так и со стороны индивидов.
2. Создание привлекающих социальные взаимодействия технообразов, создаваемых в сетевом пространстве одними пользователями и изменяемых другими. В результате все становятся соавторами и субъектами социального действия, а сам объект, будучи плодом «коллективного разума», живёт независимо от автора.
3. «Глокализация» (глобальный + локальный) сообществ в контексте глобализации, когда социальная уникальность акцентируется в рамках глобального пространства: так, все государства присутствуют в глобализирующемся пространстве, оставаясь при этом сугубо национальными социумами с собственной культурой и идентичностью.
4. Транссентиментализм, или возвращение к очевидным, традиционным ценностям.

Место метамодернизма в истории культуры

Метамодернизм не отрицает постмодернизм, а является его непосредственным следствием и полностью вбирает его в себя. Отмечая качественное отличие своего подхода к метамодернизму, Робин ван ден Аккер и Тимотеус Вермюлен писали: «мы относим к категории метамодерна те культурные тексты и приемы, которые, на наш взгляд, не предлагают решения проблем постмодернизма (хотя сам постмодерн понимается и постигается)».
При этом, авторы отмечают, что: «метамодернизм — как структура чувства и культурная логика — развивается через систематическое прочтение тенденций, доминирующих в современных творениях искусства и культуры, а не через изучение изолированных или отживших свое явлений».

«Метамодернизм - это культурная парадигма, характеризующаяся взаимосвязями: это отражение в каждой форме человеческого проявления тенденции поиска корней того, что составляет нашу человечность, интеграции внутри себя таких противоположных психических факторов как эмоции и разум, для того чтобы выразить стремление к духовному и возвышенному, а также достижение формы самореализации, придающей смысл опыту» (Александра Думитреску).

Метамодернизм представляется как:
1. Второй, после постмодернизма, этап Эпохи постмодерна, которая следует за Античностью, Средневековьем и Новым временем (М. Эпштейн, J. Toth).
Мартин Пол Ив утверждал, что метамодернизм - это не новое течение или направление, а набор тропов внутри постмодернизма.
2. Синтезирующий итог постмодернизма и модернизма, объединяющий в себе все их взаимные оппозиции. (Р. ван ден Аккер, Т. Вермюлен).
3. Начало принципиально нового пятого гиперцикла развития мысли, характеризующегося возрождением Абсолюта и формированием контуров новой интегрирующей матрицы, служащего поворотным этапом, равным по качественному своеобразию возникновению таких учений как натурфилософия Фалеса (ок. 624 -548 до.н.э.), неоплатонизм Плотина (204-207), новоевропейская философия Р. Декарта (1596-1691) и иррационализм А.Шопенгауэра (1788-1860) (С.Л.Марков).

В отличие от постпостмодернизма, настоящий метамодерн следует не после постмодерна, а вырастают как самодостаточное явление на плодородной почве четырехсотлетней новоевропейской философии и культуры, из потребности раскрыть новое содержание возродившегося Абсолюта, стремления открыть свое творческое Я, найти свое место, упорядочить и переосмыслить нахлынувшую новую реальность.

История метамодернизма

Впервые слово «метамодернизм» появляется в 1975 году в тексте американского писателя и ученого Масуда Заварзаде, который исследовал процесс перехода от модернистской прозы к метамодернистскому повествованию.
В основе ранней теории метамодернизма, лежала статья, а позже книга Ф. Джеймисона «Постмодернизм, или Культурная логика позднего капитализма» (1984; 1991), в которых обозначались проблемы постмодернизма: ослабление историчности, угасание аффекта и отсутствие глубины. По мнению автора, постмодернистская деконструктивистская игра предполагает непроникновение вглубь и иронически проецирует глубину предмета на «поверхность».
Шри Матаджи Нирмала Дэви в своей книге «Эра метамодерна» (Meta Modern Era, 1995) утверждает, что современной эпоха, представляет собой скользкое время переоценки ценностей. «Культура пошлости, оправдываемая чистой рациональностью, противопоставляется тонкой культуре невинности, которая выражает красоту и чистоту Духа».
Ее опыт духовных практик и длительное время пребывания в Европе, позволил ей подняться над западной и восточной культурой, интегрировать лучшее в них и предложить путь достижения баланса через внутреннюю трансформацию и пробуждение внутреннего потенциала.
Она считает, что современная личность, метамодернист, является просветленным человеком, достигшим Самореализации, который выходит за рамки обычных человеческих ограничений, находит истину и проявляет эту истину как реальность. «Самореализация ведет к коллективному сознанию, которое является не концепцией, а более высоким состоянием осознания, в котором человек становится частью целого и действует спонтанно, чтобы помочь другим».

В своей литературоведческой работе «Постмодернизм и далее: Ги Дэвенпорт» (2002), Андре Ферлани пытается возвыситься над хаосом постмодерна и предлагает новую эстетику комплементарности и «растворяемых в гармонии контрастов» используя понятие метамодернизма. При этом метамодернизм в котором внутренняя гармония господствует над хаосом, определяется как литература присутствия, в отличие от постмодернизма, который является литературой отсутствия.

Александра Думитреску еще в статье «Bootstrapping Finnegans Wake» (2005) предположила, что «концепция метамодернизма может быть использована для описания парадигмы мышления, следующей за постмодернистской». Однако метамодерн и постмодерн можно рассматривать не «как взаимоисключающие, но как дополняющие и определяющие друг друга».
В работе «Предсказание метамодернизма» (2006) она определила метамодернизм «как новую культурную парадигму, характеризующуюся поиском «самореализации», отличную от постмодернизма в том, что пока постмодернизм приравнивали к культу искусственности (Ли Калинеску) и „потере невинности” (Умберто Эко), суть метамодернизма — в поиске внутреннего или природного, невинного и простого».
В своем труде «Взаимосвязи в мире Блейка и метамодернизма» (2007) Александра Думитреску описывает метамодернизм как «перспективную культурную парадигму», характеризующуюся холизмом, коннекционизмом и целостностью. При этом, автор предлагает три аспекта метамодернизма: «коннекционизм (как образ мышления), петлеобразное движение (как принцип определения связей) и закон теории наложения».
Понимание и раскрытие метамодернизма как культурной парадигмы раскрывается в работах «Робинзониады как истории технологий и трансформации» (2009), «Намеки на метамодернизм: невинность и опыт в книге Арундати Роя «Бог мелочей» (2010).
В итоге автор дает следующее определение новому учению:
«Метамодернизм — это символ, означающий новую парадигму в литературе, искусстве и культуре. Парадигму, в которой доминирует этическое начало, связанное с поиском подлинности и определением сущностей бытия, которые позволят фрагментированному «я» интегрироваться в новые формы смысла».

Системное философское обоснование термина «метамодернизм» было впервые осуществлено нидерландским философом Робином ван ден Аккером и норвежским теоретиком искусств Тимотеусом Вермюленом в их эссе «Заметки о метамодернизме» (Notes on Metamodernism, 2010).
Необходимо отметить, что авторы специально подчеркивают, что их концепция не вытекает и никак не связана с идеями предшествующих исследователей метамодерна, которые, в свою очередь, считают, что последняя версия лишена объединяющих или организующих принципов и представляет еще один слой в многослойном пироге постмодернизма.
Р. Аккер и Т.Вермюлен объявляют об окончании эпохи постмодернизма, к которому привели следующие причины:
1) материальные (изменение климата, финансовый кризис, террористические атаки, цифровая революция);
2) нематериальные (присвоение критики рынком, интеграция дифферанса (различания) в массовую культуру).

«…метамодернизм раскачивается между модерном и постмодерном. Он осциллирует между энтузиазмом модерна и постмодернистской насмешкой, между надеждой и меланхолией, между простодушием и осведомленностью, эмпатией и апатией, единством и множеством, цельностью и расщеплением, ясностью и неоднозначностью. Конечно, раскачиваясь туда и обратно, вперед и назад, метамодерн пытается преодолеть противоречия между модерном и постмодерном.
Важно, однако, не считать это раскачивание балансированием, напротив, это скорее маятник, колеблющийся между 2, 3, 5, 10, бесчисленным количеством разных положений. Всякий раз, как энтузиазм метамодерна качнет в сторону фанатизма, гравитация вытягивает его обратно к насмешке; в миг, когда насмешка качнется в апатию, гравитация вытягивает его обратно в энтузиазм. Эту динамику, пожалуй, лучше всего описать метафорой метаксиса. Буквально, термин метатаксис (μεταξύ) переводится как “между”» (Р. Аккер и Т. Вермюлен, 2015).

Британский художник и фотограф Люк Тёрнер, является автором «Манифест метамодернизма», который появился в сети в 2011 году.

Манифест метамодернизма

1. Мы признаем, что колебание — естественный порядок мира.
2. Мы должны освободиться от инертности, вызванной веком идеологической наивности модернизма и циничного лицемерия его антонимичного внебрачного ребенка.
3. Отныне движение должно осуществляться посредством колебания между позициями с диаметрально противоположными идеями, действующими подобно пульсирующим полярностям колоссальной электрической машины, приводящей мир в действие.
4. Мы признаем ограничения, присущие всякому движению и опыту, и тщетность любых попыток выйти за установленные в них границы. Существенная незавершенность системы должна требовать приверженности к ней, но не для того, чтобы достичь ее завершенности или быть рабами ее курса, а скорее для того, чтобы через посредника подглядеть некую ее скрытую внешнюю сторону. Существование обогащается, если мы будем приступать к нашей задаче так, как будто эти пределы могут быть превосхождены, поскольку такое действие разворачивает мир.
5. Все вещи захвачены безвозвратным скольжением к состоянию максимального энтропийного несходства. Художественное творение обусловлено порождением или выявлением в нем различия. Кульминацией его воздействия является непосредственное переживание различия в самом себе. Роль искусства должна заключаться в том, чтобы исследовать перспективы своих парадоксальных амбиций, путём подталкивания крайностей к присутствию.
6. Настоящее является симптомом двойного рождения непосредственности и угасания. Сегодня мы ностальгисты столько же, сколько и футуристы. Новые технологии позволяют одновременно наблюдать и разыгрывать события с множества позиций.
Далёкие от своего заката, эти новые зарождающиеся сети способствуют демократизацию истории, освещая разветвляющиеся пути, по которым их великие нарративы могут вести нас здесь и сейчас.
7. Точно так же, как наука стремится к поэтической элегантности, художники могут принять на себя поиски истины. Вся информация является основанием для знания, будь оно эмпирическое или афористическое, независимо от его истинности. Мы должны принять научно-поэтический синтез и осведомленную наивность магического реализма. Ошибка порождает смысл.
8. Мы предлагаем прагматический романтизм без всяких идеологических привязок.
Таким образом, метамодернизм следует определить как подвижное состояние между и за пределами иронии и искренности, наивности и осведомлености, релятивизма и истинности, оптимизма и сомнения, в погоне за множеством разрозненных и неуловимых горизонтов. Мы должны идти вперед и вибрировать!

В самом начале, кроме Люка Тернера на сайте как автор также был указан голливудский актер Шайя Лабаф (род. 11 июня 1986). В настоящее время образовалась творческая группа, состоящая из Люка Тернера, Шайя Лабафа и финской художницы Настя Саде Рьонкьо, которая разрабатывает такие ключевые понятия метамодернизма, как новая искренность, доверие, эмпатия, свобода и единство.

В своей статье «Метамодернизм: краткое введение» (Metamodernism: A Brief Introduction, 2015), Люк Тёрнер, подчеркивает, что метамодернизм возрождает общие классические концепции и универсальные истины, при этом не возвращаясь к «наивным идеологическим позициям модернизма, находясь в состоянии колебания между аспектами культур модернизма и постмодернизма.
Метамодернизм сочетает в себе просвещенную наивность, прагматический идеализм и умеренный фанатизм, колеблясь при этом «между иронией и искренностью, конструкцией и деконструкцией, апатией и влечением». Другими словами, поколение метамодерна — это своего рода оксюморон, в котором могут сочетаться, казалось бы, противоположные вещи.

В 2013 году на сайте «Исследование метамодернизма», новозеландско-австралийский музыкант, композитор, писатель, поэт и историк Гари Форрестер (Gary Forrester) определил следующие сушностные характеристики метамодернизма:

1. Метамодернизм - это образ жизни, а также способ мышления и чувств, способ индивидуального и коллективного бытия и становления.
2. Метамодернизм беззастенчиво возвращается к модернистскому поиску смысла, общих связей и ценностей, но через призму познания, перспективы, разнообразия, скептицизма постмодернизма.
3. Метамодернизм основан на невинности, на благословениях и мудрости каждого нового ребенка, рожденного в нас. Невинность - вот как начинается жизнь в этом мире.
4. В метамодернизме нет догмы, он не связан ни с какой конкретной религиозной верой, национальным границам или другими искусственными преградами между людьми. Он пытается определить «высший общий фактор» из разнообразия духовных выражений во времени и через искусственные границы.
5. Метамодернизм предполагает открытость к уязвимости и случайным ошибкам как очевидным рискам в поисках ценностей. Без рисков нет возможности для роста.
6. Метамодернизм включает в себя поиск радости и лелеяние радости, когда она находится.
7. Метафора метамодернизма, которая признает и уважает ценности и перспективы модернизма и постмодернизма, - это корабль, который ремонтируют и обновляют во время плавания, или дворец, который постоянно модернизируется и делается более красивым и крепким.
8. Стать всем. Само путешествие так же важно, как и любое воображаемое место назначения. И воображаемый пункт назначения неизменно «домой».».
9. Метамодернизм основан на предпосылке, что нас - всех нас - объединяет гораздо больше, чем разделяет. «Мы» не ограничивается какой-либо половой, религиозной или этнической принадлежностью, способностями или возрастом. «Сама Земля и все, что она содержит, и все, что она когда-либо содержала, и вся Тайна, которая всегда окутывала ее, - это «мы».
10. Метамодернизм основан на простом и детском доверии: осознании, что существуют такие вещи, как истина и ценность, и что наше «я» может пробудиться к ним.
11. Метамодернизм - это текущая итерация вечного поиска существования и проявления любви во всех ее формах.

В 2017 году вышла коллективная монография «Метамодернизм: историчность, аффект и глубина после постмодернизма» под редакцией Р. ван ден Аккера, Элисон Гиббонс и Т. Вермёлена. Структура сборника статей состоит из трех разделов: «Историчность. Аффект. Глубина» и отражает высказывание Джеймсона о постмодернизме, который характеризовался им ослаблением историчности, угасанием аффекта и отсутствием глубины.
Сборник содержит статьи самих редакторов, а также таких авторов как Джеймс МакДауэлл, Джош Тот, Йорг Хейзер, Сьерд ван Туинен, Ли Константину, Николин Тиммер, Грай С. Растед и Кай Ханно Швинд, Ирмтрауд Губер и Вольфганг Функ, Сэм Брауз, Рауль Эшельман, Джеймс Элкинс.

В этом же году шведский философ, социолог, лидер нордической школы метамодернизма Даниэль Гёрц (Daniel Görtz), а также датский историк и философ Эмиль Эйнер Фриис ( Emil Ejner Friis), писавшие под псевдонимом Ханци Фрайнахт (Hanzi Freinacht), опубликовали книгу «Общество слушания: Метамодернистский путеводитель по политике» (2017).

В данной работе, а также в своих новых книгах «Скандинавская идеология» и «Шесть скрытых закономерностей истории», они описали современное метамодернистское общество, с его более высокой свободой и равенством и более сложным порядком самоорганизации, ведущей ролью искусства, раскрыли тайны «мему метамодерного значения».

Метамодернизм в их интерпретации пересекается с идеями интегральной теории Кена Уилбера, однако в меньшей степени акцентируется на духовности, а рассматривает ее практическое применение в политике, в обществе и в искусстве.
Интегральные аспекты метамодернизма и их проявления в психологии разрабатывает американский психолог Грег Хенри (Gregg Henriques), автор «Единой теории познания».
Канадский философ Стивен М. Фельдман раскрывает процесс интеграции как сущностную черту метамодернизма, лежащую в самой его основе.
Он утверждает, что философов самых направлений объединяет исследование «определенных фундаментальных принципов», предположений о нашем бытии-в-мире», а сами несходства могут возникнуть в рамках общей парадигмы метамодернизма.
Автор постпостмодернистской направления «перформатизм» Рауль Эшельман (род. 1956) проводит сравнение между своей концепцией и метамодернизмом, считая их отношения во многом комплементарными, однако в большей напоминающими лиотаровскую «распрю», в которой то и дело одна сторона затыкается другой, а поиск общего языка ими постоянно откладывается.
1. Если метамодерн в качестве основания своей концепции принимает понятие «колебание», которые, по мнению автора, статичны и ничем не увенчиваются, то перформатизм опирается на «старый добрый гегелевский» синтез.
2. Новому романтизму метамодерна, наследующему эстетику хаоса от постмодернизма, перформатизм противопоставляет, скорее, новый классицизм, который опирается на эстетику порядка.
3. В отличие от метамодерна, который занят в первую очередь «структурой чувства», то есть пространными рассуждениями насчет аффектов, перформатизм сосредотачивается на формальном и функциональном анализе содержания произведений.

В настоящее время термины «метамодернизм» и «метамодерн» все чаще применяются в самых разных областях культуры — в психологии, философии антропологии, образовании, архитектуре, живописи, литературе, неакадемической музыке.
Американские культурологи Грег Дембера и Линда Церелло пытаются зафиксировать изменения в ощущении новой эпохи. 

Появились юмористические скетчи, видио известных блогеров, балет, кантри-альбом «Metamodern Sounds in Country Music» и даже политические течения. Так, в политике Михаэль Вернстедт предлагает развивать альтернативное будущее , в котором только половина населения имеет работу, но каждый получает фиксированный доход. 

 

 

Творческий Абсолют

Сайт о психологии творчества
------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Творческие люди

Творческий Абсолют

Творчество

Креативный менеджмент

 

Тесты и материалы

Развитие остроумия

Творческая экзистенция

Работы авторов

 

Добавить работу

О проекте

Творчество в таблицах

Мифы о творении